kein interview | Fruige Vol.7 (October 2000)

696
Журнал: Fruige Vol.7 (October 2000)
Интервью: Tomiko Suda
Перевод: Hotaru Filth
Описание: Интервью kein по случаю распада группы.

О kein

– Для начала, хотелось бы услышать ваши впечатления от вчерашнего (16/07/2000) ивента “Frush!!”
Reo: Из всех лайвов, что были у нас в Токио до этого, там было больше всего людей, и для нас это было немного неожиданно… Интересно было.
Hibiki: В гримерке было весело. Там были все наши знакомые. Если уж честно говорить, то я даже разнервничался, что вокруг столько хороших ударников. Учиться нужно, учиться. В гримерке было весело, но и сам лайв тоже отлично прошел.
аie: Времени было не много и, чтоб подстроиться, пришлось играть соответствующее количество песен. Ну, нам удалось оторваться.
Yukino: Там участвовали наши группы-друзья, и это было здорово. Но хотелось сыграть чуть больше песен.
Mako: Мне все понравилось…
– Понятно. (смеется) В общем, когда выйдет эта статья, ваша группа уже распадется… Я была правда удивлена такой внезапностью. Когда именно впервые зашел разговор об этом?
Reo: Когда именно… К финалу тура по случаю выхода “Mourou no mi” у нас были ванманы в Токио-Нагоя-Осака, но решили мы еще до того. Мы не хотели объявлять об этом через какие-нибудь журналы, а хотели в первую очередь сообщить именно слушателям, вне записи… Потому удивлены были даже некоторые приближенные к группе люди.
– Еще как удивлены!! Удивлены были даже некоторые из ваших друзей-музыкантов.
Reo: Аа… В любом случае, в первую очередь мы хотели сообщить слушателям… Подумали, что правильнее будет первым делом сообщить об этом людям, пришедшим посмотреть на нас в тот день (9 июня). Потому надеемся, что знакомые уж нас простят.
– Понимаю. Ну, расскажите о ваших чувствах после того, как вы сказали: “kein больше нет”.
аie: С моего прихода в kein прошло не так много времени, но мы провели много отличных, хороших лайвов, достойных выступлений… Я играл, стараясь соответствовать ожиданиям людей, что меня поддерживали, и за то, что они регулярно приходили посмотреть на нас… я очень благодарен.
Yukino: Ну… Я был в группе с самого ее основания, мы отыграли много лайвов и за все время активности kein эта группа стала частью меня… В ней я не просто многому научился, но и вырос как музыкант. И я хочу поблагодарить всех, кто полюбил kein за это время.
Hibiki: … Благодаря участию в kein я смог наладить отношения с людьми, завел контакты с другими группами… Я многое получил… И если я буду продолжать музыкальную деятельность, думаю, эта группа здорово меня закалила. Мы много выступали, но пока не было лайвов, которыми лично я сам был бы доволен… Такое бывает, что ты доволен группой, но не доволен лайвами. Потому я хотел бы продолжать деятельность в группе, чтоб добиться лайвов, которыми наконец буду доволен.
Mako: Мне повезло с участниками kein, с ними было очень легко работать. Я также благодарен и слушателям, которые разделяли наши чувства. …Мне пока не удалось в полной мере донести то, что я хотел передать и показать… Потому мне хотелось бы думать, что мы встретимся где-нибудь снова.
Reo: За то время, что мы играли в kein, нас очень быстро стали высоко ценить, и я не мог не думать: “Как же нам повезло с окружением!” Все это благодаря слушателям, что всегда приходили посмотреть на нас, потому им мы должны сказать отдельное спасибо. Большое спасибо и тем, кто так или иначе был связан с группой и поддерживал нас.

