Kazuya x yukino (david & lynch) [interview]

107001438
Pamphlet: deadmanlynch. – david & lynch
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью Казуи и Юкино в период совместного тура deadman и lynch. Рассказывают о своем первом знакомстве во времена kein и babysitter, положительных и отрицательных качествах друг друга.

– Только что мы закончили беседу с айе и Рео, с которыми решили не говорить про тур, и теперь, наконец, приступаем к беседе с басистами. Здесь мы тоже, наверное, опустим тему самого тура. Расскажите, как долго вы знакомы?
yukino: Лет 5-6?
Kazuya: С первой встречи лет 5-6.
– Когда вы впервые встретились?
yukino: У kein был совместный лайв с babysitter в Ниигате. Вот с тех пор. После лайва мы с Мако сидели и разговаривали, а он подошел к нам такой с выпивкой: “Привет-привет”! Помню, как тогда подумал, что у него очень смуглое лицо.
Kazuya: (смеется) Мы здорово поговорили тогда.
yukino: В то время я был очень стеснительным, да и Мако не особо разговорчив с незнакомцами. Так что ты нас наоборот выручил.
Kazuya: Да я так и подумал. “О, те двое кажутся такими одинокими, нужно к ним подойти!” Доброта!
yukino: Ты просто не хотел идти за столик Нигу и Хибики.
Kazuya: (смеется)
yukino: Они были очень шумными. (смеется) Нигу хоть и не пьет, но его все равно много. Видимо, это его улун так стимулирует.
Kazuya: О да. Вдвоем они бесподобны. Я этого не понимаю, но характерами они сошлись…
yukino: И правда, очень. К концу первой афтепати Нигу уже звал Хибики “эй ты”.
– Похоже, они очень подружились.
Kazuya: Еще как! Никто этого не ожидал.
yukino: Но я могу это понять, у них…
Kazuya: Есть что-то общее, да?
yukino: Да.
Kazuya: Что же это?.. Кстати, на момент, когда решилось, что у нас будет совместный лайв в Ниигате, мы все тайно любили kein.
– А не Laputa?
Kazuya: Ах, Вы про те шуточки! Мне тоже говорили. [Скорее всего, речь о том, что babysitter часто сравнивали с Laputa, аля первые копируют вторых. – прим.пер.] В общем… Мы очень ждали, когда kein приедут из Нагоя, чтоб провести с нами совместный лайв, и решили, что обязательно должны с ними подружиться. Поэтому когда лайв закончился, мы сразу налетели на них: “А не пойти ли нам выпить?” Лично я был очень возбужден. Так и завязалось.
– Как правило, такие афтепати всегда проходят дружно, но когда люди живут далеко друг от друга, есть вероятность, что на том все и закончится. Вы продолжили общаться и впоследствии?
yukino: Это тогда мы телефонами обменялись?
Kazuya: Вроде да. Но вообще, на той афтепати я тоже весьма стеснялся такого количества знакомых людей.
yukino: Знакомых? Незнакомых ты хотел сказать?
Kazuya: Ну да, незнакомых.
yukino: Болван. (смеется) [В оригинале Казуя перепутал слово “hito-mishiri” (“стеснительный”) с “kao-mishiri” (“знакомый”) – прим.пер.]
Kazuya: Чего? (смеется) В общем, я очень стеснялся, как мне кажется. Но, когда я увидел Юки в качестве басиста, мне очень понравилось, как он играет, так что я его много расспрашивал про бас. И на той афтепати мы говорили в основном про бас… кажется… да?
yukino: Я не помню, о чем мы говорили.
Kazuya: (смеется) Не помнит он! Да, говорили про бас, но иногда и странные темы проскакивали… Потому что это была наша первая встреча и я очень нервничал…  А потом мы обменялись телефонами.
yukino: А, да-да, тогда это и произошло.
Kazuya: И мы стали много звонить друг другу по любому поводу, даже обсуждали, не создать ли нам как-нибудь общую группу… Да?
yukino: Да. Общались довольно часто… Есть люди, с которыми я обменялся телефонами, и потом почти не созванивался, но вот с Казуей я общаюсь. А есть люди, которым я вообще ни разу и не звонил.
– То есть, был интерес?
yukino: Я не общаюсь с людьми, с которыми сложно поддерживать разговор. Люди, с которыми я обменялся телефонами, но потом ни разу не звонил, это те, с которыми разговор не вяжется… С которыми беседа будто прерывается… Но с Казуей болтать очень легко, так что с ним мы общались много.
– Во время этого тура вас часто можно заметить с бас-гитарами, беседующими во время репетиций. Вы будто построили свой мирок.
Kazuya: Вот как?
– На фоне драммеров, которые общаются более стесненно, вы выделяетесь.
Kazuya: Выглядим естественно?
– Да.
yukino: Хоть мы и встретились впервые за долгое время, нет чувства будто мы давно не виделись.
Kazuya: Это так.
yukino: Мы можем общаться так, будто часто видимся и без того. Так что во время этого тура мы чувствуем себя легко. Это очень здорово, можно вести себя непринужденно. И можно обмениваться оборудованием.
– Если так подумать, это удобно.
Kazuya: Удобно, да. Довольно часто пользуемся…Что-то разговор перешел в немного серьезную степь о музыке, но оборудование мы тоже одинаковое используем.
yukino: Почти во всем сходимся. У нас и производитель один, и серия. Иногда лень что-то доставать, так что, бывает, просто одалживаем.
Kazuya: Бывает. Мне тоже кажется, что мы на одной волне, это даже странно. И говорить можем о чем угодно.
yukino: Вот мы сейчас беседуем, но нам вообще без разницы… В плане содержания. Так что о чем бы еще поговорить?
– Оборудование у вас одинаковое, но взгляды на игру, думаю, разные. В чем, как вам кажется, вы отличаетесь?
Kazuya: Лично мне кажется, что я довольно грубоват. В игре.
yukino: А я думаю наоборот.
Kazuya: Правда? Чисто играю?
yukino: Я думаю, что Казуя более старательный.
Kazuya: Серьезно? Ого… Правда?
aie: Не старательный он! (находился поблизости вместе с Рео)
Kazuya: Не старательный?
Reo: У тебя сейчас такое лицо счастливое было. “Я старательный?”
Kazuya: (смеется) Потому что мне никто никогда не говорит, что я старательный.
yukino: Я более безответственный.
Kazuya: Но разве мы первым делом не на стиль игры смотрим?
yukino: А.
Kazuya: Поэтому, если посмотреть так, я думаю, ты играешь очень непринужденно. У меня так не получается…
yukino: Понимаю. Кое-как понимаю.
Kazuya: Потому я и назвал свою игру грубоватой.
yukino: Даже не знаю. Не могу сказать, что именно в ней грубого.
Kazuya: Ну ты понял. В итоге, с нами обоими что-то не так.
yukino: Если на то пошло, то я не то чтоб любил бас. Ну, я его люблю, просто… Как сказать? Сложно подобрать слова, но, наверное, я выбрал его потому, что ничего другого не умею. Пока только это на ум приходит.
Kazuya: Аа…
– Но разве в прошлом Вы не играли на гитаре?
yukino: Играл, но когда я думаю об этом сейчас, мне кажется, что мне было все равно какой инструмент выбрать.
Kazuya: Я видел фото, где Юки на гитаре играет.
yukino: В журнале?
Kazuya: Ооочень давно.
yukino: Тогда у меня еще были длинные волосы.
Kazuya: Да-да-да. Но сейчас для меня это будто незнакомый участник какой-то группы. (смеется)
yukino: Аа… (смеется) Ну да.
Kazuya: Помню как смотрел и думал: “Ух, какой классный!”
yukino: Сейчас уже не на что смотреть.
Kazuya: (смеется)
– А Казуя ведь тоже…
Kazuya: Каким же я был…
– Вы ведь больше макияжа использовали? Я бывал(а) и на лайвах, но… Простите! У вокалиста была слишком сильная харизма (смеется), впечатлений о Вас у меня не сохранилось.
Kazuya: (смеется)
yukino: Сильная, да. В обычной жизни тоже не уступает.
Kazuya: Куда бы я не подался, везде сильные вокалисты, так что мне часто говорили, что кроме них ничего не помнят.
– В babysitter и правда трудно запомнить что-то кроме Нигу.
yukino: babysitter – они такие.
Kazuya: (смеется) Ну, это ведь хорошо? Когда вокалист сильный, то и результат соответствующий.
yukino: Хочу вернуться к предыдущей теме. Вот Казуя сказал, что я играю непринужденно, а он нет, но мне кажется, он просто такой тип музыкантов, которые очень точно подстраиваются. Я в этом плане более самовольно себя веду. И я сомневаюсь, хорошо ли это. Поэтому, с такой точки зрения, это я грубоват, а Казуя вписывается более чисто. Но, если так подумать, сейчас мы вертимся в одном туре и у меня есть возможность рассмотреть его получше. С тех пор как я послушал новый альбом deadman, я думаю о том, что если бы выбирал басиста для группы, то предпочел бы не себя, а Казую.
Kazuya: О… ого.
yukino: Так я думаю. Я больше на гитариста похож.
Kazuya: Аа…
yukino: Я не думаю о себе, как о басисте.
Kazuya: В принципе, этот нюанс я понимаю.
yukino: И сэмпаи среди музыкантов, и люди в окружении, говорят мне, что я не похож на басиста. В плане игры. Так что мне кажется, я такой тип музыканта, который сбивает группу с пути. Если нас сравнивать, Казуя более надежный. И с Токи он хорошо сработался.
Kazuya: Ты так думаешь?
yukino: Когда я послушал, мне понравилось.
Kazuya: Это очень приятно. Жаль только, что у меня особо нет какого-то самоопределения.
yukino: Ты лучше меня, серьезно.
Kazuya: Нет-нет-нет!
yukino: Но я умнее.
Kazuya: (смеется)
yukino: Ну правда.
Kazuya: Сейчас как бы не об этом речь, нет?
yukino: Я поражаюсь твоей тупости.
Kazuya: (смеется)
yukino: Я в шоке был. Во время тура. “Что с ним не так вообще?”
– Кандзи писать не умеет. (смеется)
Kazuya: Ты это понял после того, как мы столько времени вместе провели?
yukino: Мне было бы все равно, если бы ты плохо играл на басу, но ты хотя бы кандзи пиши! На тесте по иероглифам у меня было первое место, а у него последнее.
– (В Нагано) Рео проводил тест по иероглифам, 1е место занял Юкино, 2 и 3 – lynch., с 4 по 7 – deadman. Для меня это было ударом. (смеется)
yukino: Во время теста Казуя тащил их вниз.
Kazuya: (смеется) Это так. Я всегда плетусь позади.
yukino: Подался в музыку, потому что здесь иероглифы не нужны. Подучи хоть немного.
kazuya: Почему я люблю эту сферу? Потому что здесь не нужны общие знания!
yukino: Хоть и не нужны, а кандзи пиши! Хоть немного.
Reo: Хотя бы просто по-человечески.
aie: “По-человечески” он тоже вряд ли напишет.
Kazuya: Наверное.
Reo: “Наверное”! (смеется)
– Повелитель иероглифов и неудачник…
Kazuya: Здесь мы прям на контрасте. Вершина и дно.
Reo: И чему ты радуешься? (смеется)
Kazuya: (смеется) Ох, что-то у меня голова разболелась.
aie+Reo: (смеются)
Reo: Мозг жмет?
(все смеются)
yukino: Да ничего там нет.
Kazuya: Ну, я просто не люблю думать головой. Я все выражаю через чувства.
yukino: Но разве ты не думаешь над басовыми фразами?
Kazuya: М? Хм…
yukino: Твоя голова работает только в эту сторону?
Kazuya: Наверное. Над басом я подумываю.
yukino: “Задумываюсь”, нет? [Казуя сказал “kangaeru”, но грамматически правильнее было бы “kangaeteiru” и Юкино его подстебнул поправил. – прим.пер.]
Kazuya: Когда я думаю над одной гитарной фразой… Если ничего не выходит, то это из-за моей незрелости, наверное. Бывает, что я могу потратить целый день, думая над одной только фразой.
yukino: Хм… У меня такого нет. Потому что над ними я наоборот не думаю. Похоже, мы по-разному используем голову?
Kazuya: (смеется) Ну ладно.
aie: Кошмар! Выставили Казую каким-то дураком! (смеется)
Yukino: Фразы приходят в голову, когда ты просто играешь, разве нет? “О, вот здесь такая подойдет”. Наверное, у меня это просто дело техники.
Kazuya: Они-то приходят… Просто когда думаешь дальше, начинает казаться, что другая подошла бы больше.
yukino: Такое тоже бывает.
Kazuya: Поэтому о музыке я очень усердно думаю. За это не переживайте.
– Хорошо. Ну, главное, чтоб Вы могли сетлист прочесть.
Kazuya: Думаю, по окончанию тура davidlynch. они все прочувствуют мою философию.
аie: Тур, в общем-то, заканчивается завтра.
Kazuya: Вот как, завтра?… Разговор что-то совсем от темы отошел, это ничего? Такое что-то.
– Ничего (смеется) Ну, напоследок, расскажите про свои общие ожидания на будущее.
yukino: Ожидания… Что будет, то будет.
– Может, Вы хотите, чтоб Казуя стал умнее?
yukino: Непременно.
Reo: Я тоже об этом подумал.
yukino: Недавно разговор о географии зашел, так он вообще не знает, где что находится. Я тоже не так уж много знаю, но он с такой уверенностью заявлял: “А, это там-то!” (смеется) У меня даже возникло желание купить ему учебник.
– Не понимает, в какой части Японии сейчас находится?
yukino: Недавно спрашивал: “А Кавасаки это где?” Сказали, что в префектуре Накагава, а он: “А, Канадзава”. Ну, к музыке это отношения не имеет.
Kazuya: Буду рад, если однажды найдется человек, который примет меня таким, какой я есть.
yukino: Для того, чтоб это произошло, тебе и говорят подучиться! Но оставим эту тему. У тебя самого-то есть какие-то ожидания?
Kazuya: Есть. Конечно, я хотел бы продолжать деятельность в deadman, играть музыку, и как-нибудь снова выступить вместе на одной сцене. В общем, совместный лайв хочу.
аie: Завтра? Завтра будет!!!
(все смеются)
Kazuya: Нет, нет, ну я ж не об этом.
Reo: Как перестать ржать.
Kazuya: Я бы хотел, чтоб мы и после этого всегда были вместе…
– Так может продолжить в составе davidlynch.?
Kazuya: Неплохая идея. Чтоб еще такого сказать, чтоб это и нашей последующей деятельности касалось. Может мне лучше перефразировать и сказать все нормально?
yukino: Как будто ты найдешь слова получше. (смеется) Или найдешь? В  твоем-то словарном запасе.
Kazuya: Ну хорош уже! В конце ведь нужно закончить красиво. А, только это не совсем ожидания были, а желания.
yukino: Ожидания… Ну, будем считать, что это ожидания человека, стоящего на сцене.
Kazuya: Так сойдет?
yukino: Ну, итоги подвели. Ожидания… У меня тоже желания.
Kazuya: Желания ведь можно? Можно желания?
– Можно. Вроде тех, чего вы хотели бы достичь?
yukino: Чего я хотел бы достичь… Скорее, достигну ли я чего-то, если буду делать так-то.
Kazuya: Аа.
yukino: Это не касается интервью, но мне хотелось бы спросить. Если я буду прикладывать больше усилий в таком ключе, хорошо ли это будет?
Kazuya: Играя на басу? Все может быть…
yukino: Когда я увидел deadman после прихода Казуи, я подумал, что это то что нужно. Хотя я не имел ничего против Такамасы. Токи, вроде бы, тоже легко все дается, и я вижу, что он может положиться на Казую, когда играет на ударных. Вчера в Канадзава я наблюдал за его игрой в конце зрительского зала и подумал, что выглядит он убедительно. Если я могу судить о нем, как о басисте, то сейчас у него есть все, что нужно. Особо нет чего-то, что ему можно было бы изменить. Но чисто как человеку, стоящему на сцене, я посоветовал бы ему расслабиться.
Kazuya: Аа, я понял.
yukino: Ты очень серьезно играешь.
Kazuya: Аа.
yukino: Иногда ты вроде бы и двигаешься, но я думаю: «Почему он так зажат?» Тебе можно было бы делать больше внезапных движений. Думаю, ты мог бы вести себя немного развязнее.
Kazuya: Я понял.
yukino: Мне нравится, когда я смотрю и происходит что-то внезапное. И со своей стороны я считаю, что у меня много таких моментов. Правда, это мешает мне играть.
Kazuya: (смеется)
yukino: Когда я так заведен, мне тяжело играть. Это все осложняет.
Kazuya: Наверное, в этом мы противоположны… Я, конечно, играю серьезно, так что как музыканту мне хотелось бы предложить тебе попробовать играть более ответственно. Это на тему того, что я хотел бы сказать тебе как музыканту. Но чисто по-человечески мне до тебя далеко. Мне очень нравится, как ты ведешь себя на сцене, и я хотел бы у тебя поучиться. Это то, в чем мы отличаемся.
yukino: Наверное, мне стоило бы играть серьезнее.
Kazuya: Если бы мы могли заполнить недостатки друг друга, было бы идеально.
yukino: Фьюжн нам помог бы.
Kazuya: А?
yukino: Как в Dragon Ball.
Kazuya: Да, я мог бы играть, а ты отвечать за перформанс. Было бы круто стать единым целым. (смеется)

