SILENT GARDEN I LONDON (studio ZOISite)

My first review is going to be about SILENT GARDEN I LONDON book by studio ZOISite which contains photographs of London’s cemeteries by Reiko Arakawa and words by Mako (deadman).

CY6k6ZZVAAA01jb.jpg-large

The book was released in 2002. It’s monochrome, 96 pages, has a dust jacket with silver letters and a picture of black cross on it.

b_14MgoQk48

On the first page there is a big original sign by Mako written with a silver pen.

CY6lFN9VAAA3cIb.jpg-large

This book is considered to be quite rare. It is no longer available for purchase and can be found only at auctions or shops of used stuff. However, you can rarely find it even there. Its original price was about 1000-2000 yen, but if you are lucky enough to find it at some auction you might be surprised to see how high the final price can be. Few months ago I saw one copy sold on yahoo auction for 15 500 yen after 24 bids, which is quite crazy.

Here are some of the pages from the book.

Credits on the last page.

CY6lKYjUkAEaPAc.jpg-large

Photographs: 荒川れいこ (Arakawa Reiko)
Words: 眞呼 (Mako) (deadman)
Design: 安永恭子 (Yasunaga Kyoko)
Edition and publication: studio ZOISite
Places of shooting: Kensal Green Cemetery, Brompton Cemetery

aie interview (obsidian)

82847747

Book: obsidian (December 2010)
Interview: Reiko Arakawa
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью aie о highfashionparalyze, the god and death stars, the studs, deadman. Интервью сделано через месяц после смерти Дайске, потому о нем он тоже много говорит. Блок про the studs рекоммендую особенно. Как всегда очень честное и прямолинейное интервью.
Purchase this book: [zoisite shop]