О будущем, о вечном

– Все уже точно решили, что хотят и впредь выступать?
Mako: У всех участников по-разному, думаю. Не могу сказать.
– Не появитесь в скором времени вновь?
Все: Не можем сказать!
Hibiki: Я не знаю.
Все: (смеются)
– Но музыкальную деятельность вы продолжать планируете или как?
Mako: Хибики наверняка откроет в себе новые таланты!
Все: (смеются)
Hibiki: Да-да. (смеется) Чем бы мне заняться. Может, буду делать тамагочи.
Все: Старье! (смеются)
– Вы уже решили, но сказать не можете?
Mako: Не можем сказать, потому что не решили.
– Вот как. Надеюсь, вы в скором времени объявитесь вновь. Ну, расскажите еще раз, чем были для вас kein?
аie: Даже когда группы не станет, то, что мы сделали, останется… Думаю, я навсегда останусь фанатом kein… Это было целью, которую я должен был достичь. И впредь kein навсегда останется важной частью моей жизни.
Yukino: Для меня не было ничего важнее kein…Даже в обычное время я не думал ни о чем, кроме группы… Она была моей жизнью.
Mako: …И другие участники, и я, были группой, что смотрела вперед… Лично я сам… не думал ни о чем, кроме музыки kein. И не смотря на то, что мы подошли к такому финалу… наверное, это лишь подтверждает то, что мы все смотрели вперед.
Hibiki: Я был участником kein и одновременно любил эту группу… В каком-то смысле, я был и фанатом, и участником. И я думал не столько о том, к какой жизни стремлюсь я сам, сколько о том, какой хотел бы видеть свою любимую группу. Мы, все пятеро, были очень дружны, и было очень здорово обсуждать дела группы всем вместе. Группа была местом, где мы все могли поговорить об одном и том же. Это была очень важная часть моей жизни.
Reo: Для меня kein навсегда будет группой, что дала толчок, стимул что-то начать… Конечно, грустно от того, что группа прекращает свое существование, но… Наверное, это потому, что мы уже показали все, что могли сделать в kein. Если мы продолжим заниматься музыкой и найдем что-то, что даст нам новый толчок, то возьмемся за это вновь. А пока спасибо всем, кто нас поддерживал.

Advertisements

Kazuya x yukino (david & lynch) [interview]

107001438
Pamphlet: deadmanlynch. – david & lynch
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью Казуи и Юкино в период совместного тура deadman и lynch. Рассказывают о своем первом знакомстве во времена kein и babysitter, положительных и отрицательных качествах друг друга.