Читайте также:
Mako x Hazuki (david & lynch) [interview]

Amano Yuki will depart from HOLLOWGRAM and support lynch. during their spring-summer tours

15 апреля HOLLOWGRAM объявили о том, что Юки покидает группу. Работу над новым альбомом участники продолжат вчетвером.

On 15th April HOLLOWGRAM announced on their twitter that Yuki is leaving the band. They will continue work on their new album as 4-member.

Screen Shot 2017-04-17 at 16.14.19

Юки присоединится к весенне-летнему туру lynch. (вместе с тремя другими басистами) в качестве саппорт-участника.

Yuki will support lynch. during their summer tour (together with 3 other bassists) and SHADOWS ONLY lives in spring.

C9mzdfBVoAEz15b

B0jlleb3ODs

kein interview (FOOL’S MATE 1999/11)

99'7kein2 copy

Magazine: FOOL’S MATE № 217 (November 1999)
Interview: 
Kazumi Kanoh
Translation: 
Hotaru Filth
Comment:
 Kein комментируют свой первый ванман-лайв, а также уход из группы басиста Ruka.

– Вернемся немного назад, так как хотелось бы для начала спросить о ваших впечатлениях от первого ванмана в июле.
Mako: Мы были рады, что так много людей пришло.
Reo: Билеты были сразу распроданы, и мы поняли, что наши слушатели очень ждут этого выступления, потому старались отыграть хороший лайв… Хотя из-за физического состояния есть чувство, что нам не все удалось. Если честно говорить, то о некоторых моментах мы сожалеем.
Yukino: Думаю, лучшим моментом было то, что билеты ушли в солд аут даже при том, что это наш первый ванман, и при полном зале мы смогли выложиться от души. Абсолютно каждый вкладывал много энтузиазма. Хотя лично мне было немного трудно, потому что я неважно себя чувствовал. Думал о том, что в следующий раз подобного нужно не допустить.
Hibiki: Это впервые мы отыграли целых 14 песен, но все равно было чувство, что всё очень быстро пролетело. Не успел я устать, как уже вторая часть выступления была.
– Вы с таким напором начали, что я даже запереживала. (улыбается)
Reo: В тот день было очень жарко, в лайвхаусе тоже градус высокий стоял, да и зрители с самого начала были заведенные, потому атмосфера сразу накалилась и дышать стало нечем. (грустно улыбается) В следующий раз тоже нужно будет что-то с этим сделать.
– Но при всем при том были ведь и положительные моменты?
Reo: Да, в конце у меня получилось прыгнуть в зал. (улыбается) Если кто-то ушибся, то прошу прощения, что выбрал то место.
– Как вы выбирали последовательность песен в тот день?
Mako: В каждой песне есть что-то, что я хочу выразить, донести, потому продумывали скорее с точки зрения общего баланса.
– То есть, больше на мелодию ориентировались?
Reo: Да. Мы размышляли о том, как нам лучше подавать песни, чтоб завести зал и чтоб слушателям было проще всё воспринять в рамках одного ванмана. Исходя из этого и решили. Я думаю, что такой формат был лучшим из того, что Kein могут показать сейчас.
– Сделали ли вы для себя какие-то новые открытия на сцене?
Hibiki: Зависит от песен, но я подумал, что у всех довольно-таки рвало крышу. (улыбается) Хотя когда я играю на ударных, то особо не имею привычки смотреть перед собой, потому я это не столько глазами увидел, сколько почувствовал.
Yukino: Во время лайва я в основном слышу только ударные. Хибики, который устает от обычных лайвов из 5-6 песен, стойко играл все десять песен, так что я подумал: “У нас получится!” (улыбается)
Reo: Во второй половине выступления у нас была ритм-сессия, а остальные какое-то время отдыхали в гримерке и переживали, как же те двое там справляются. Но, на удивление, они вернулись бодрячком.
Hibiki: На следующий день уже всё вылезло. (улыбается)
Reo: Мне казалось, что я со своей гитарой еще многое могу сделать, но когда выступление закончилось, внезапно жуткая усталость накатила. (грустно улыбается) Но я старался ей не поддаться.
Mako: Я со своей стороны выкладывался изо всех сил, но и на лица остальных посматривал, когда на сцене проходил мимо них. (улыбается) А в зале было много парней.
– Это так. На том лайве вы также представили несколько новых песен. Можно ли сказать, что используемые вами элементы расширились?
Mako: Каждый привносит что-то новое от себя. Это то, что мы всей группой выискиваем.
Reo: В этих песнях мы старались не думать о том, что что-то не подходит для Kein, если оно казалось нам классным, потому продумывали и складывали каждую партию, каждую фразу, что, конечно же, добавило нам новых элементов.
– Кстати, сегодня вас четверо…
Reo: По окончанию ванмана 31 июля наш басист Рука выразил желание уйти из группы. Сколько бы мы не встречались, всех не покидало чувство, что вместе мы не останемся… Kein определенно продолжают меняться. И каждый раз, когда разговор заходил о том, как нам стоит показывать Kein, у нас бывали несостыковки. Хорошо, если это что-то, что можно поправить, но даже как артисты в некоторых моментах мы не могли идти на уступки. И продолжать так было бы не очень хорошо, думаю. Так что может это и внезапно, но после ванмана Рука группу покинул.
– И что теперь с басистом планируете делать?
Yukino: Пока не найдем нового участника, на басу буду играть я. Мы думали над саппорт-участником, но решили, что лучше пока так, чем не постоянного музыканта брать. В прошлом я уже дважды выступал на лайвах в качестве басиста, все помнили, как это было, и решили снова так сделать.
Reo: В плане музыки может и лучше было бы взять полноценного басиста, но важны не столько выступления на сцене, сколько атмосфера, как в группе, так и в воздухе, а нам страшно нарушать эту первозданность Kein. Такая первозданность у нас в приоритете, потому мы решили, что будет лучше, если на басу будет играть Юкино.
Yukino: На самом деле, до гитары я какое-то время играл на басу, потому против ничего не имею. Плюсы баса я тоже понимаю.
Hibiki: Просто даже сменив гитару на бас, он все равно останется нашим Юкино.
– Так что брать паузу вы не собираетесь?
Reo: Да. Мы получаем письма от людей, которые еще не бывали на наших лайвах, но хотели бы посмотреть, и мы хотим хоть немного, но дать им такую возможность. Если бы нам чего-то не хватало в таком формате, то деятельность мы бы приостановили, но мы в себе уверены, потому решили продолжать вчетвером. Сначала у нас будет лайв 14 октября в Meguro Rokumeikan, потом в ноябре повыступаем в Канто, а нового участника будем искать параллельно. Мы собирались выпустить новый сингл осенью, но из-за ухода участника решили отложить. Думаем выпустить в начале следующего года, так что подождите немного.
Yukino: Наверное, у поклонников, которые это читают, есть сомнения и переживания касательно того, что же теперь станет с Kein, но мы неуверенности совсем не ощущаем, и убеждены, что дальше только лучше. Так что следите за Kein и впредь.