highfashionparalyze

– Эта книга по большей части будет касаться музыкантов мрачного направления. Вы сами по себе не такой человек, но, когда нужно, то и мрачным становитесь.
aie: Песни имеете в виду?
– Да.
aie: Ну, как сказать.. Я ведь сейчас в highfashionparalyze играю. Что может быть мрачнее?
– Верно. Как давно вы с Казума-сан создали highfashionparalyze?
aie: Казума-сан не знал, что я в the studs играл. После deadman до меня дошел слух через нашего общего знакомого, что Казума-сан хотел бы поговорить со мной. Ну, мы связались с ним, договорились о встрече, и когда я в Нагоя вернулся, то побеседовали. Он сказал, что услышал от кого-то, будто я тоже хотел бы с ним играть. Вот как-то так мы и сошлись… Ну и я подумал, что из этого может что-то интересное получиться. Вижуал ведь мне не чужд, а Казума-сан в этом деле большой сэмпай. В конце концов, что еще было делать после завершения deadman. К тому времени я уж лет 10 как выступал, наловчился, так что мы решили, что вдвоем вполне справимся. С чем угодно справимся. Ну и как раз the studs тоже на перерыв ушли. Так что всё довольно внезапно получилось.
– Как вы создаете песни? Когда слушаешь лайвы, похоже на импровизацию.
aie: У нас нет песен на конкретные темы. И мы бы хотели играть не только для тех, кто приходит именно ради нас, а и для людей, которые никогда нас не видели или видели всего раз. Только, похоже, они разочарованы после выступлений.
– Не нравится им такой концепт?
aie: Очевидно, не нравится. (смеется) Мы не доводим песни до той идеальной формы, как то было в моих предыдущих группах. Ну, в самом начале я, конечно, спросил [у Казума-сан], что это должны быть за песни, на что получил ответ: “Покрытые ранами и липкие от крови”… И я подумал: “Это чувство мне знакомо” (смеется) Я ведь определенное время уже играл в похожей группе.
– (улыбается)
aie: На Мако-сан ведь, думаю, много влияния Казума-сан сказалось. Мы играли с ним вместе лет 7-8, так что мне было легко приспособиться и к Казума-сан. Я, вроде как, понимаю его… Может так грубо говорить, но я тогда подумал, что они похожи с Мако-сан. Хотя это совсем не так.
– Тем не менее, хоть Казума-сан и повлиял на Мако-сан, сперва вам всё же довелось поработать именно с Мако-сан.
aie: Да. И по ощущениям, дело не столько в звучании или чем-то подобном. В тех же аккордах я будто чувствую другой стиль, да и вокал другой… И меняются мои ощущения от услышанного. Этого не уловить человеку без практического опыта, и это интересно. Иногда [Казума-сан] вдруг говорит: “Вот сейчас хорошо было!”, а я не чувствую, будто что-то изменилось. (смеется) Может и изменилось, а может, я просто больше энергии вложил… Это, наверное, похоже на грув. Потому этого нельзя понять без записи. Думаю, нужно записывать. [Интервью сделано еще до записи первого CD. – Прим. пер.]
– Всё должно быть отшлифовано, прежде чем выпускать?
aie: Нет, у нас есть планы сделать запись, но мы всё же хотим, чтоб это оставалось импровизацией.
– Импровизацией?
aie: Некоторые моменты ведь будут отличаться в процессе.
– Понятно. Запись… Да, это трудно представить.
aie: Без диска трудно двигаться. Да и часто ведь интересуются, что же мы там такое играем. Это сложно.
– Наверное сложно обьяснить.
aie: Если бы я мог всё просто обьяснить, то не занимался бы музыкой. Например, уличные перкуссионисты. Рок ведь понятие растяжимое… Кто-то вот использует макиях для образа. Так что, я думаю, нам нужен диск.
– Вы планируете и дальше вдвоем с Казума-сан придерживаться такого стиля в highfashionparalyze?
aie: Да. А может, увеличим группу, кто знает. Можно было бы добавить перкуссию, саксофон…
– Но не бас?
aie: Бас не нужен. Не то чтоб мы боялись увеличить количество участников или отойти от курса. Просто мы с Казума-сан до сих пор в поиске. И на этом этапе нам пока нужно зафиксироваться. Увеличение количества участников может вызвать трудности.
– Понятно.
aie: Но мы даже подумываем, не податься ли нам в поп.
– В поп?
aie: Ну, в шведском каком-то духе. Что-то вроде ранних The Cardigans. Именно поп в шведском духе. Или Бьорк. Это ведь тоже поп? По мелодии.
– Ну да.
aie: Ну вот что-то вроде этого. Я, собственно, даже deadman отношу к поп. Мелодии, припевы… Поп.
– Возможна и такая интерпретация.
aie: Хотя нам не стать вроде CHAGE&ASKA, как дуэту. Но что-то общее есть… Чтоб понятнее было, вот как будто ты идешь по улочке в духе фильма “Суини Тодд”, и из какого-то магазинчика доносятся звуки. Монотонная фоновая музыка в таком духе, да? Но не такой известный фильм, а что-то менее популярное в Японии. Такие вот ощущения. Потому это совсем противоположно the studs.