– Только что мы закончили беседу с айе и Рео, с которыми решили не говорить про тур, и теперь, наконец, приступаем к беседе с басистами. Здесь мы тоже, наверное, опустим тему самого тура. Расскажите, как долго вы знакомы?
yukino: Лет 5-6?
Kazuya: С первой встречи лет 5-6.
– Когда вы впервые встретились?
yukino: У kein был совместный лайв с babysitter в Ниигате. Вот с тех пор. После лайва мы с Мако сидели и разговаривали, а он подошел к нам такой с выпивкой: “Привет-привет”! Помню, как тогда подумал, что у него очень смуглое лицо.
Kazuya: (смеется) Мы здорово поговорили тогда.
yukino: В то время я был очень стеснительным, да и Мако не особо разговорчив с незнакомцами. Так что ты нас наоборот выручил.
Kazuya: Да я так и подумал. “О, те двое кажутся такими одинокими, нужно к ним подойти!” Доброта!
yukino: Ты просто не хотел идти за столик Нигу и Хибики.
Kazuya: (смеется)
yukino: Они были очень шумными. (смеется) Нигу хоть и не пьет, но его все равно много. Видимо, это его улун так стимулирует.
Kazuya: О да. Вдвоем они бесподобны. Я этого не понимаю, но характерами они сошлись…
yukino: И правда, очень. К концу первой афтепати Нигу уже звал Хибики “эй ты”.
– Похоже, они очень подружились.
Kazuya: Еще как! Никто этого не ожидал.
yukino: Но я могу это понять, у них…
Kazuya: Есть что-то общее, да?
yukino: Да.
Kazuya: Что же это?.. Кстати, на момент, когда решилось, что у нас будет совместный лайв в Ниигате, мы все тайно любили kein.
– А не Laputa?
Kazuya: Ах, Вы про те шуточки! Мне тоже говорили. [Скорее всего, речь о том, что babysitter часто сравнивали с Laputa, аля первые копируют вторых. – прим.пер.] В общем… Мы очень ждали, когда kein приедут из Нагоя, чтоб провести с нами совместный лайв, и решили, что обязательно должны с ними подружиться. Поэтому когда лайв закончился, мы сразу налетели на них: “А не пойти ли нам выпить?” Лично я был очень возбужден. Так и завязалось.
– Как правило, такие афтепати всегда проходят дружно, но когда люди живут далеко друг от друга, есть вероятность, что на том все и закончится. Вы продолжили общаться и впоследствии?
yukino: Это тогда мы телефонами обменялись?
Kazuya: Вроде да. Но вообще, на той афтепати я тоже весьма стеснялся такого количества знакомых людей.
yukino: Знакомых? Незнакомых ты хотел сказать?
Kazuya: Ну да, незнакомых.
yukino: Болван. (смеется) [В оригинале Казуя перепутал слово “hito-mishiri” (“стеснительный”) с “kao-mishiri” (“знакомый”) – прим.пер.]
Kazuya: Чего? (смеется) В общем, я очень стеснялся, как мне кажется. Но, когда я увидел Юки в качестве басиста, мне очень понравилось, как он играет, так что я его много расспрашивал про бас. И на той афтепати мы говорили в основном про бас… кажется… да?
yukino: Я не помню, о чем мы говорили.
Kazuya: (смеется) Не помнит он! Да, говорили про бас, но иногда и странные темы проскакивали… Потому что это была наша первая встреча и я очень нервничал…  А потом мы обменялись телефонами.
yukino: А, да-да, тогда это и произошло.
Kazuya: И мы стали много звонить друг другу по любому поводу, даже обсуждали, не создать ли нам как-нибудь общую группу… Да?
yukino: Да. Общались довольно часто… Есть люди, с которыми я обменялся телефонами, и потом почти не созванивался, но вот с Казуей я общаюсь. А есть люди, которым я вообще ни разу и не звонил.
– То есть, был интерес?
yukino: Я не общаюсь с людьми, с которыми сложно поддерживать разговор. Люди, с которыми я обменялся телефонами, но потом ни разу не звонил, это те, с которыми разговор не вяжется… С которыми беседа будто прерывается… Но с Казуей болтать очень легко, так что с ним мы общались много.
– Во время этого тура вас часто можно заметить с бас-гитарами, беседующими во время репетиций. Вы будто построили свой мирок.
Kazuya: Вот как?
– На фоне драммеров, которые общаются более стесненно, вы выделяетесь.
Kazuya: Выглядим естественно?
– Да.
yukino: Хоть мы и встретились впервые за долгое время, нет чувства будто мы давно не виделись.
Kazuya: Это так.
yukino: Мы можем общаться так, будто часто видимся и без того. Так что во время этого тура мы чувствуем себя легко. Это очень здорово, можно вести себя непринужденно. И можно обмениваться оборудованием.
– Если так подумать, это удобно.
Kazuya: Удобно, да. Довольно часто пользуемся…Что-то разговор перешел в немного серьезную степь о музыке, но оборудование мы тоже одинаковое используем.
yukino: Почти во всем сходимся. У нас и производитель один, и серия. Иногда лень что-то доставать, так что, бывает, просто одалживаем.
Kazuya: Бывает. Мне тоже кажется, что мы на одной волне, это даже странно. И говорить можем о чем угодно.
yukino: Вот мы сейчас беседуем, но нам вообще без разницы… В плане содержания. Так что о чем бы еще поговорить?
– Оборудование у вас одинаковое, но взгляды на игру, думаю, разные. В чем, как вам кажется, вы отличаетесь?
Kazuya: Лично мне кажется, что я довольно грубоват. В игре.
yukino: А я думаю наоборот.
Kazuya: Правда? Чисто играю?