kein interview (SHOXX 1999/8)

FHLAgcAZ7mo

Magazine: SHOXX Vol. 78 (August 1999)
Interview: Reika Iwashita
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью Mako, Reo и Yukino после большого тура по случаю выхода второй демо-кассеты группы -「自責と蠱毒」- и предстоящего первого ванмана группы.

– Какими в целом были впечатления после этого тура?
Reo: Это был наш первый большой тур по стране, и больше половины городов, в которых мы выступили, мы посетили впервые. Но, к нашему удивлению, людей пришло много, и мы были рады такому теплому приему.
Yukino: Почти все города мы посетили впервые, но зрителей было много, и мы действительно почувствовали, что многим интересна наша музыка.
Reo: В то же время были и некоторые недочеты, которые стоит переосмыслить, потому в следующий раз мы планируем выложиться еще больше.
– Это был тур по случаю релиза второй демо-кассеты. Отличался ли он от тех лайвов, что были до этого?
Reo: Да. С появлением записей я стал замечать со сцены, что лица в зале повеселели. Даже в городах, куда мы приехали впервые, люди уже успели ознакомиться с записями, так что выступать стало намного проще.
Mako: Некоторые люди подпевали, а это хороших признак. Значит, эти песни им понравились, а потому и нам приятно.
– Помните, каким было первое выступление этого тура в Нагоя, вашей родине?
Reo: Такое не забыть. У нас были проблемы с оборудованием и, как и следовало ожидать, лайв не задался. Нам было очень неловко перед людьми, которые ждали этого дня и пришли посмотреть на нас. Ужасно вышло. После того мы выступали в Нагоя еще два раза, но, боюсь, то клеймо на нас останется.
– Но это был первый день, дальше ведь должно было легче стать?
Reo: Ну, да. Тур тогда еще не начался, и такой большой провал в первый день позволил нам в последствии не обращать внимания на более мелкие неприятности. (смеется) Даже если во время выступлений случались аварии, мы сохраняли самообладание и уже спокойно на всё реагировали.
Yukino: 1 апреля был сессионный ивент, и хоть мне и нравится выступать вместе со всеми в составе kein, во время последней сессионки из kein я был один, но тоже очень здорово получилось. Честно говоря, я был очень расстроен из-за лайва 30 марта, но благордаря выступлению 1 апреля в каком-то роде забыл об этом, оправился от того шока, можно сказать. Так что я думаю, что это был очень удачный лайв. За время этого тура я понял одну вещь: нужно сохранять спокойствие. Даже если слушатели возбуждены, нужно оставаться спокойным где-то внутри себя, и тогда сможешь легко переключиться на следующую песню. Вот какой урок я вынес.
Reo: До этого времени у нас было не так много лайвов, потому некоторые моменты в сценических выступлениях нам не удавались, но за этот короткий период мы провели много выступлений и в какой-то степени повысили свои стандарты, как я чувствую.
– Были ли приятные моменты во время тура?
Mako: Конечно же, на лайвах не бывает скучно.
– А какие города особенно в душу запали?
Reo: Когда мы играем где-то впервые и нас хорошо принимают, сразу думаешь: “Ах, нужно будет снова сюда приехать!” Лично мне кажется, что особенно хорошо нас принимали в Хаката и Хиросима. Да и мы сами отлично время провели. Были люди, которые уже будто собирались уходить, но все равно в итоге останавливались у выхода и досматривали до конца, вскидывали руки. Потому лично мне особенно запомнились Хаката и Хиросима.
Mako: В Канадзава были зрители, которые сначала стояли сзади и пристально наблюдали, но в итоге тоже проникались, чему я был рад.
– В этот раз вам удалось лично прочувствовать эмоции людей, котрые видят kein впервые.
Reo: Да. Когда мы отправимся в следующий тур, то хотим лишь подтвердить эти впечатления. С самого начала этого тура, города, которые мы посетили впервые, не стали для нас таким уж открытием в плане ощущений от лайвов, если сравнивать с теми, где мы играли до этого. И там, и в Нагоя, всё проходило хорошо, чему мы были очень рады. (улыбается)
Mako: А еще мы все вместе ходили выпить.
Yukino: Собирались в одной комнате, пили, болтали о всяком. (улыбается)
Reo: Если подумать, то помимо репетиций и лайвов у нас толком не было возможностей для таких встреч, а так у нас даже вышло просто по-человечески собраться.
– 31 июля у вас будет первый ванман. Есть уже мысли на этот счет?
Yukino: Во время этого тура были и ограничения по времени, и что-то, что нам не удалось донести, но на ванмане у нас уже будет возможность показать всё, на что мы способны.

kein – January 1999 [photosets]

kuSU3hLPXRs

Recently I managed to collect all (?) 3 kein photosets of January 1999 photo shooting, which is actually my favourite one. So here I am going to show them in details as there are few interesting points.

The first thing you notice when looking at these photos is definitely the absence of Ruka in the first photoset. This can be explained by the fact that in January of 1999 he has just joined the band and probably had a status of a support member for some time. So there are two versions of the coupling photo as well.

At first I thought that the second and the third photosets are just the same except for missing of the coupling photo, but when I looked closer I noticed few mismatches. Poses of Yukino and Ruka are slightly different. The pose of Reo looks exactly the same, but the second photo seems to be cut in a different way, if you look at his legs.

Mako and Hibiki seem to be just the same. I have no idea why they released two similar photosets with only a part of the photos different, but I am happy to get them both. I also know there’s another coupling photo with Ruka which was distributed separately and hope to find it one day too.

CLiCK FILE. 1, 2, 3, 4 (1999-2000)

w07xsiWhWAA

Another review I’d like to make is going to be about Japanese visual magazine CLiCK.  Personally I couldn’t find any information about it on the internet, so it seems to be quite rare. Once I came by CLiCK FILE. 3 at one of Japanese auctions and was surprised to see my favourite band (kein) on the cover. The price was about 300-500 yen, so I bought it immediately. Later I was surprised even more because the magazine included some really cool and rare photos I haven’t seen anywhere else before. So I started searching for some other issues, but all I managed to find were these 4 pieces. Although in the 4th issue there’s an announcement about the next one, seems like it had never been released and the publication stopped. Here I’m going to show only some of the pages with kein, Lamiel and Merry Go Round.

CLiCK FILE. 1

The cover of each magazine is two-sided. Here we have Raphael on the front and Lamiel on the back. The best thing about CLiCK is that they used to place on the cover some indie bands which rarely (or never) appeared on the covers of any other visual magazines.

This issue includes a big 7-pages interview of Lamiel. Although we can see Hiderou and Toki on the cover and other photos inside, the interview was done with Yuina, Akira, aie and Ruka (previous bassist) who left the band and joined kein shortly after. By the way, FILE.1 is smaller than the next issues.

CLiCK FILE. 2

Artists on the cover are Aliene Ma’riage and pleur.

This one includes 12 pages of huge kein interview filled with really gorgeous photos.

There are also some nice photos of Phobia and young Takamasa (still in Lady).

CLiCK FILE. 3

My favourite one. Beautiful high-quality photo of Mako on the cover is just breathtaking. On the other side there’s Shiver.

Here we have 23 (!) pages about kein, including questionnaires of the members, Mako personal interview and kein + Orphee interview (without Mako).

CLiCK FILE. 4

Merry Go Round and S on the sides of the cover.

14 pages of Kazuma & Hideno interviewquestionnaires, comments to 「REDDISH COLLECTORS NO DEAD ARTISTS」album and some really great photos.

There’s also an interview with Reo, some live photos of kein, members’ tour diaries and comments to 「朦朧の実」CD (11 pages total).

That’s it.

If you are interested to see pages of some other artists (lists of which you can see on the covers) feel free to contact me.

他のページも見たくなったら気兼ねなくご連絡くださいね〜

kein interview (絶対音館 February 2000)

zyan12786

Magazine: 絶対音館 Vol.57 (February 2000)
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью Reo, aie и Yukino перед выходом первого CD「朦朧の実」(Mourou no Mi). Имя интервьюера не указано. Еще один журнал, где kein попали на обложку.