the studs

– Сегодня 18 августа, и сейчас зашел разговор о the studs. Не знаю, как лучше подступиться к этой теме. [Вокалист the studs Дайске умер за месяц до этого интервью, 15 июля. – Прим.пер.]
aie: Мы поговаривали о записи нового материала в этом году.
– the studs?
aie: Да. Сначала Дайске не хотел, но я сказал, что мы можем и вдвоем записаться. [На тот момент Юкино и Хибики покинули the studs, и группа обьявила хиатус. – Прим. пер.] Только акустическая гитара и вокал. Это было на стадии планирования, но приглашать саппорт-музыкантов мы не хотели. Когда-то мы уже раздавали сингл…Что-то вроде купи три единицы товара и получи один бесплатно. Там был один трек: просто вокал и гитара. Вот как-то так можно было записать. Это могло бы идти параллельно с сольным проектом Дайске. Ну и ходил ведь слух о возвращении Kagerou. Но даже так мы могли бы сделать загoтовки, собрать музыкантов, управиться месяца за четыре, и потом бы Дайске вернулся к своему сольному проекту, а я бы своими делами занимался. А через год могли бы альбом выпустить. Как cali≠gari… Было бы неплохо.
– Вы это на полном серьезе обсуждали?
aie: Позднее этим только я занимался. Когда он выпивал, то постоянно менял свои решения. “Не хочу! Не буду!” (смеется) Дайске всегда хотел быть частью красивого мира. Знакомые младшего поколения могли этого не понимать. У меня особо не было таких стремлений… Если, допустим, лайвы играть, то для меня всегда было достаточно места вроде LOFT. В этом плане у нас мнения расходились, но можно было просто усердно повыступать месяца четыре. Мы говорили, что можно было бы так каждый год [собираться]. Когда Дайске не стало, мы ведь как раз должны были выступать вместе на следующий день.
– Он должен был петь в [Ikebukuro] Chop как не заявленный официально участник?
aie: Мы как раз репетировали в Шибуя за два дня до этого. Потом пошли выпить, и это стало последним разом [когда я его видел]. В общем… Он был странным парнем, правда. Странные вещи вытворял, и явно не было человека, который не слышал бы от кого-либо недобрых слушков о нем. Он был неподражаем. Ему был присущ дух настоящего токийца [букв. 江戸っ子 (эдокко) – “ребенок Эдо” – Прим.пер.]
– Значит, вы играли вместе не потому, что у вас было много общего? Но даже так, после столь внезапной смерти Дайске, сейчас Вы наверняка ощущаете утрату?
aie: Еще нет. Пока я вот так говорю, Дайске будто остается здесь. Хотя и думаю, что должен дать ему уйти. Может, впрочем, он этого и не чувствует. Недавно на церемонии возложения цветов, человек, который видит подобные вещи, говорил, что видел его на одном из мест для гостей второго яруса. То есть, такое улавливается? У меня совсем нет такой чувствительности к сверхъестественному, но что-то я тоже чувствую.
– Понимаю.
aie: У меня есть боязнь темноты, наверное. В темноте будто видишь то, чего нет, и это страшно. В отелях, например. И даже дома, но дома хотя бы есть Мочио (собачка айе). Когда есть хоть одно животное, то уже проще. (смеется) Когда я сплю, а Мочио начинает лаять, то это жуууть как страшно. Я же сплю в маске для сна, да еще и с включенным светом и телевизором.
– Неэкономный человек.
aie: Страшно же. Потому да, неэкономный. Зато я вкладываю в эко-крышечки для пластиковых бутылок.
– …
aie: Я сейчас на матрасе сплю, и чувствую, когда кто-то на машине проезжает. Подобные ведь чувства? И последнее время, когда бывают подобные мистические ощущения, я думаю: “Это Дайске?” И расстраиваюсь, если нет. Но будь это даже Дайске, то что это – призрак? Стремные чувства. (смеется)