yukino: Я думаю, что Казуя более старательный.
Kazuya: Серьезно? Ого… Правда?
aie: Не старательный он! (находился поблизости вместе с Рео)
Kazuya: Не старательный?
Reo: У тебя сейчас такое лицо счастливое было. “Я старательный?”
Kazuya: (смеется) Потому что мне никто никогда не говорит, что я старательный.
yukino: Я более безответственный.
Kazuya: Но разве мы первым делом не на стиль игры смотрим?
yukino: А.
Kazuya: Поэтому, если посмотреть так, я думаю, ты играешь очень непринужденно. У меня так не получается…
yukino: Понимаю. Кое-как понимаю.
Kazuya: Потому я и назвал свою игру грубоватой.
yukino: Даже не знаю. Не могу сказать, что именно в ней грубого.
Kazuya: Ну ты понял. В итоге, с нами обоими что-то не так.
yukino: Если на то пошло, то я не то чтоб любил бас. Ну, я его люблю, просто… Как сказать? Сложно подобрать слова, но, наверное, я выбрал его потому, что ничего другого не умею. Пока только это на ум приходит.
Kazuya: Аа…
– Но разве в прошлом Вы не играли на гитаре?
yukino: Играл, но когда я думаю об этом сейчас, мне кажется, что мне было все равно какой инструмент выбрать.
Kazuya: Я видел фото, где Юки на гитаре играет.
yukino: В журнале?
Kazuya: Ооочень давно.
yukino: Тогда у меня еще были длинные волосы.
Kazuya: Да-да-да. Но сейчас для меня это будто незнакомый участник какой-то группы. (смеется)
yukino: Аа… (смеется) Ну да.
Kazuya: Помню как смотрел и думал: “Ух, какой классный!”
yukino: Сейчас уже не на что смотреть.
Kazuya: (смеется)
– А Казуя ведь тоже…
Kazuya: Каким же я был…
– Вы ведь больше макияжа использовали? Я бывал(а) и на лайвах, но… Простите! У вокалиста была слишком сильная харизма (смеется), впечатлений о Вас у меня не сохранилось.
Kazuya: (смеется)
yukino: Сильная, да. В обычной жизни тоже не уступает.
Kazuya: Куда бы я не подался, везде сильные вокалисты, так что мне часто говорили, что кроме них ничего не помнят.
– В babysitter и правда трудно запомнить что-то кроме Нигу.
yukino: babysitter – они такие.
Kazuya: (смеется) Ну, это ведь хорошо? Когда вокалист сильный, то и результат соответствующий.
yukino: Хочу вернуться к предыдущей теме. Вот Казуя сказал, что я играю непринужденно, а он нет, но мне кажется, он просто такой тип музыкантов, которые очень точно подстраиваются. Я в этом плане более самовольно себя веду. И я сомневаюсь, хорошо ли это. Поэтому, с такой точки зрения, это я грубоват, а Казуя вписывается более чисто. Но, если так подумать, сейчас мы вертимся в одном туре и у меня есть возможность рассмотреть его получше. С тех пор как я послушал новый альбом deadman, я думаю о том, что если бы выбирал басиста для группы, то предпочел бы не себя, а Казую.
Kazuya: О… ого.
yukino: Так я думаю. Я больше на гитариста похож.
Kazuya: Аа…
yukino: Я не думаю о себе, как о басисте.
Kazuya: В принципе, этот нюанс я понимаю.
yukino: И сэмпаи среди музыкантов, и люди в окружении, говорят мне, что я не похож на басиста. В плане игры. Так что мне кажется, я такой тип музыканта, который сбивает группу с пути. Если нас сравнивать, Казуя более надежный. И с Токи он хорошо сработался.
Kazuya: Ты так думаешь?
yukino: Когда я послушал, мне понравилось.
Kazuya: Это очень приятно. Жаль только, что у меня особо нет какого-то самоопределения.
yukino: Ты лучше меня, серьезно.
Kazuya: Нет-нет-нет!
yukino: Но я умнее.
Kazuya: (смеется)
yukino: Ну правда.
Kazuya: Сейчас как бы не об этом речь, нет?
yukino: Я поражаюсь твоей тупости.
Kazuya: (смеется)
yukino: Я в шоке был. Во время тура. “Что с ним не так вообще?”
– Кандзи писать не умеет. (смеется)
Kazuya: Ты это понял после того, как мы столько времени вместе провели?
yukino: Мне было бы все равно, если бы ты плохо играл на басу, но ты хотя бы кандзи пиши! На тесте по иероглифам у меня было первое место, а у него последнее.
– (В Нагано) Рео проводил тест по иероглифам, 1е место занял Юкино, 2 и 3 – lynch., с 4 по 7 – deadman. Для меня это было ударом. (смеется)
yukino: Во время теста Казуя тащил их вниз.
Kazuya: (смеется) Это так. Я всегда плетусь позади.
yukino: Подался в музыку, потому что здесь иероглифы не нужны. Подучи хоть немного.
kazuya: Почему я люблю эту сферу? Потому что здесь не нужны общие знания!
yukino: Хоть и не нужны, а кандзи пиши! Хоть немного.
Reo: Хотя бы просто по-человечески.
aie: “По-человечески” он тоже вряд ли напишет.
Kazuya: Наверное.
Reo: “Наверное”! (смеется)
– Повелитель иероглифов и неудачник…
Kazuya: Здесь мы прям на контрасте. Вершина и дно.
Reo: И чему ты радуешься? (смеется)
Kazuya: (смеется) Ох, что-то у меня голова разболелась.
aie+Reo: (смеются)
Reo: Мозг жмет?
(все смеются)
yukino: Да ничего там нет.
Kazuya: Ну, я просто не люблю думать головой. Я все выражаю через чувства.
yukino: Но разве ты не думаешь над басовыми фразами?
Kazuya: М? Хм…
yukino: Твоя голова работает только в эту сторону?
Kazuya: Наверное. Над басом я подумываю.
yukino: “Задумываюсь”, нет? [Казуя сказал “kangaeru”, но грамматически правильнее было бы “kangaeteiru” и Юкино его подстебнул поправил. – прим.пер.]