– Итак, это интервью в преддверии выхода первого CD. Похоже, сейчас kein находятся на новом этапе.
Reo: 
Это так. Многим сейчас удобнее слушать CD, нежели кассеты. С хорошим звуком. Тираж кассет, которые мы до этого выпускали, был небольшой, потому мы решили выпустить CD, чтоб у большего числа людей была возможность нас услышать.
– К тому же, все выпущенные кассеты уже распроданы, да и в магазинах они не выставлялись. А была ли у вас тема для первого CD?
Yukino:
 Да нет, особо не было такого, чтоб мы что-то конкретное задумывали. Пришел новый участник, появилась новая песня, которую мы хотели бы первым делом выпустить, так что у нас не было чего-то вроде концепта, который мы в основу закладывали.
– Этот новый участник, aie, тоже сегодня у нас в гостях. aie привнес некую атмосферу спокойствия в kein, которые во время лайвов, как правило, играют очень мощно. Это наверняка расширило возможности группы для самовыражения.
Reo:
 Во время записи он давал жару. Все участники до этого были крайне сконцентрированы и напряжены. Он же в значительной мере стал отределенным катализатором для нас.
– Что скажете, aie? Вы дали группе новый толчок?
aie:
 Они просто сказали мне: “Играй, как тебе нравится”, вот я и… Я особо не думал над тем, что должен делать что-то конкретное, просто подумал, что должен попробовать.
– И вышло очень круто?
Reo:
 О да.
– Прозвучала фраза, что вы очень сконцентрированы во время записи. Опишите, как обычно проходит запись у kein.
Yukino: 
Наверное, от других ничем не отличается.
Reo: Я не особо знаю, как проходят записи у других групп. Ну, всё не так уж серьезно, мы просто входим в состояние лайва… Мы не сильно зацикливаемся, а двигаемся в естественном напряжении.
– В сдержанном запале?
Reo: 
Вроде того.
– Вдохновляетесь, наблюдая за записью друг друга?
Reo: 
Если какая-то аранжировка вдруг покажется нам удачной, то мы можем переделать что-то даже в последний момент. “О, раз так, давайте и здесь вот так сделаем!”
– И на одном изменении не останавливаетесь, а начинаете и в других местах подправлять?
Reo:
 Например, во второй песне, где бас Yukino выходит на первый план, в день записи у него вышла очень классная басовая фраза, из-за которой мы решили и гитарную линию подправить.
– Тем не менее, aie тоже привнес нечто новое со своим приходом. Расскажите, какой была запись для Вас?
aie:
 Ну, во время записи все участники находились очень близко…
Reo: На таком расстоянии. (показывает)
– О, так близко.
aie:
 Но они совсем ничего мне не говорили. И от этого мне было очень тяжело. (смеется) Даже когда я заканчивал и терялся в догадках, нормально ли вышло, они все равно ничего не комментировали. Их молчание давило. (смеется)
– А вот Yukino, что он там поблизости делал?
aie:
 Мм… Ел гюдон, пил бутадзиру… (смеется)
– Прямо когда вы играли, рядом? (смеется)
aie:
 “Что это он там жрет?” (смеется)
– Но то, что они Вам ничего не говорили…
Reo:
 Думаю, все постоянно переживают за свою игру. Но если звук, который мы в итоге слышим из колонок… То есть, даже если с ритмом в итоге что-то и не так, но песня все равно звучик круто, то окей.
– Как вы это решаете?
Reo:
 Слушаем все вместе, и даже если у кого-то и есть сомнения, то если большинство одобрило, оставляем так.
Yukino: Если что-то не нравится, то мы говорим, вот только большинство умалчивает, если им что-то кажется удачным.
– Музыку kein продвигаете сами?
Reo:
 Все вместе.
– Раз уж речь зашла, то ваши песни звучат очень лайвово.
Yukino: 
Есть такое.
– Будто вобрали в себя энергетику лайвов.
Reo:
 Это так, да.
– Среди трех песен нового сингла есть такие, которые вы уже исполняли на лайвах.
Reo: 
Да, это две песни и еще одна новая от Yukino. Хотя мы ее и на недавнем ванмане играли.
– Каждую по разу играли?
Reo: 
На момент, когда все смогут получить диск, как минимум по разу мы каждую песню на лайвах уже исполняли.
– Изменилось ли впечатление от этих песен, когда из особой атмосферы лайвхайсов они перешли на CD?
Reo:
 Да не особо. Ну, если слушать в наушниках, то можно заметить что-то, чего не слышал раньше. А если слушать вскользь, то разницы от лайвов особо нет.
– Что ж, расскажите про каждую из песен.
Reo:
 Первую песню – “Danro no Kajitsu” – изначально принес я, и в общем-то она великолепна… Я хотел сделать ее не то чтобы большой, а… глубокого значения придать хотел.
– Это отразилось и в лирике?
Reo:
 Да, Mako выразил в лирике образы, которые я хотел передать, потом все вместе мы добавили музыку и получилось нечто поистине чудесное.
– В этой песне чувствуется масштаб. Yukino, какими были Ваши впечатления, когда Вы впервые услышали эту песню?
Yukino:
 У меня сложилась полноценная картинка с самого первого прослушивания, потому с аранжировкой трудностей не было… Мы сделали глубже изначальную версию. Думаю, она получилась сильнее, чем на лайвах.
Reo: Бас и ударные отличаются от лайвов, песня стала богаче.
– Хотите, чтоб все послушали внимательно?
Reo: 
Конечно. Разок просто через колонки, разок в наушниках. Ну и на лайве послушайте, а затем снова на CD.
– Образ постепенно расширяется…
Reo:
 Довольно стремительно.
– От ее названия ожидается нечто теплое. [“暖炉の果実]  
Reo: 
В ней есть и тепло, и отторжение. Оба образа присутствуют.
– Для aie она стала первой после прихода в группу.
aie:
 Лично я пытался мягкие места сгладить еще больше, а тяжелые сделать еще более мощными. Думаю, вышло интересно.
Reo: Он и моей гитаре более четкие рамки придал. В моем представлении aie был обычным таким рок-гитаристом, но он оказался на редкость сообразительным. (смеется)
– В kein раскрылись Ваши новые стороны?
aie:
 Да.
– Что скажете о второй песне? [“グラミー
Reo: 
Эту песню Yukino принес.
Yukino: С первой песней она контрастирует. Есть чувство скорости, а в мелодии и припеве ощущается заряд. От начала и до конца она словно мчится.
– В этом Ваша сильная сторона?
Yukino: 
Нет, до этого я в основном баллады писал, а уже с этой мне захотелось что-то более быстрое попробовать. Потому в этой песне я словно открыл нового себя.
– Для остальных участников это тоже было в новинку?
Reo: 
Я был удивлен, что он вдруг такую вещь написал. До этого у него было много песен в среднем темпе, и то, что он и быстрые вещи пишет, стало для меня открытием… Думаю, эта песня даже является ключевой.
– Имеете в виду этот релиз?
Reo: 
Да. На лайвах она очень заводит. Особенно гитара aie.
aie: Рок-н-ролл. (смеется)
Reo: Очень в его стиле гитара.
– Четкая?
aie: 
Да, такая. Настоящий рок.
– В первой песне вы оспользовали особые приемы, а что в этой?
aie: 
В первой песне были значительные отличия по партиям, а незначатильные детали упускались. Просто играли, как считали нужным.
– При том, что напряжение во время записи было высоким.
aie: 
Да особо нет. (смеется) Мне сказали играть так, как мне больше нравится, и вот так получилась эта песня.
– Итак, третья песня. [“FLASHBACK THE NEWSMAN”] 
Reo:
 Ее тоже Yukino принес. И она новая.
Yukino: Она отличается от двух других песен, да и от изначальной версии претерпела изменений. Аккорды остались такими же, но структура песни немного поменялась. В итоге, думаю, получилось круто.
– Подправили ее под особенности kein?
Yukino: 
Эта песня была написана уже после прихода aie в группу, потому и его взгляды включает. Так что именно в этой песне можно услышать новых kein.
– В этот раз в песнях чувствуется индивидуальность каждого?
Yukino: 
Да, они довольно насыщенные.
– В этом сингле ощущается прогресс kein. Теперь у вас две гитары. Чуть ранее Reo уже немного комментировал игру aie, а что Вы, aie, думаете об игре Reo?
aie: 
Когда я впервые услышал его в качестве слушателя, его гитара показалась мне очень жесткой. Ну, я тоже иногда так играю, но чуть иначе. Так что мне захотелось поэкспериментировать.
– Больше вариантов стало?
aie: 
Да.
– А что Вы, Yukino, думаете об игре каждого из них?
Yukino: 
Они оба мощные. (смеется) Но я понимал, что они оба могут быть разными, так что не особо переживал. В какой-то мере это стало для меня открытием.
– Вы были убеждены, что с приходом aie группа будет двигаться в правильном направлении?
Yukino: 
И это тоже.
– И во время записи это подтвердилось. Тем не менее, если двигаться с такой энергией, то не за горами и новые сюрпризы.
Reo: 
Да, я не против.
– Также, после выхода этого релиза, стоит ожидать и концертов.
Reo:
 Весной будет тур по стране. В этот раз мы посетим еще больше городов, чтоб люди, послушавшие CD, могли без труда прийти на лайв. Мы приедем как можно ближе к каждому и вас, так что обязательно приходите в ближайший лайвхаус.
– Ведь в лайвах kein присутствует специфическая энергия.
Reo:
 Думаю, каждый видит так, как хочет, поэтому мы бы не хотели поднимать много шума. Мы рады даже тем, кто не особо заинтересован. Пусть люди просто приходят посмотреть.
– Кстати о лайвах. После прихода aie, первым лайвом для него стал ивент NEW FLAVOR в Nagoya Diamond Hall 9 января. Как он прошел?
aie: 
Я так волновался, что ничего не помню. Лайв закончился так быстро, что я и понять ничего не успел… Но я старался во всю. Весь вспотел… Да, это был хороший опыт.
– А вы двое были в сознании? Видели aie?
Yukino: 
Видели.
Reo: Он на самом видном месте стоял.
Yukino: Очень старался.
Reo: Иногда я смотрю на других участников. Где они находятся, что делают. Ну и по нему было видно, что он старался изо всех сил. На лайве были знакомые, так они потом говорили, что звук был очень мощным. Это хорошо, что с первого раза все получилось. Это был успех. Бас Yukino тоже, несмотря на его образ, пробирает до костей. (смеется) Он кажется мягким, но звуки его очень жесткие.
– Что ж, первый лайв с новым участником прошел успешно.
Reo: 
И ванман после него тоже.
aie: Да, ванман прошел хорошо.
Yukino: Во время NEW FLAVOR волновались все, так как это было первое выступление с новым участником.
Reo: Но и музыканты, и слушатели, думаю, были в восторге.
Yukino: Благодаря этому лайву нам удалось успокоиться к следующему ванману. Так что в итоге всё удалось, думаю.
aie: Лайв в Осака на следующий день тоже прошел хорошо, так что во время ванмана мы могли просто наслаждаться. Я был доволен.
– У вас было свободное время?
aie: 
Не было. У нас всегда полно забот. Но концерт удался и это хорошо.
– Исходя из этого интервью, никакой психологической дистанции в связи с приходом нового участника у группе не ощущается.
Yukino: 
Мы давно друг друга знаем.
Reo: Хоть я и знал его давно, но… На самом деле, когда он сразу уселся вести машину с оборудованием, я почувствовал, что что-то не так.
(все смеются)
Reo: 
“Почему это он за рулем?” Но когда мы приехали в студию и начали репетицию, всё снова стало как всегда.
– Это хорошо. И релиз CD, и лайвы, и успешный ванман. Если продолжать в том же духе, то и тур хорошо пройдет.
Reo:
 Если везде будет один настрой, один подъем…
– Реакиция людей, которые увидят вас впервые, тоже интересна.
Reo:
 Предыдущий тур был для нас первым, но во второй его половине чувствовался подъем, и закончился он с хорошим чувством. Так что мы надеемся, что и этот так же пройдет… Мы будем очень стараться во всех городах.
– Похоже, 2000 год уже начался очень хорошо. Каким вы хотите, чтоб он стал?
Reo:
 Цели на этот год… провести много ванманов.
Yukino: Согласен.
aie: Ну, я тоже поддерживаю. (смеется)
– Хотелось бы несни родину-Нагою в массы.
Reo:
 Было бы здорово. Так что учите песни на CD и приходите на концерты во время весеннего тура.
Yukino: Да. Приходите, пожалуйста.
aie: Время, отведенное для записи CD, прошло, но есть еще много всего, что вы не сможете услышать только лишь на нем. Поэтому приходите убедиться в этом на лайв… Обязательно приходите в ближайших лайвхаус во время тура!

kein interview (SHOXX 1999/9)

82580775
Magazine: SHOXX Vol. 79 (September 1999)
Interview: Reiko Arakawa
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью kein о любимой музыке, о своем знакомстве, о недавно завершенном первом туре по стране и предстоящем ванмане. Состав группы на тот момент: Mako, Reo, Yukino, Ruka, Hibiki.