– Во снах не появляется?
aie: Нет. Но в то утро, когда умер Дайске, о чем мы тогда еще не знали, он якобы явился домой к драммеру rowthe, который сейчас и в the god and death stars играет. Джун-кун, говорит, дремал тогда. В тот день должна была быть репетиция с Дайске, и он, говорит, решил как раз чуток вздремнуть. Потом вдруг просыпается – а в дверях Дайске стоит! Джун-кун такой: “А? Дайске-сан? Я сейчас приберусь!” И давай прибираться, а потом такой: “Что? Это сон? Как странно, он ведь не мог здесь быть”. А потом я ему позвонил, рассказал о Дайске, так он в шоке был.
– Удивился?
aie: Еще бы. И в последнее время много таких мистических историй о Дайске. Впрочем, пусть мы и говорим о нем, будь то даже что-то плохое, он-то уже наверняка в лучшем мире?
– Говоря о the studs, то в группе теперь только Вы остались.
aie: Ага, Mr.the studs.
– Наверняка много поклонников осталось еще от deadman, но были ведь и поклонники именно the studs?
aie: Говоря о поклонниках Дайске, то это молодежь. Когда мы проводили инсторы и всё такое, от поклонников deadman они отличались кардинально.
– Вот как.
aie: В плане deadman, отношение поклонников к Мако-сан совсем другое… будто к святыне [букв. 御開帳 (Gokaichou) – публичные показы реликвий из буддийских храмов, которые обычно для всеобщего созерцания не предназначены. Проводятся в определенное время, чтоб простые смертные могли на них помолиться или просто посмотреть. – Прим.пер.], не находите? По отношению к Мако-сан. (смеется) А мы трое играем на инструментах при этом храме. Оберегать Мако-сан… Думаю, такого рода виденье это было. Что касается Дайске – артист-айдол… Я был поражен количеством малолеток. Вначале слушатели были другие, но те, что полюбили the studs года через два, часто даже не знали о такой группе как deadman. Потом уже узнали.
– У the studs был статус “перерыв”. После смерти Дайске, что думаете о сложившейся ситуации теперь?
aie: Возможно, настанет час. Сойдутся время и люди, произойдет чудо, и, соединив слова, которые оставил Дайске… кто-то их споет? Если всё сложится, то почему бы и нет. Хотя я не знаю, что будет с сольным проектом Дайске, но что-то там происходит. Вот 25го сентября будет лайв?
– Ваш birthday event?
aie: Вот кстати интересовались, почему там не было имя Дайске указано [в числе приглашенных музыкантов. – Прим.пер.]. Но это ведь естественно? Он и сам не хотел. Он был на лайве Казуя [басист deadman] в Rokumeikan. Тайное выступление the studs. И это был провал [20 июня 2008 года.  – Прим. пер.].
– Почему?
aie: Ну, там ведь собрались только фаны deadman и Рё-сан.
– А, была ощутимая “нагойская” атмосфера.
aie: Ну и поклонники нагойщины чуток пообломали Дайске. Я особо не смотрел на зал, но, со слов Дайске, часть слушателей смотрели только на Юки, а часть только на меня. Вот такая атмосфера почему-то была.
– Аа… Вот оно как.
aie: “Больше ни за что!” – сказал мне потом. “Ой да ладно тебе, давай!” – говорил я ему и в этот раз, но у Дайске ведь в сентябре, кажется, мини-альбом намечался? В общем, что-то он должен был выпустить, и назначил себе ванман в Нагоя на 25 сентября. Ну и это как-то не очень было. Организаторы позвонили и спросили, не перенести ли лайв. Потому что когда у вокалиста и гитариста из одной группы свои концерты в один и тот же день, это как-то нехорошо. Но, если бы всё это было в Токио – то да, но у нас ведь Нагоя и Токио – так что без разницы особо.