Kazuya: Когда я думаю над одной гитарной фразой… Если ничего не выходит, то это из-за моей незрелости, наверное. Бывает, что я могу потратить целый день, думая над одной только фразой.
yukino: Хм… У меня такого нет. Потому что над ними я наоборот не думаю. Похоже, мы по-разному используем голову?
Kazuya: (смеется) Ну ладно.
aie: Кошмар! Выставили Казую каким-то дураком! (смеется)
Yukino: Фразы приходят в голову, когда ты просто играешь, разве нет? “О, вот здесь такая подойдет”. Наверное, у меня это просто дело техники.
Kazuya: Они-то приходят… Просто когда думаешь дальше, начинает казаться, что другая подошла бы больше.
yukino: Такое тоже бывает.
Kazuya: Поэтому о музыке я очень усердно думаю. За это не переживайте.
– Хорошо. Ну, главное, чтоб Вы могли сетлист прочесть.
Kazuya: Думаю, по окончанию тура davidlynch. они все прочувствуют мою философию.
аie: Тур, в общем-то, заканчивается завтра.
Kazuya: Вот как, завтра?… Разговор что-то совсем от темы отошел, это ничего? Такое что-то.
– Ничего (смеется) Ну, напоследок, расскажите про свои общие ожидания на будущее.
yukino: Ожидания… Что будет, то будет.
– Может, Вы хотите, чтоб Казуя стал умнее?
yukino: Непременно.
Reo: Я тоже об этом подумал.
yukino: Недавно разговор о географии зашел, так он вообще не знает, где что находится. Я тоже не так уж много знаю, но он с такой уверенностью заявлял: “А, это там-то!” (смеется) У меня даже возникло желание купить ему учебник.
– Не понимает, в какой части Японии сейчас находится?
yukino: Недавно спрашивал: “А Кавасаки это где?” Сказали, что в префектуре Накагава, а он: “А, Канадзава”. Ну, к музыке это отношения не имеет.
Kazuya: Буду рад, если однажды найдется человек, который примет меня таким, какой я есть.
yukino: Для того, чтоб это произошло, тебе и говорят подучиться! Но оставим эту тему. У тебя самого-то есть какие-то ожидания?
Kazuya: Есть. Конечно, я хотел бы продолжать деятельность в deadman, играть музыку, и как-нибудь снова выступить вместе на одной сцене. В общем, совместный лайв хочу.
аie: Завтра? Завтра будет!!!
(все смеются)
Kazuya: Нет, нет, ну я ж не об этом.
Reo: Как перестать ржать.
Kazuya: Я бы хотел, чтоб мы и после этого всегда были вместе…
– Так может продолжить в составе davidlynch.?
Kazuya: Неплохая идея. Чтоб еще такого сказать, чтоб это и нашей последующей деятельности касалось. Может мне лучше перефразировать и сказать все нормально?
yukino: Как будто ты найдешь слова получше. (смеется) Или найдешь? В  твоем-то словарном запасе.
Kazuya: Ну хорош уже! В конце ведь нужно закончить красиво. А, только это не совсем ожидания были, а желания.
yukino: Ожидания… Ну, будем считать, что это ожидания человека, стоящего на сцене.
Kazuya: Так сойдет?
yukino: Ну, итоги подвели. Ожидания… У меня тоже желания.
Kazuya: Желания ведь можно? Можно желания?
– Можно. Вроде тех, чего вы хотели бы достичь?
yukino: Чего я хотел бы достичь… Скорее, достигну ли я чего-то, если буду делать так-то.
Kazuya: Аа.
yukino: Это не касается интервью, но мне хотелось бы спросить. Если я буду прикладывать больше усилий в таком ключе, хорошо ли это будет?
Kazuya: Играя на басу? Все может быть…
yukino: Когда я увидел deadman после прихода Казуи, я подумал, что это то что нужно. Хотя я не имел ничего против Такамасы. Токи, вроде бы, тоже легко все дается, и я вижу, что он может положиться на Казую, когда играет на ударных. Вчера в Канадзава я наблюдал за его игрой в конце зрительского зала и подумал, что выглядит он убедительно. Если я могу судить о нем, как о басисте, то сейчас у него есть все, что нужно. Особо нет чего-то, что ему можно было бы изменить. Но чисто как человеку, стоящему на сцене, я посоветовал бы ему расслабиться.
Kazuya: Аа, я понял.
yukino: Ты очень серьезно играешь.
Kazuya: Аа.
yukino: Иногда ты вроде бы и двигаешься, но я думаю: «Почему он так зажат?» Тебе можно было бы делать больше внезапных движений. Думаю, ты мог бы вести себя немного развязнее.
Kazuya: Я понял.
yukino: Мне нравится, когда я смотрю и происходит что-то внезапное. И со своей стороны я считаю, что у меня много таких моментов. Правда, это мешает мне играть.
Kazuya: (смеется)
yukino: Когда я так заведен, мне тяжело играть. Это все осложняет.
Kazuya: Наверное, в этом мы противоположны… Я, конечно, играю серьезно, так что как музыканту мне хотелось бы предложить тебе попробовать играть более ответственно. Это на тему того, что я хотел бы сказать тебе как музыканту. Но чисто по-человечески мне до тебя далеко. Мне очень нравится, как ты ведешь себя на сцене, и я хотел бы у тебя поучиться. Это то, в чем мы отличаемся.
yukino: Наверное, мне стоило бы играть серьезнее.
Kazuya: Если бы мы могли заполнить недостатки друг друга, было бы идеально.
yukino: Фьюжн нам помог бы.
Kazuya: А?
yukino: Как в Dragon Ball.
Kazuya: Да, я мог бы играть, а ты отвечать за перформанс. Было бы круто стать единым целым. (смеется)