– Поскольку это мое первое знакомство с kein, хотелось бы начать беседу с ваших любимых тем. Как насчет музыки, которая нравится всем участникам группы?

Reo: То есть, какие одинаковые диски у нас есть? Наверное, нет таких. Может у двоих-троих из нас что-то и совпадает, но ничего удивительного в том нет. К тому же мы обмениваемся дисками, что у нас есть. И в центре всего того, что у нас в итоге совпадает, находится kein. Так мы собрались и так мы играем.

– Ну, чтоб попытаться понять, что так или иначе влияет на kein, расскажите про любимые группы или исполнителей каждого?

Mako: У меня ничего особенного, просто люблю атмосферность. Будь то музыка, будь то книги. Проникнусь ли я этой атмосферой или нет? Бывает, что кто-то говорит: «Это атмосферно!», а я такого не чувствую и не могу проникнуться.

Reo: До недавнего времени я концентрировался на определенных жанрах, был довольно зацикленным, но с тех пор, как начал играть в группе, стал слушать и то, что нравится другим участникам. Потому сейчас я слушаю всё.

Yukino: Я начинал с панка. В средней школе слушал Guns N’ Roses, которых просто обожал, и так я стал слушать западную музыку. В старшей школе слушал U2 – их атмосфера была мне особенно близка в то время. Да и сейчас люблю и тех, и других. Недавно тоже покупал диски, но я всё чаще интересуюсь не столько группами, сколько отдельными музыкантами в них.

– А Рука-кун?

Ruka: То, что я слушаю, не связано с тем, что я хочу играть. Я слушаю популярную западную музыку… Но до покупок CD не доходит. Слушаю то, что транслируют, либо одалживаю то, что есть у моих знакомых. Мне трудно описать, что же я сам хочу играть, но играть я хочу то, что сам сочинил.

Hibiki: Я слушаю всего по чуть-чуть: от попсы и хардкора до фолка. Без разбору. Нет такого, чтоб мне нравился какой-то конкретный жанр. Обычно мне нравится по две-три песни у группы, но глубже я копать не начинаю, и внезапно начинаю любить уже совсем другой жанр.

– То есть, хоть вы и не выделяете чего-то конкретного, вам всем нравится западная музыка?

Yukino: Да. Даже когда мы работаем над своими песнями, часто многое черпаем из иностранной музыки. У каждого есть такое, что ему нравится или не нравится, но в целом мы во вкусах схожи, да?

– Иначе вы не собрались бы в группу.

Reo: Дело не столько в западной или японской музыке, а в восприятии музыки вообще, в мелодиях, которые мы подбираем, когда пишем песни, и так учимся. Я бы не говорил, что у нас в основе западная или японская музыка. Это просто музыка. В конце концов, мы ведь открыты для новых идей? Так я думаю.

– Времена изменились, это все чувствуют. В мое время люди, что слушали западную музыку, японскую не любили.

Reo: У меня тоже был такой период, но я думаю, что и в японской музыке много хорошего. Так что эта стена постепенно исчезает. Разве то, что пишу я, не японская музыка, в конце концов? Так что хватит так думать. Если западная музыка хороша, а японская нет, значит, то, что делаю я, тоже отстой? К такому выводу я пришел.

– Это верно. Итак, с тех пор, как ваша группа образовалась, прошло уже два года. В какой момент количество ваших лайвов возросло?

Reo: Где-то год назад мы начали выступать по разу в месяц, в Нагоя. У нас ушел год на то, чтоб определиться с предпочтениями каждого из участников, написать песен. И когда наконец цели участников устремились к чему-то общему, мы начали выступать. Ну а он (Ruka) присоединился к нынешнему составу в качестве официального басиста в феврале этого года.

– То есть, еще и полгода не прошло?

Ruka: Но по ощущениям — уже больше года. Ведь я и в туре был.

Hibiki: Он точно на своем месте.

– Но так много лайвов вы стали давать не так уж давно?

Reo: Да. До этого выступали раз в месяц, но во время тура после второй demo tape мы за два месяца дали целых 17 лайвов! Это были два плодотворных месяца.

– Наверняка во время этого тура у вас произошло много новых открытий, остались ценные впечатления?

Mako: Восприятие слушателей отличается… Восприятие местных слушателей и людей в других городах, где мы выступали. Я подумал, что нужно изъясняться понятнее, искать более простые способы передать свои мысли.

Reo: Не важно, много слушателей или мало, мы становимся единым целым… Мне приятно вспоминать об этом, да и вообще моё видение лайвов изменилось. Я понял, что нужно ценить каждый из них.

Yukino: Когда мы выступали по разу в месяц, мы просто развлекались. В каком-то смысле это были словно презентации… Так мы думали по большей части. Но после тура по стране число людей возросло, мы стали выступать перед большим количество людей, а потому мы больше не можем так думать… Многие люди обсуждают. Хоть мы и индисы, но к тому, что мы делаем, нужно относиться с серьезностью профессионалов. Вот, что я осознал. Хотя на лайвах бывало и такое, что со звуком не везло, и весь задор играть исчезал уже после самой первой песни.

– Понимаю. «Ох! Это еще что за звук!»

Yukino: (смеется) Так случается, но профессионал всё равно не должен сдаваться сам и не должен показываться своё недовольство слушателям. Вот, какой урок я извлек.

Ruka: Перед тем как я пришел в группу, я смотрел их лайвы, пытался найти какие-то недочеты. Чтоб заполнить их, когда сам стану участником. Первым делом присматривал себе место, где я буду стоять. Во время этого тура у меня постепенно появилась такая возможность, я уловил перемещения других участников, понял, где лучше находиться мне, и сам стал играть с комфортом.

Hibiki: А я всегда играю на ударных позади них, и во время всего тура передо мной маячили эти четверо, что жутко бесило! Это чувство и стало самым сильным.

– Это то самое профессиональное отношение?

Hibiki: Нет, это мое отношение человека как индивида. Всё остальное совпало, думаю. Но всё равно, если бы не это…

– До того, как вы стали группой, вы были знакомы?

Reo: Да. Все, кроме него (Mako), играли в других группах… В одних лайвхаусах выступали, но в разных группах.

– То есть, было 4 группы?

Reo: Да.

Yukino: За исключением Мако, мы все знали друг друга 3-4 года.

Reo: Ходили на лайвы, после концертов встречались, болтали… Общались как знакомые группы.

Mako: Один я без друзей.

– (смеется) Так где же Вы были?

Reo: Мы с предыдущим басистом и с ним (Yukino) искали втроем вокалиста. И на один из ивентов его привел наш общий друг. «Ох! То, что нужно!»

– Он пел?

Reo: Нет. Я тогда просто подошел и взял телефонный номер. (смеется) Потом, я просто хотел послушать, как он поет, и мы пошли в караоке. И когда он спел… «Это он!» Хибики тогда был саппорт-музыкантом у нас, но когда мы решили начать выступать, всё пришло к тому, чтоб принять его официально.

– Если бы Вас тогда не пригласили, Мако-кун, как думаете, вы бы не пели?

Mako: Нет, думаю, пел бы.

– Искали, где петь?

Mako: Скорее, не петь, а передавать мысли.

Reo: Мы тогда как раз прослушивали разных вокалистов, и когда он вдруг появился, я сразу понял, что именно его мы и искали!

Mako: Я был рад даже больше.

Reo: (улыбается)

– 31 июля у вас состоится первый ванман в Nagoya Heartland, билеты на который уже распроданы. Каким вы хотите сделать этот лайв?

Reo: Хотелось бы, чтоб после него все сказали: «Это было здорово!» Это уже не общий ивент, тут будут только наши слушатели, а потому для нас это своего рода вызов. Мы не должны уступать себе, и должны выступить не хуже, чем было до этого.

kein interview (SHOXX 1999/7)

82562623
Magazine: SHOXX Vol. 77 (July 1999)
Interview: Reika Iwashita
Translation: Hotaru Filth
Comment: Первое интервью kein для журнала SHOXX. Состав группы на тот момент: Mako, Reo, Yukino, Ruka, Hibiki. Интервью небольшое, и в нем мало такого, чего не было в интервью для журнала CLICK того же года и месяца, которое я постила ранее, но всё равно славное.

– Прошло 2 года с тех пор, как ваша группа образовалась. Между тем, с чего вы начинали, и тем, что есть сейчас — есть что-то, что изменилось?

Reo: У нас заняло год, прежде чем мы начали выступать, и конечно за то время у участников изменились предпочтения в том, что они хотели бы играть, и вообще видение будущего. Когда нас стало пятеро, как мы и хотели, мы начали выступать, но даже сейчас то, что мы хотим делать, и вообще всё, что хотим реализовать, постоянно меняется и, думаю, будет меняться.

– Когда вы только образовались, ваши предпочтения были совершенно другими?

Reo: В группах, в которых я играл до этого, у нас не было четкого представления ни касательно звучания, ни касательно визуальных образов. Мы шли путем проб и ошибок, выбирая лишь тех участников, с которыми нам просто было приятно играть. Сейчас же, этой нашей пятеркой, мы смотрим больше на сильные стороны каждого, думаем с той точки зрения, что именно у нас пятерых могло бы получиться сделать вместе. Вот, как мы собрались.

– И в каком же музыкальном направлении участники решили играть в итоге?

Yukino: Изначально я с предыдущим басистом собирался играть что-то более попсовое на тот момент. Но новые участники со своим приходом привнесли в группу больше красок, ну и мы решили двигаться в более тяжелом направлении. Хотя в итоге так или иначе равняемся на лирику Мако, потому что именно она и создает kein.

Reo: Мы ставим во главе лирику Мако, как способ что-то донести, и двигаемся, отталкиваясь от нее. Сейчас мы можем звучать даже спокойно. Мы формируем kein, словно пять элеметов.

– Что означает название группы kein?

Reo: Отрицание в немецком языке, английское «not». Оно с самого начала как-то зацепило. Это не было отрицание мира, мы просто не хотели вписываться в какие-то рамки. Более позитивный смысл. Потому нас это слово и зацепило. Ну и звучало неплохо.

– Всю лирику пишет Мако-сан?

Mako: Да.

– Это очень специфическая лирика, иногда будто даже рифма бывает.

Mako: Я особо не задумываюсь над этим. Я думаю лишь, как передать слушателям как можно больше. Раздумываю над драматичностью, текстом и мелодией. Над тем, какие чувства это вызовет у слушателя. Это то, чему я придаю наибольшее значение.