the god and death stars

– Как сейчас идут дела у the god and death stars? Вы говорили, что уже освоились.
aie: Да. Хотя когда всё так складно идет, то это тоже не очень здорово. Будто на конвеере штампуем… Такое чувство. В этом месяце подумываем засесть в студии и переделать все песни.
– Какие идеи вы хотите передавать в the god and death stars?
aie: Да нет таких.
– Вот как?
aie: Особо не задумываюсь о лирике. Когда умер Дайске, на следующий день у меня был лайв. Я думал, что должен спеть, но какую песню ни брал – в каждой тема была “смерть”… Иногда я читаю, и если это подходящая книга, то, бывает, 5-6 текстов могу как на духу написать.
– Будто вдохновляетесь?
aie: Будто продолжение истории пишу. Придумываю смерть, день смерти. Что будет в тот момент? Люди ведь чувствуют приближение смерти. И рокзвезды. Им-то смерть особенно близка. Думают о смерти… Но что тогда делать? Об этом.
– Ну, это то, чего не избежать.
aie: Но есть ведь люди, которым говорят о том, что они умрут? В больнице. Если я буду умирать, то хочу знать, сколько мне осталось. Чтоб мне сказали: “Тебе год остался”.
– В больнице так говорят?
aie: Да, в больнице. Для меня это нормально. Но думаю над тем, каким ударом это может стать для других людей.
– Значит, об этом ваши песни? Песни the god and death stars?
aie: Нет-нет. (смеется) Не настолько. Просто о смерти. Когда ничего не делаешь, и умираешь. Не настолько серьезно и глубоко.
– Есть планы записать диск?
aie: Сейчас как раз копим на это деньги, продавая всякое. Поэтому у нас последнее время так много товаров появилось. (смеется) Может в течении года получится.
– Сколько песен будет?
aie: 7-8 песен… мини-альбом.
– Можно же добавить еще 3 песни, и получится полноценный альбом.
aie: Ну… не знаю. Если получится. Да и тексты… Это, впрочем, не так уж важно.
– Тексты?
aie: Ну да. Я вот западную музыку люблю. Слушаю, не понимая особо смысла, но всё равно здорово. Нет такого, чтоб я плакал из-за лирики. Хотя иногда и прослезиться могу.
– Понимаю.
aie: Когда я слушаю песню, и она накладывается на определенный период… Хотя было бы из-за чего. А у highfashionparalyze вот нет лирики.
– Разве она не на английском?
aie: Нет. То, о чем думается в определенный момент. Звук и вокал в момент исполенения.
– Очень оригинально.
aie: Казума-сан сказал, что если будут слова, то уже не то получится. Ему не хочется петь какую-то определенную лирику, а не то, что он чувствует в момент исполнения. Потому что такая лирика – не его настроение в тот день.
– Это здорово.
aie: Так что лирика бы всё испортила.
– Наблюдать за этим – захватывающе.
aie: Мне кажется, взгляды Казума-сан не меняются с очень давних времен.
– Ну, с возрастом люди ведь становятся лишь более сформировавшимися.
aie: Это так.
– Но любимые вещи ведь меняются. И это не плохо.
aie: Да. Это здорово! Он, кстати, даже раньше Мэрилина Мэнсона петь начал. Окажись он в другом месте… Но Казума-сан никогда не стремился к лучшей жизни.
– Говоря о переменах, мне вот раньше фильмы ужасов нравились, но сейчас уже пресытилась подобным. Что-то вроде этого?
aie: Да. Мне раньше “Пила” нравился. В качестве развлечения. А сейчас уже тоже надоел.
– Сколько частей смотрели?
aie: Все.
– Все части?
aie: Я в кинотеатр хожу, но уже на четвертом фильме мне надоело. Хотя когда пятый вышел, то снова любопытно стало.
– Этот человек ведь умер?
aie: Пила? Да. Оно ж потом по поколениям пошло. Появилась дочь той Аманды, что в первых двух частях была. Нужно еще раз посмотреть, иначе не вспомнить. Там потом в 5 и 6 фильмах на первый план выходят герои, что раньше мелькали.Трудно их вспомнить! И опять сцены из первой части использовались. Ванная комната из первого фильма. Совсем не заморачиваются!
– (смеется)
aie: И эти вопли… Бесит.
– “Бесит” (смеется)
aie: Ну да, бесит такое.
– И тем не менее на все фильмы Вы ходили в кинотеатр. А вот есть что-то, что раньше не нравилось, а сейчас любите?
aie: Что раньше не нравилось… а сейчас люблю… Что-то вроде KISS? Просто слушал, но особо не впечатляло. Led Zeppelin, QUEEN… QUEEN! Сейчас я QUEEN очень люблю.
– А что именно у QUEEN нравится?
aie: По телевизору показывали “Bohemian Rhapsody”, и я подумал, что это очень круто. Их же к трем великим рок-группам относят?