Читайте также:
Mako x Hazuki (david & lynch) [interview]

Mako (kein) interview (SHOXX 2000/7)

2000'2mako2 copy
Magazine: SHOXX Vol. 89 (July 2000)
Interview: Reiko Arakawa
Translation: Hotaru Filth
Comment: Персональное интервью Мако-сама для SHOXX.

– Как давно Вы начали петь в kein?
Mako: Года 3 назад.
– Если оглянуться на эти 3 года, какими они были?
Mako: Вначале я был незрелым. Мыслил узко, даже из музыки слушал только то, что нравилось мне. В группе же все действуют сообща, я стал задумываться о том, что лучше, и о работе в команде вообще.
– Вам тяжело работать в команде?
Mako: Да, пожалуй, тяжело. Я редко бывал в компании, так еще с детства было. Чаще всего я был один.
– Что в одиночестве кажется Вам приятным?
Mako: Никто не вмешивается в твои дела. В хорошем смысле ты можешь стремиться к тому, что нравится тебе, не подвергаясь влиянию окружающих. Но сейчас нас пятеро, и я думаю, это помогло мне немного вырасти.
– Почему Вы решили играть в группе?
Mako: Я хотел самовыражаться, это могло быть что-угодно.
– До kein Вы в группе не играли?
Mako: Нет, играл и до этого, но простые представления мне тоже нравились, потому общался с такими людьми.
– Что-то вроде театральных представлений?
Mako: Да.
– Тогда почему Вы выбрали пение как способ самовыражения?
Mako: Причину трудно назвать, вообще-то больше всего я хотел стать актером. Но, думаю, там возможностей меньше. Хочется ведь играть только те роли, что нравятся мне. В таком смысле я выбрал музыку потому, что так можно больше возможностей выстроить.
– Вы с детства хотели стать актером?
Mako: Да.
– Не думали походить в школу актерского мастерства?
Mako: Думал, но я же тогда ребенком был… (улыбается) Одними своими силами у меня так ничего и не вышло.
– Сейчас тоже думаете о возможности актерского пути?
Mako: Мм… Если будет интересная мне роль, то я хотел бы попробовать сыграть.
– Кого например?
Mako: … Персонажа, которого ненавидят. Кого-то, кого в реальности люди презирали бы.
– Но это не главный герой?
Mako: Думаю, в некоторых фильмах он мог бы стать и главным героем.
– Понятно. Ну, а с началом kein, что на Вас особенно повлияло?
Mako: …Сейчас мне пришло в голову, что мы много спорим с другими участниками. (улыбается)
– В каком ключе спорите?
Mako: С Рео много спорим. (улыбается)
– (улыбается) Я не о том. Что на Вас повлияло?
Mako: Иногда с Юкино сойдемся на том, что определенная песня хороша, но когда пытаемся ее в реальности сыграть, то это довольно сложно.
– Я о другом. Какое Ваше самое сильное воспоминание за все время активности группы?
Mako: Я особо не обращаю внимания.
– Не обращаете? Вы не запоминаете четко событие за событием?
Mako: Не запоминаю.
– Мне очень интересно, чем Вы занимаетесь в обычной жизни? Вне студии.
Mako: Вне студии? Ничего особенного.
– Например?
Mako: Ем. (улыбается)
– Когда Вы дома, то Вам нравится смотреть телевизор, читать книги или, может, смотреть фильмы? Исходя из этого, что предпочитаете?
Mako: Я часто смотрю фильмы. Книги тоже читаю.
– Какие фильмы смотреть любите? Просто чтоб развлечься? Или ищите в них что-то?
Mako: Ищу бессознательно. Обычные экшены или что-то в таком роде мне не нравится. Ищу что-то скрытое внутри.
– Какой фильм из недавно просмотренных показался Вам интересным?
Mako: Вчера как раз посмотрел “Саймон Бирч” и очень впечатлился. История про мальчика с врожденной проблемой роста и его лучшего друга Джо. Если скажу, чем всё закончилось, то испорчу впечатление тем, кто только собирается посмотреть, но в фильме рассказывается о том, как все держали Саймона Бирча за дурака, а он твердил, что еще станет героем. Эти слова значили многое.
– Почему Вы решили посмотреть этот фильм?
Mako: Почему? На коробке было изображение торчащих из воды рук, а на них – младенец. Увидел его, вот и…
– Стало интересно? Ну, продолжая тему фильмов, какой фильм считаете своим самым любимым?
Mako: Нравится “Сердце Ангела” с Робертом де Ниро и Микки Рурком. В фильмах мне в основном нравятся вещи без хэппи-энда.
– Тяжелое чувство, а не облегчение, что всё хорошо закончилось?
Mako: Тяжелое чувство… да, пожалуй. (улыбается) Когда главный герой старался изо всех сил, но в итоге его старания не были вознагражжены. Такое нравится. Когда все кажется бессмысленным… Думаю, у всех бывают такие мысли в жизни. Будто твои старания не окупаются, не замечаются.
– Короче говоря, не хитовые фильмы. (улыбается) Лишенные приятных эмоций.