– Когда пишете тексты, ищете какую-то тему?

Mako: Да. Определяюсь с концепцией и пишу, что я об этом думаю. Что-то, что я вижу по телевизору, или узнаю из других источников. Я думаю так-то, но что об этом думают другие? Мы указываем на определенную проблему и предлагаем задуматься над этим и другим.

– Что другие участники думают о лирике Мако-сан?

Yukino: Иногда перед записью, читая текст, я подумываю: «Вот здесь можно было выразиться иначе», но в любом случае это тексты, которых мне точно не написать, слова, которых мне точно не подобрать. И это мне очень нравится.

Ruka: Один за одним, эти тексты словно превращаются в повествование. И в сочетании с мелодией его легко донести слушателям.

Reo: То, как он поет, какие слова использует, кардинально отличает его от всех вокалистов, с кем я имел дело до этого. В этом чувствуется определенная неловкость, но именно эта его неловкость меня зацепила, и я захотел работать с ним.

Hibiki: Я никогда особо не придавал этому значения, но в песнях он выражает то, что хотел бы сказать каждый из нас, что думает каждый из нас, превращая это в слова. Мы же делаем это с помощью гитары, баса, ударных.

Reo: Он пишет тексты, которые очень подходят мелодиям, созданным мною, и будь я даже участником другой группы, то точно завидовал бы такому вокалисту.

– Захвалили Вас.

Mako: Даже нехорошо как-то. (смеется)

– Если бы нужно было выразить одним словом то, чему вы придаете наибольшее значение, что бы это было?

Mako: Гуманизм.

– В марте вы выпустили свою вторую demo tape «Jiseki to Kodoku», не планируете теперь выпустить CD?

Reo: Как раз в течении этого года планируем. Есть много людей, которые не смогли приобрести ни эту нашу запись, ни предыдущую, но говорят, что хотели бы послушать. Поэтому для них мы в течении года выпустим новую запись.

– Напоследок, хотелось бы попросить у каждого из вас по несколько слов для читателей.

Yukino: Люди, которые ходят на наши лайвы, думаю, знают, что у нас здорово, потому я приглашаю и всех остальных присоединиться.

Ruka: Есть много моментов, что отличают нас от других групп, но это вряд ли можно понять, не увидев. Потому мы будем рады, если вы послушаете наши записи и прийдете на лайв.

Hibiki: Люди, которые слушали наши записи, те, кто не смог их послушать из-за солдаута, и те, кто только собирается их послушать, приходите разок на наш лайв.

Reo: Мы будем рады, если вам понравится особая атмосфера kein.

Mako: Попробуйте подумать о хороших в вашем понимании вещах, как о плохих, а о плохих — как о хороших. Я буду рад.

kein (interview) CLiCK File.2 July 1999

81305566
Magazine: CLiCK File. 2 (July 1999)
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью kein по случаю предстоящего первого ванмана группы 31 июля 1999 года. Состав группы на тот момент: Mako, Reo, Yukino, Ruka, Hibiki. Имя интервьюера не указано.
 