– KISS, QUEEN и AEROSMITH? Других таких еще не родилось.
aie: В средней школе я слушал что-то помощнее. Тогда все любили что-то вроде METALLICA, SLAYER. Хотелось чего-то быстрого и мощного, и именно такое я считал роком. Думал, что должен это слушать, потому что это рок, а остальное попсой считал. И Zeppelin тоже. Не разбирался совсем, просто хотел чего-то помощнее. На Х подсел. Лет 5-6 так было… А когда за 20 перевалило, то наоборот даже квинов любить стал.
– “Bohemian Rhapsody” это песня с альбома “A Night at the Opera”. У Вас есть любимый альбом?
aie: По альбомам я не ориентируюсь. Во времена средней или младшей школы моя мать ездила в Англию, и привезла мне оттуда в качестве сувенира бокс с двумя дисками. BEST. Что-то вроде Greatest Hits. Вот их я дома и слушал, но как-то не цепляло. Тогда я не понимал, что хоровое пение это круто.
– Да, в те времена нереально круто играли.
aie: Все были очень крутыми. Старались изо всех сил. А сейчас хоть и играют на инструментах в свободное время, но и всяких Pro Tools полно. С ними можно запросто записывать годную музыку и давать всем послушать. Но когда до лайвов доходит, то играют как говно унылое.
– Вот зашла речь о QUEEN, и хотелось бы заодно спросить, а что же Вам нравилось в KISS?
aie: Риффы. В то время я уже много занимался гитарой, хотел играть, но звук был слишком уж в духе Marshall, и выходило не то. Так что мне больше нравились Blue Hearts! А сейчас когда слушаю [KISS], думаю “Как круто!” Что-то вроде “Duece” [нравится]. Как-то во времена deadman, шли мы после репетиции по Шимокита, и увидели по телевизору в витрине магазина электроники KISS – FIREHOUSE. Мы с Киссан [Toki, драммер deadman] тогда еще смеялись: “KISS? В обычном магазине электроники?!” Но это было круто. Это сподвигло меня, вернувшись домой, послушать их получше. И мне очень понравилось! Я даже подумал, что непременно должен научиться их играть.
– А что думаете о Поле Стэнли и Эйсе Фрейли как гитаристах?
aie: Думаю, что они скорее артисты, чем рок-звезды.
– На самом деле, я и не думала, что услышу от Вас о KISS.
aie: Я даже покупал их.
– Мне у них особенно нравился “Destroyer”.
aie: В моё время всем вокруг нравились AEROSMITH, а вот я их не очень любил.
– У них мне нравился “ROCKS”.
aie: И вид у них не очень.
– Голос тоже специфический.
aie: Да, специфический. Но мне не очень нравится. И тогда же еще Nirvana появились.
– А, вот куда всё идет.
aie: Мне ведь и Sex Pistols нравились. Так что я слушал группы, которые много вдохновлялись ими. Но в то же время сам подобную музыку особо не играл.
– Я еще раньше слышала от Вас о такой группе как The Mars Volta. Это прогрессив?
aie: Прогрессив.
– Так вот, что Вы думаете о прогрессивном роке?
aie: Я немного слушал King Crimson. Они мне очень нравились, а вот Dream Theater – нет. Продуманные слишком. У The Mars Volta нет такого. У них просто вроде как талант. (улыбается) У них получается, вот и играют. Хотя The Mars Volta тоже надоедают. Есть еще такая группа – At the Drive-In, вот они мне намного больше нравятся.
– А что Вы последнее время слушаете?
aie: Из того, что покупаю и слушаю, то недавно вот покупал CD The Cardigans. Нового особо не слушаю.
– Почему решили купить The Cardigans?
aie: Они одно время хорошо продавались, да? У “Life” обложка красивая. Такое у меня было впечатление, а позже еще и Казума-сан хвалил. Он включал альбом “Gran Tourismo” в баре, и мне жуть как понравилось.
– Мне они кажутся всего лишь легкой поп-группой.
aie: На этом альбоме 10 песен, и во всех из них, от первой до последней, в лирике присутствует тема смерти. А если взглянуть на название самой первой песни, то это “Paralyzed”. О! В этом явно что-то есть. Казума-сан посоветовал мне послушать, и я купил. Я пошел в RECOfan и купил его там всего за 100 йен. Сейчас они не очень продаются, хотя в тот период были хороши. Думаю, что мог бы даже стащить у них чуток идей. (смеется)
– (смеется)
aie: У меня всё на iTunes, но когда замечаю, что не слушаю, то скидываю на диск и удаляю. Остались только BARBEE BOYS. BARBEE BOYS я и сейчас часто слушаю. И еще Сиина Ринго. Tokyo Jihen. Вот они невероятно крутые. Потому подумываю прекратить.