Mako: (улыбается) Даже если в фильме нет хэппи-энда, но герой остается жить, разве это не говорит о его силе духа? Такое наоборот интереснее смотреть.
– Мм… Но если в фильме нет хэппи-энда, а герой – тот, которого люди презирают, то это немного не те чувства, что обычно испытывают люди. Вам так не кажется?
Mako: Не знаю. Думаю, всё же есть люди, которые думают так как я. Я вовсе не пытаюсь навязать кому-то свои мысли. Кто-то думает так, кто-то – иначе. Я не акцентирую внимание на различиях, а воспринимаю каждого как индивидуального человека.
– Не сравниваете?
Mako: Нет.
– Понятно. А чего бы Вам сейчас хотелось?
Mako: Чего-то нового… Чего-то, что я доселе не испытывал, но о чем мог бы подумать с восторгом. Последнее время все мои мысли занимает группа.
– Сколько группа занимает в процентах?
Mako: 85%?
– Как Вы на сцене отличаетесь от себя в обычной жизни?
Mako: Колоссально. Это говоря понятным языком. Говоря иначе, всё, о чем я думал… Всё, что копил в себе в обычное время, я могу высказать когда я поднимаюсь на сцену.
– Опишите себя во время лайва.
Mako: Неприятный человек, что не называет ответов? Разбрасывается подсказками, но ответов не называет.
– Я изменю тему, но не могли бы Вы рассказать о своих слабостях?
Mako: Когда навязывают что-то. Что-то иррациональное.
– Я хотела, чтоб Вы рассказали о своих слабостях немного проще. Например о том, что Вам тяжело рано вставать.
Mako: А, можно и так? (улыбается) Хм… Например, говоря о еде, я не ем ничего мясного.
– О, не едите мясо?
Mako: Не ем.
– А рыбу?
Mako: Рыбу ем, но не очень люблю.
– То есть Вы вегетарианец?
Mako: Да.
– И совсем Вам не хочется?
Mako: Нет. Всё, что угодно, только не мясо. (смеется)
– Недавно Рео говорил, что он по натуре сова, а Хибики – жаворонок. А какой тип Вы?
Mako: Когда солнце садится – просыпаюсь, когда встает – ложусь спать.
– Да Вы Дракула. Солнце слепит?
Mako: Слепит. И я плавлюсь. (смеется) Не люблю жару, потому больше предпочитаю холод.
– Вот Вы просыпаетесь ночью и решаете прогуляться, но в такое время ведь ни с кем особо не встретишься?
Mako: Нет, мне и одному хорошо.
– Звонить по телефону не любите?
Mako: Не то что изредка, а вообще не звоню. Только если что-то важное. Хотя внезапно могу и позвонить.
– Вам совсем не бывает скучно?
Mako: Не думаю так. А если и подумаю, то тут уж ничего не поделать.
– Вот как?
Mako: Даже если и подумаю так? То что уж, сам что-нибудь найду… По большому счету мне комфортнее, когда я один.
– Но все равно обмен эмоциями важен ведь. Вам так не кажется?
Mako: Я слушаю музыку, смотрю фильмы, читаю книги.
– То есть, денег не очень много тратите?
Mako: Нет, ну я же покупаю всякие там CD. (улыбается)
– Много CD покупаете?
Mako: Да, и фильмы еще… В день по три смотрю.
– По три в день? Истории не мешаются?
Mako: Иногда и мешаются. (улыбается)
– Как Вы выбираете CD?
Mako: Обсуждаем все вместе, и если мне что-то кажется интересным, или айе приносит что-то классное, то беру послушать.
– Как слушателю, какой Вам сейчас музыки особенно хочется?
Mako: Словами тяжело обьяснить. Музыка, где инструменты и вокал органично соединяются? Это могут быть и саундтреки, лишь бы звук и вокал дополняли друг друга.
– Часто бывает, что Вы покупаете музыку из-за понравившегося в фильме саундтрека?
Mako: Очень часто. Только саундтреки фильмов, которые нравится смотреть мне, найти не так-то просто.
– Вот как?
Mako: Наверное просто я не могу их найти. Например, “Стэн-эксгибиционист” – как фильм может и не очень интересный, но вот музыка там классная. Но найти не могу. Зато CD “Шоссе в никуда” я купил.
– Вам нравятся работы Дэвида Линча?
Mako: Нравятся.
– Когда я смотрела “Шоссе в никуда”, для меня осталось много тяжелых моментов.
Mako: Это так, для меня тоже. (улыбается)
– Не очень понятно. Но посмотреть его еще раз у меня желания не было.
Mako: Я три раза смотрел.
– Почему целых три раза?
Mako: Хотел понять.
– Ясно. И как, поняли?
Mako: Секрет. (улыбается)
– Вы очень оживляетесь, когда разговор о фильмах заходит. А что бы Вам впредь хотелось изображать или выражать в kein?
Mako: Хотел бы писать песни, слушая которые люди будут видеть образы происходящего. Что-то помимо настроения. Чтоб внезапно услышав песню, можно было и увидеть ее.
– Каким исполнителем Вы хотите быть?
Mako: В настоящее время мне еще многого не хватает, но я хотел бы добавить новых элементов, чтоб лучше придавать форму тому, о чем думаю я, о чем думают другие участники, и так выражать наши идеи.