– Представьтесь, пожалуйста.
Mako: Mako, вокал.
Reo: Reo, гитара.
Yukino: Yukino, гитара.
Ruka: Ruka, бас.
Hibiki: Hibiki, ударные.
– Ну, для начала, расскажите, как вы начали играть в группе. О Ruka мы уже, правда, чуть ранее слышали (в первом выпуске журнала). [Интервью Lamiel из первого выпуска можно почитать <здесь>]
Reo: Я взялся за гитару в 18 лет, под влиянием друга.
Yukino: А я изначально был басистом, но потом меня потянуло к гитаре, и я переквалифицировался.
Ruka: То же, что я уже говорил раньше. (улыбается)
– (улыбается) Ну, еще раз, пожалуйста.
Ruka: Ну я не очень помню. Как я стал играть в группе… У меня был бас, я на нем играл, играл… пока не стало кое-как получаться. В тот момент я ошибочно подумал, что овладел бас-гитарой, ну и с тех пор играю.
Hibiki: А я как-то просто заметил, что мне даются ударные.
– Не другие инструменты, сразу ударные?
Hibiki: Нет, другие я тоже пробовал, но пришел к ударным.
– Говоря о kein, кто основал группу?
Reo: Изначально группу создать решили Yukino с предыдущим басистом. Потом был приглашен я, а уже после мы стали искать вокалиста. Mako нам порекомендовал друг. Позже к нам официально присоединился Hibiki, который до того был саппорт-музыкантом, и мы стали выступать. Осенью 98-го ушел наш предыдущий басист, и мы предложили присоединиться к нам Ruka, который был нашим знакомым. Он согласился, и вот сейчас мы в таком составе.
– Это с какого времени?
Reo: Ruka к нам официально присоединился 13 февраля 1999 года.
– В тот день какой-то лайв был?
Reo: Да, в Nagoya Club Quattro.
– А когда вы выбрали Mako, других кандидатур не было?
Reo: До того как выбрать Mako, мы прослушали больше десяти вокалистов, но у него были качества, которых не было у других. Он кардинально отличался от других вокалистов, нам понравилась его энергетика, так что мы выбрали его.
– Как можно было почувствавать на сегодняшнем лайве (4 июня, Rokumeikan), он излучает ауру не как у других людей?
Reo: Когда мы впервые поговорили, я почувствовал что-то особенное. Он не был похож на обычных людей. А когда я услышал, как он поет, то был восхищен еще больше. Нет слов.
– Это было идеально?
Reo: Да. И выглядел он прекрасно, так что окончательно меня покорил. (смеется)
– Другие первые впечатления?
Mako: (задумчиво смотрит в одну точку)
(все улыбаются)
– Он немногословен?
Mako: (озадаченное лицо)
(все громко смеются)
Mako: Reo, очевидно, прав. Я немного прослушал, что?
– Что Вы думаете о Yukino?
Mako: Он классный. И Ruka тоже хороший человек.
(Ruka что-то передает Mako, и тот с загадочным видом берет)
– Вы так почувствовали еще до того, как поговорили с ним? (улыбается)
Mako: Он очень скромный, я почувствовал что-то вроде симпатии к нему. А вот Hibiki на меня сразу приятного впечатления не произвел.
(все смеются)
– Вот как. Почему же?
Mako: Ну, при первом контакте было трудно понять, какой он человек. Во всяком случае, первое время он казался мне неприятным.
– Неприятным типом?
Mako: Да.
Reo: Мне, как я уже говорил ранее, Mako показался особенным человеком. Yukino я знаю дольше остальных, чудесный человек. Видел и раньше, как он на гитаре играл, но всё равно открыл в нем много талантов, о которых не знал. Играть с ним в одной группе – очень многообещающе.
Ruka: А я?
Reo: Ruka… (улыбается) Хороший человек. Производит хорошее впечатление, мы неплохо сошлись. А Hibiki казался довольно вредным, и он таки вредный.
(все смеются)
– Первое впечатление впоследствии не изменилось?
Reo: Хороший человек есть хороший человек, хоть кто-то и казался врединой.
Yukino: Mako – чудесный. Reo – семпай. Ruka – очень хороший человек, а Hibiki – интересный тип. Так я думаю.
Hibiki: Короче, меня все слили.
Reo: Это потому что ты сидишь в углу да с краю. Забудь.
Hibiki: А, это вы просто наш угол решили слить? (показывает на себя и Ruka)
(все смеются)
Ruka: Мне немного неловко. (В самом деле смущен) Ну, Mako – с самого первого взгляда восхитительный человек, очень хороший, завидую ему даже. Reo – выглядит не очень здоровым, но тоже очень классный человек.
– Нездоровым?
Reo: (кивает)
Ruka: Просто он в самом деле нездоров. (улыбается) Еще кажется, будто у него какая-то темная сторона есть. А у Yukino отличный вкус в одежде. (улыбается) Дашь мне что-нибудь поносить, потом? (смеется)
Yukino: Когда мы познакомились, я выглядел как роуди.
Ruka: Имею в виду с начала kein. (смеется)
Yukino: Проехали.
Ruka: (серьезным тоном) Эй, я же «хороший человек».
(все смеются)
– Сами про себя? 
Ruka: Разве это я сказал?
Reo: Схватил пирожок и рад… (смеется)
Ruka: Да прям! (смеется)
Hibiki: Меня снова сливают?
Ruka: Нет, я действительно неплохой человек. Если так подумать. Я, кстати, думал, что Hibiki на меня похож, и мы хорошо поладим. Только мы совсем не поладили. (смеется)
Hibiki: Вот вруны.
(все смеются)
Ruka: Мы и думаем одинаково, и поступаем одинаково.
– Может вы и грызетесь то потому, что так похожи?
Ruka: (смеется) Да мы не грыземся, вы что!
Hibiki: Мы просто вроде цуккоми из того дуета. Мы оба. [“Боке и Цуккоми” – японский комедийный жанр, в котором на сцене выступают двое комиков. Персонаж «боке» говорит глупости, а «цуккоми» преувеличенно резко на них реагирует. – Прим.пер.]
– А кто же у вас в группе боке?
Reo: Никто, наверное?
Ruka: Роли у нас не распределены.
Hibiki: За Mako такого не припомню. Наверное, потому, что был пьян, когда мы только познакомились. Я же последний в группу пришел, да? Меня то ли Reo, то ли кто-то другой представил… ну и как-то так.
– Это Mako пьян был?
Hibiki: Да нет же, я. Я напивался и буянил потом страшно. Наверное, этим и испортил себе образ.
Reo: Он бессовестно напился даже в тот день, когда я приглашал его в группу саппорт-музыкантом.
Hibiki: Я спросил «О, можно?”, и бухнул всё залпом. Так что мне в том состоянии было не до Mako, я вообще ничего не соображал. Наверное, для меня наша первая полноценная встреча состоялась уже на репетиции.
Ruka: Вот это впечатление! (смеется)
– И какое же у Вас было впечатление, когда вы в студии встретились?
Hibiki: Ну, классный мужик.
– Аа..
Hibiki: Моё любимое лицо.
– Нравится Вам? (смеется)
Hibiki: Да. Завидую. Эй, Reooo~ (улыбается) А где мы познакомились, помнишь?
Reo: Не помню.
Hibiki: Давно то было, ох давно…
Reo: Не помню я, как мы познакомились, не помню.
Hibiki: Вот и я не помню.
Reo: В любом случае, я ходил на концерт твоей предыдущей группы, и тебя мне представил гитарист.
Hibiki: Пару лет назад я всё пьянющий ходил, поэтому ничего не помню. Так что если я где-то с кем и познакомился, то только в баре. Не иначе.
(все смеются)
Hibiki: Я никогда ничего не помню. Даже как мы с Yukino познакомились.
Yukino: Зато я помню. Очень хорошо помню.
Hibiki: Что мы делали? Я что-то учудил? (смеется)
Yukino: У нас был совместный лайв с твоей прошлой группой, и я ходил посмотреть выступление. Вот тогда.
Hibiki: Если говорить о моих воспоминаниях, то помнится, каким хорошеньким ты был в том комбинезончике на последнем лайве твоей старой группы. Я где-то во втором ряду стоял и нащелкал фотиком. «Йей, улыбочку~!» А Ruka… Я сразу думал, что он зажатый, но это совсем не так. Уже через несколько минут я понял – о неет, он не такой..
Ruka: Чего это? (смеется)
– Расскажите о выступлениях.
Mako: Состояние меняется от песни к песне. Хотим, чтоб с каждой песней слушатель наблюдал новую историю.
– В каждой песне у Вас есть особые движения руками. Вы их заранее продумываете? Или всё спонтанно происходит?
Mako: Я полностью становлюсь персонажем конкретной песни, особо не задумываюсь.
Reo: В песнях или во время выступлений, я просто концентрируюсь на атмосфере, которую мы создаем, и так играю.
– Улавливаете всё вокруг?
Reo: Да.
Yukino: Я тоже так.
Ruka: И я. (улыбается)
Hibiki: Аналогично. (застенчиво улыбается)
Reo: Так нечестно. (смеется)
Ruka: Все повторили.
– Кто пишет песни?
(Yukino поднимает руку)
Reo: Оба гитариста же.
Ruka: О.
Hibiki: (заглянувшему в комнату Akira из Lamiel) О, Akira!
Reo: Ты тоже тут?
(Akira поздоровался, махнув слегка рукой)
(все смеются)
– Когда Вам чаще всего приходят на ум песни?
Yukino: Когда настроение хорошее.
– А когда плохое?
Yukino: Тогда не могу писать. И еще когда в комнате тихо.
– Аа..
Yukino: Тогда получается.
Reo: Я обычно подхватываю какую-то фразу [музыкальную], а потом дома беру гитару и начинаю ее развивать. Так и пишу.
– То есть, музыку создаете, отдыхая дома.
Reo: Да. В комнате у меня только то, что связано с музыкой и группой. Сделал из нее студию. (улыбается) Не храню там ничего, не связанного с музыкой. Потому бывает, что сажусь с конкретной целью что-нибудь написать.
– Чаще бывает, что Вы конкретно концентрируетесь на том, чтоб что-то написать, чем когда музыка просто приходит в голову?
Reo: Можно так сказать. Но обычно я просто выхватываю фразу, и если она хороша, то развиваю ее в мелодию.
– Музыка, которую пишете вы двое, отличается?
Reo: Костяк у наших песен отличался изначально, и сейчас, если взять песни kein, то различия есть, но в студии мы стараемся совмещать всё так, чтоб это была музыка нашей общей группы.
– Есть для вас в создании песен некие конечные пункты, что-то, что вы планируете?
Yukino: У меня – нет. Никаких конечных пунктов. Не задумываюсь.
Reo: Чтоб выражалась индивидуальность каждого. Но и с в какой-то мере установленными рамками для каждого.
– Что Вы, Yukino, думаете о песнях, написанных Reo?
Yukino: Думаю, что мне таких не написать.
Reo: Я тоже думаю, что мне не создать песен, как у Yukino, и это определенно дает мотивацию, стимул в написании следующей песни. Мы словно подзадориваем друг друга. И это двигает нас пятерых к чему-то стоющему.
– Ну а лирику пишет Mako?
Mako: Да.
– В каких ситуациях к Вам чаще приходят тексты?
Mako: Мм… когда больно. Грустно.
– Когда вами двигают чувства?
Mako: Да. В основном, пишу тексты, пытаясь выразить фигурально то, о чем думаю.
– Название группы kein произошло от Каина и Авеля?
Reo: Вовсе нет. Это немецкое слово, которому соответствует английское «not». Но это не просто отрицание чего-то, а отсутствие рамок в том, что мы хотим делать. Это значит, что у нас нет ограничений в том, что мы делаем, в хорошем смысле.
– Кто придумал так назвать группу?
Reo: Это слово предложил я, пояснил всем значение, и им понравилось. Да и звучит оно весьма круто.
– Было несколько вариантов?
Reo: Да.
– Но название “kein” оказалось лучшим?
Reo: Нам подошло.
– Похоже, это было единогласно.
Reo: Да.
– А я думала, исходя из образа группы, что это от библейских Каина и Авеля, греха братоубийства, и хотела спросить у вас, какой грех вы считаете самым страшным…
Yukino: Там написание разное. Ну, если мы производим один образ, а потом что-то оказывается наоборот, то это, думаю, наш прокол.
– Включая название группы?
Yukino: Да. Нужно наперед продумывать.
– Ну, расскажите лучше, что вы считаете в жизни необходимым, а чего допускать нельзя, что для вас «зло», а что «грех»?
Reo: Ну…
Hibiki: Нужно творить зло.
Ruka: Оу. (смеется)
Reo: Нельзя поддаваться алчности. Никогда.
– Например?
Reo: Думаю, желание большего в музыке допустимо. Но нельзя идти на поводу у алчности касательно низких вещей… (думает, какое слово подобрать)
Mako: Нестяжание?
Reo: Да-да. Нужно установить самому себе определенные правила и жить по ним.
Yukino: (категорично) Издевательство.
Reo: Как у футболистов. Ужасно, говорят.
Ruka: Угу, Наката.. (смеется) Касательно того, чего делать нельзя, так это причинять боль другим. Потому что нам плохо, когда боль причиняют нам. Не всегда выходит быть внимательным, но нужно стараться не ранить человека случайно неловким словом.
– Это похоже на Вас.
Ruka: Правда?
– Вы не причиняете боль людям вокруг.
Ruka: Ну я не такой уж хороший. (смеется)
– Да? Вот как?
Ruka: Всяко бывает, и кнутом и пряником могу.
– Но обычно Вы ведь не причиняете боль людям вокруг.
Ruka: Правда? Мне приятно, что Вы так про меня думаете. (очень счастлив)
Hibiki: Сейчас я крутую речь толкну.
Ruka: Ну давай.
Hibiki: Я недоволен текущей ситуацией. Ограничениями, чтоб не зажраться и не стать тэнгу [Тэнгу – японское божество с телом человека, крючковатым вороньим носом, крыльями и когтями. Считается, что после смерти злой алчный человек может превратиться в тэнгу. – Прим. пер.] Что толку, хоть бы и контролировать себя? Ограничивать мою игру на ударных, отношение к группе? Звучит так, будто даже если я чего-то достигну, то вперед двигаться не смогу. Так что, в таком смысле, мне это не нравится.
– Использовать моменты, в которых Вы себя обычно ограничиваете, для того, чтоб продвигаться вверх?
Hibiki: Не люблю проигрывать. Ну и нельзя забывать, что душа требует большего. [В оригинале идет цитата слов тренера японской бейсбольной команды Hanshin Tigers: «ハングリー精神を忘れずに»- дословно «Не забывать голодный дух». Имеется в виду, что если ты к чему-то долго идешь и, наконец, достигаешь этого, то нужно не останавливаться, помня о том, что мотивировало твой дух, когда ты только начинал.– Прим.пер.]