– Что-что?
aie: Tokyo Jihen. Когда их слушаю, то начинаю думать, что мне самому лучше не играть. Зато BARBEE BOYS сейчас нет, так что могу за них играть. Nirvana и CHAGE&ASKA тоже нет уже. Я среди тех людей, кто хотел бы играть что-то подобное. Есть люди, которые говорят: “Да это же 90-е!” Но именно потому, что нет людей, которые играют как в 90-е, я бы хотел играть сейчас. Кто, если не я! Хочется показать людям, которые не видели такого вживую, продолжать дело, внести свою лепту. Рассказывать о том, что мне самому нравилось. Иначе все хиты не будут отличаться от тех, что сейчас в Billboard.
– Аа, конечно.
aie: Сегодня шел по Шибуя, и услышал какую-то песню. Она была на японском, но очень отдавала чем-то американским. Почему так? В детстве в Топ-10 моей музыки входили Southern All Stars, Yuming, CHAGE&ASKA и всё в таком роде. Всё это часть японской культуры. А сейчас еще и хип-хоп…
– Популярным становится, да?
aie: Мелодии хип-хопа… Есть, конечно, группы, что мне нравятся, но есть и большая разница между хип-хопом со смыслом и хип-хопом без него. Люди, которые не могут попасть в чарты, просто косят под предшественников, да? Мне кажется, это ужасно. Да и в вижуале такое есть. Думают, будто это им как-то поможет. А нужно просто стараться доносить свою мысль.
– Это очень откровенный разговор. Какие Ваши планы на ближайшее будущее?
aie: Я многим обязан the studs. В общем, я могу чем угодно заниматься. Играть вместе с Буччи-сан [Сасабучи Хироши] или с Казума-сан. Попробовать что-нибудь такое, чем не любят заниматься обычные музыканты. Честно говоря, я не хотел бы петь сам, хотя у меня и стало немного лучше получаться. (смеется) Но не хотел бы. Я просто хочу играть на гитаре. А если буду петь, то не смогу играть.
– То есть, у Вас нет желания быть фронтменом?
aie: Да, я думаю, что группа из трех участников – это здорово, и мне просто хотелось бы собрать хорошую группу и играть время от времени. Но я не собираюсь зарабатывать этим на жизнь…
– А чем тогда на жизнь зарабатывать?
aie: …потому было бы хорошо, если бы нашелся подходящий вокалист. А заниматься группой…
– Продажа товаров?
aie: Этим все группы параллельно занимаются. Ну, еще годик подумаю.
– А если за год не сложится ничего, то вернетесь [в Нагоя]?
aie: Нет-нет, хотя о таком я тоже подумываю. Я мог бы и в Нагоя своей деятельностью заниматься, а в Токио приезжать. Ну и там ведь мой дом. Мама говорит: “Не завести ли магазинчик?” Ну, думаю, будь подходящее место, то почему бы и не заняться магазином. [“店” в японском может подразумевать как магазин, так и ресторан, бар и всё в таком роде. – Прим.пер.]. Мы не так давно виделись с ней и обсуждали, что я мог бы вернуться через год, если тут не сложится. Сейчас ведь есть интернет, так что я мог бы обсуждать песни с людьми из Токио и по и-мейл.
– Это так. Многое можно и на растоянии делать.
aie: Ну и до 40-а лет у меня еще лет 8 есть. Может, если 8 лет хорошо постараюсь, то и до Будокана пробьюсь? Ямамото-сан всегда говорил, что нам нужно в Будокан. [Насколько я поняла, речь о Ямамото-сан, который еще deadman помогал. Если не ошибаюсь, он звукооператор, помогал deadman во время студийных записей и вообще очень поддерживал группу. deadman говорили, что он всегда их понимал и идеально угадывал нужное звучание. – Прим.пер.] Хотел, чтоб мы в Будокане выступили, прежде чем завязать с деятельностью. Но для этого нужен смазливенький вокалист. (смеется)
– (смеется)
aie: Я понимаю, что для этого нужно иметь и вес на рынке, так что не знаю. 9mm Parabellum Bullet сейчас хорошо продаются. У них сейчас тот период. [У этой группы был концерт в Ниппон Будокан в 2009. Очевидно, aie имеет в виду это. – Прим. пер.] Я хочу делать то, что мне нравится, получать от этого удовольствие и доставлять его слушателям, которые мои песни любят. А делать музыку лишь для того, чтоб она продавалась, я не хочу. Это всё временно, и хорошие продажи в том числе.
– Что ж, значит, Ваша цель – Будокан?
aie: До 40-а лет. А учитывая, что я последнее время вру про свой возраст, то пока не умру. (смеется) Недавно сказал, что мне 18. (смеется)

BUY THIS BOOK: [zoisite shop]