Mako: Что касается меня, то, думаю, всё еще не могу понять, что во мне зло, а что во мне добро. Ибо есть зло думать, что ты добр. Но благо думать, что ты плох. Я всё еще в поиске. Пока что. Это один из основных вопросов. Все люди задумываются об этом.
– Может не для всех простых людей это такая уж основа?
Mako: (немного подумав) Мм… Как сказать… Бывает, что в нас поселяется грусть, наполняет нас. Бывает, думаю, что мы не замечаем этого. Разные ситуации. Например, мы по-разному выражаем любовь. Мы можем думать, что поступаем хорошо и здорово, но по отношению к партнеру это не так. Потому что не понимаем, что на душе у других людей.
– То есть, важно понимать чувства других?
Mako: (говорит очень медленно, старательно подбирая слова) Важно понимать. В религии, думаю, тоже так. Есть много религий, разных и противоположных учений, но все, кто верит, верят в Бога. Зачем же тогда конфликты… Не понимаю. (робко улыбается) Такие чувства.
– Что-то мы совсем с темы съехали. Чем вы в выходные дни занимаетесь?
Reo: У нас почти не бывает выходных. Но когда есть свободное время, то я его использую для написания песен. Но времени особо нет, хотелось бы его больше.
Yukino: По-разному. В двух словах не знаю как рассказать.
– Куда вы с друзьями ходите?
Yukino: Ну, последнее время встречаемся, но не часто. Не гуляю.
– Дома сидите в основном?
Yukino: Люблю.
– И что делаете дома? Игры?
Yukino: Ох, ну… (смеется) Я бы не смог жить без телевизора.
– Ребенок телевизора?
Yukino: Ну, я бы не сказал. Просто не могу расслабиться, когда телевизор не болтает на фоне.
– Всегда включен?
Yukino: Да. Если возвращаюсь домой, а телевизор выключен, то первым делом включаю.
Ruka: Я тоже домосед, но чтоб скрасить себе время смотрю хорошие фильмы.
– Фильмы?
Ruka: Чтоб обогащать себя.
– И что Вы смотрите?
Ruka: Разные жанры смотрю… (улыбается) Всякие разные.
– А что последнее время смотрели?
Ruka: Последнее время смотрел экшн, только он не очень обогащает. (смеется) Каспера еще вот посмотрел… Рыдал, как дитя.
– Душевные слезливые драмы любите?
Ruka: От настроения зависит.
Hibiki: А у меня выходной каждый день.
– Но Reo же сказал, что у вас нет выходных. (смеется)
Reo: Это у меня нет. (смеется)
Hibiki: А у меня каждый день. Гуляю, видео смотрю… Сплю.
– С участниками группы гуляете?
Hibiki: Последнее время с ним (Yukino) гуляю. Мой друг в группе.
Yukino: Это он сказал. (указывает рукой на Hibiki, смеется)
-И кто кого зовет гулять?
Hibiki: Я знатный гуляка. Не люблю быть один.
– Чувствуете себя одиноко?
Hibiki: Ну…
Ruka: Очевидно. (смеется)
Hibiki: Не люблю быть один.
– И тогда звоните Yukino.
Hibiki: «Идём гуляяять!»
– С чувством облегчения.
(Yukino кивает)
Hibiki: А он такой: «Что, опять?»
– И тогда он Вас выгуливает.
Ruka: «Выгуливает»? (смеется)
Hibiki: Да я бы их всех позвал, если б время позволяло, но многие наверняка заняты, и мне неудобно их беспокоить.
– А Yukino удобно? (смеется)
(У Yukino обалдевшее лицо, все смеются)
– В тот же день идете?
Yukino: Бывает, возвращаемся с репетиции, уставшие, и он такой «Ну пошлиии».
Hibiki: Тусовочкаа…
Ruka: Ко мне никогда не заходят.
Hibiki: Ай перестань.
– Вам, Ruka, похоже, одиноко. (смеется)
Hibiki: Поверь, куда лучше с нами не тусить. (смеется)
Mako: А я один.
– Дома один?
Mako: Не могу сказать.
– Секрет?
Mako: Да.
– Чем вы последнее время особо увлечены?
Reo: Я давно приспособлениями для гитары интересуюсь. Ну а последнее время интересуюсь, что нового выпускают. (Yukino согласно кивает) Иногда хожу покупаю даже, когда денек кажется мне удачным.
Yukino: У меня то же самое. А еще за людьми люблю наблюдать. Рассматривать их одежду, прически. Так что я люблю случайных встречных. А еще я очень силен в запоминании лиц.
– С первого раза можете человека запомнить?
Yukino: Почти никогда не забываю.
Ruka: Меня то забыл! (смеется) Врун. (смеется) А я вот диетами интересуюсь.
– И на какой Вы сейчас диете?
Ruka: Марафонной. Бегаю. Бегаю. Бегаю… (повторяет еще несколько раз, смеется)
– Вы меня пугаете. (смеется)
Ruka: Ночью усердно бегаю один. Что касается дистанции, то у меня есть один постоянный маршрут, и это где-то 1км. По километру бегаю.
– Но и едите неплохо.
Ruka: Жизнь такая штука, всяко бывает.
– И как результаты?
Ruka: Как? Ну, пусть это читатели решают. Если похудею, то буду лучше выглядеть.
Hibiki: А я фильмами интересуюсь. Дома смотрю.
Mako: Я тоже. Неоднозначные скандальные фильмы люблю.
– Какие это фильмы?
Mako: “El Topo”. (Культовый экшн, пронизанный многочисленными метафорами, повествующий о катарсисе и прочих страстях)
– И к каким людям Вы больше расположены: к тем, кого такие фильмы задевают, или к тем, кто в этом [психоделе] варится?
Mako: Я не считаю таких людей странными, так как в какой-то мере испытываю схожие чувства. Я понимаю и тех, и других.
– Хорошо, а есть у вас вещи, которые для вас как талисманы, обереги?
Reo: Моя кошка.
– Что это за кошка?
Reo: Ну… (улыбается)
Hibiki: Обычная.
Reo: Американская короткошерстая. (улыбается)
– Как зовут?
Reo: Трагедия (Tragedy). Сокращенно Тора. (смущенно)
– Вкусняшки требует?
Reo: Она довольно толстая, разбаловал ее. Стараюсь особо не давать, но она побеждает, и я даю. Да.
– Слабохарактерный хозяин?
Reo: Да. Но только для кошки. (Yukino сбоку ухмыляется)
– Кошки особенные?
Reo: Только моя кошка. Других не люблю.
– Даже когда видите кошек на улице?
Reo: Ну, когда они к тебе привязываются, ты, конечно, думаешь: «Ах, это было не зря!»
Yukino: Когда к другу ходил недавно, или когда с семьей вижусь, обычно замечаю, что они [коты] меня не ненавидят.
Ruka: То есть, ладишь с животными.
Yukino: Думаю, что да.
Ruka: «Благовония каждый день». [毎日香 («Благовония каждый день») – бренд японской туалетной воды. – Прим.пер.]
Yukino: Точно. «Благовония каждый день». Благовоония каааждый деень~ [Пропел песенку из рекламы туалетной воды. – Прим.пер.]
Ruka: Когда [животные] сходятся с людьми, когда те их оберегают, [животные] и сами хотят отдавать тепло взамен. Это так милоооо… (смутился)
Hibiki: Последнее время? (уточняет у Ruka). У меня – ванная.
– Какие-то добавки используете?
Hibiki: Bathclin.
– Какие ароматы из Bathclin?
Hibiki: Tsumura.
– Это какую воду?
Hibiki: Мм… Нигори-воду? [от «нигори-саке» – японское нефильтрованное саке белого цвета. – Прим.пер.] Она белой становится.
Ruka: Это навевает тебе мысли о саке?
Hibiki: Нигори-саке! Всё!
Mako: У меня – музыка.
– Какие жанры?
Mako: Просто любимая. К жанрам не цепляюсь.
– Последнее время что слушаете?
Mako: Мм… Goldie.
– Любимый типаж девушек?
Reo: Не только у девушек, у парней-друзей в том числе, меня цепляют качества, которых нет у меня. Это же касается и девушек.
Yukino: Добрые, имеющие собственное мнение, имеющие мечту. Имеющие цель.
Ruka: Говоря абстрактно, как Оомори Рейко.
Hibiki: В длинных юбках. Люблю длинные юбки. И мне нравятся девушки, которым они идут.
Mako: Я пас.
– А если об артистках говорить?
Reo: Мне нравится Курусу Ацуко.
Yukino: Характера не знаю, могу только сказать, что внешне нравится Ито Юко.
Ruka: Если о знаменитостях говорить, то все равно люблю добрых, (улыбается) не очень эгоистичных, приветливых со мной девушек.
Hibiki: Окина Мегуми.
Mako: Второй раз пас.
– Если бы через неделю должен был наступить конец света, что бы вы сделали за эти 7 дней?
Reo: Ну… Я бы, не теряя самообладания, жил обычной жизнью, а когда бы наступило время, хотел бы оставаться всё таким же спокойным и не знать, как я умру.
– Есть место, где бы Вы хотели умереть? 
Reo: Нет. Пусть судьба решит.
Yukino: Первые три дня я провел бы с родственниками: бабушкой, двоюродными… Следующие три дня провел бы с близкими друзьями, участниками группы. И последний день с семьей: родителями, братьями-сестрами…
– То есть, в момент смерти Вы хотели бы быть с семьей?
Yukino: Да, вместе с ними.
– Участники группы тоже входили бы в те три дня?
Yukino: Да. Я же сказал.
(Ruka счастлив)
Ruka: А я бы оторвался по полной.
(все смеются)
Ruka: Накупил бы консервов на четыре дня. А потом бы еще кучу сладостей накупил и съел бы всё.
– Бросили бы диету? (смеется)
Ruka: Да. (смеется) И пил бы, пил, пил. И ел.
– И последнее Ваше место?
Ruka: В моей могиле.
– В могиле?
Ruka: Обнял бы ее и заснул. (показывает, как крепко-крепко обнимает могилу)
– Хотите умереть во сне?
Ruka: Хорошо бы.
Hibiki: А я бы творил, что хотел. Грабил, убивал… Я такой тип, что хотел бы умереть, порядком замарав руки.
– Ох, а сейчас есть человек, которого Вы бы хотели убить?
Hibiki: Нет, пока никого конкретного.
(все смеются)
– А если бы кто-то из участников группы подвернулся, то тоже убили бы?
Hibiki: (очень эмоционально) Зачем мне их убивать? Я бы незнакомцев убивал.
Yukino: Ты совсем не такой как я. (смеется)
Hibiki: А в конце…
Ruka: … тебя бы убили. За неделю до всего.
Hibiki: А, ну, можно и так.
– Кем бы Вы хотели быть убитым?
Hibiki: Без разницы. Полицией, может? За все мои убийства. Потому что я бы хотел попробовать всё. Хотя, может, это не очень доблестно, и лучше себя убить. Вспорол бы себя. (показывает, как вспарывает себе живот) Как-то так.
Ruka: А еще можно всю неделю смотреть «Waratteiitomo» [Развлекательное шоу. – Прим.пер].
Yukino: А, да, тоже можно.
– Mako?
Mako: Хочу провести тихо и скромно.
– Без суеты?
Mako: Внутри своего сознания.
– Суеты не любите?
Mako: Без суеты, с разными людьми, с привычными, окружающими меня по жизни вещами, в спокойствии.
– Где и с какими чувствами в последний момент?
Mako: Этого не знаю, пока не наступит время.
– Кстати, на фан-почту отвечаете?
Ruka: Я отвечаю. С большой радостью отвечаю. (улыбается)
Hibiki: Если сами заполняют адрес, кладут марку и открытку, то отвечаю. Я ленивый.
Ruka: Но я радуюсь уже тому, что получил письмо!
Yukino: Я читаю, и если в содержании есть что-то, на что нужно ответить, то обязательно отвечаю. Бывает, что и ничего не отвечаю, если там что-то сложное, или выражено не очень хорошо, или если до меня просто какую-то информацию доносят. Отвечаю только если что-то требует моего ответа. И людям, которым я до этого по такому же принципу ответил, тоже отвечаю. Если чувствую, что письмо требует ответа, то даже марку сам покупаю.
Reo: В основном, люди неизменно ходят на наши концерты, и я стараюсь отвечать, когда получаю письма, но последнее время я как-то занят, и не отвечаю вовсе. Я сортирую старые письма по порядку, но, думаю, отвечать уже как-то поздно. Я просто хочу воплощать то, о чем люди просят.
Mako: А я… всё читаю, но не отвечаю.
Ruka: Если никому не отвечать, то будет равенство. (доброжелательным тоном)
Hibiki: А вот если написать, но не отправить…
– О, бывало, что забывали отправить?
Hibiki: A? Такого я не делал.
Reo: Я тоже.
Yukino: Это ужасно.
Ruka: У меня тоже такого не было.
(недовольная возня)
– (смеется) Ну и напоследок, ваши цели и слова для поклонников.
Reo: После тура Токио-Нагоя-Осака мы запланировали еще один ванман 31 июля. Мы хотели бы, чтоб вы уловили то изменение, какими kein были, и какими стали. Потому обязательно приходите.
Yukino: Эээто что было?
Reo: Планы и послание. (пояснил соседу)
Yukino: Всегда от лайва к лайву мы отдаем много нашей энергии, и нам хотелось бы, чтоб вы продолжали видеть в нас изюминку. А послания ищите-ка на концертах, в наших текстах ♥
Ruka: «Ищите-ка». (смеется)
– Мне после Ваших слов сердечко вставить? (смеется) [Момент в словах Юкино, к которому они прицепились, связан с использованием им частицы ねв конце своей речи, которая придала его словам немного игривый оттенок. Это трудно выразить в русском языке, потому последующая часть диалога тоже будет казаться странной, так как они начинают перебирать все возможные оттенки использования этой частицы. – Прим.пер.]
Ruka: Нет, лучше крупным шрифтом. (смеется) (повысив голос) Мол, «ИЩИТЕ». [В оригинале просит добавить маленькую «っ» – Прим.пер.]
Yukino: (дурачатся с Ruka, повторяя “ИЩИТЕ!»)
Mako: Но там ведь другой оттенок. Ищииите~ (сладким голосом)
Hibiki: А может в конце злобный смайлик?
Ruka: Кто за злобный смайлик? (улыбается) Клуб злобных смейликов!
Mako: Угу, с пульсирующей жилкой. (улыбается)
Ruka: Еще, мы разностороння группа, потому, думаю, интересно также и наблюдать за процессом нашего развития ♥ Мне тоже сердечко! (смеется) Вот веселье.
Yukino: Еще один клуб смайликов?
Ruka: Это весело. Ой, а послание я можно попозже скажу?
Hibiki: Ну наконец-то (очередь дошла). Я бы хотел попробовать что-то, чего kein еще не делали, что-то новое. А послание: постараемся играть лайвы так, чтоб удовольствие мог получить абсолютно каждый.
Mako: Присоединяюсь. Думаю так же, как и Hibiki. Ну, может, всё? (хочет закончить)
– Что бы Вы хотели, чтоб слушатели почувствовали на лайвах?
Mako: Я буду рад, если они хоть немного проникнутся.
Reo: Согласен.
Mako: Я бы хотел, чтоб все… как же это сказать… получали удовольствие от лайвов, без негативных эмоций. Вот. А, и мы тут недавно тему зла обсуждали, да? Я вспомнил только что. Зло – это не прощать других.
– Сами Вы всех прощаете?
Mako: Прощаю… Иногда, впрочем, задумываюсь, правильно ли я поступаю… Но пока что… не получалось не прощать. (грустно улыбается)