aie x Yukino (kein) interview | Fruige Vol.4 (April 2000)

Screen Shot 2016-08-20 at 14.40.32

Magazine: Fruige Vol.4 (April 2000)
Interview: Tomiko Suda
Translation: Hotaru Filth
Comment: aie и Yukino говорят про первые впечатления от концертов в новом составе (приход в группу aie).

– Прошел уже месяц с тех пор, как aie присоединился к kein. Есть ли изменения?
aie: Уже нет чувства дискомфорта, выступаем в своё удовольствие.
– Каким было первое выступление в таком формате kein?
Yukino: Ну… До этого я всегда стоял впереди, а теперь могу смотреть на троих фронтменов (Mako, Reo, aie) сзади, что в какой-то мере успокаивает. Так что всё хорошо прошло.
aie: А я тогда жутко нервничал… (смеется) Но это тоже только в тот день было, а потом уже все привычным чередом пошло.
– Из-за чего Вы больше всего нервничали?
aie: Ну… Мы впервые стояли на сцене такой пятеркой, и это было совсем не похоже на то, как я выступал до этого. Много изменений в моем сознании произошло…  (смеется)
– (смеется) Это как-то отразилось на выступлении?
aie: Не знаю. У меня даже не было возможности подумать над этим.
– Плохо помните?
aie: Не помню. Да. Я просто подумал, что выложился как мог, но никаких конкретных чувств не было.
– Ну, начиная со второго выступления Вы уже смогли играть свободно?
aie: (повысив голос) Да! Я осмыслил всё, что было в тот день, и со следующего уже [смог собраться].
– Как мы знаем, у Yukino уже был опыт игры на басу в прошлой группе, но все равно Вы переживали. Сейчас, когда Вы перешли на бас, то уже не появляетесь в припевах, нельзя наблюдать Ваши характерные элегантные движения…
Yukino: Да. (смеется)
– (смеется) Раньше Вы говорили про себя “гитарист, не похожий на гитариста”. Но сейчас, став на бас, Ваш стиль не похож и на типичного басиста…
Yukino: Вот как. Спасибо большое. (улыбается)
– Это так странно… Кажется, будто Вы не на басу играете.
Yukino: Мне приятно это слышать.
– (улыбается) Вам, наверное, удается играть не держа в уме, что Вы басист?
Yukino: Это так. Не хочу становиться незаметным лишь потому, что это бас.
– aie, с тех пор как Вы присоединились к kein, что, как Вам кажется, в Вас изменилось?
aie: Хм… Многое…  Хотя, наверное, если кто-то другой посмотрит, то скажет, что не изменилось ничего. Но по личным ощущениям, я играю что-то новое… Нужно стараться не потерять себя. Пока идешь путем проб и ошибок…
– Ваш характерный почерк остается и ясно ощущается даже сейчас. Сейчас Вы исполняете роль, которую до этого играл Yukino, но игра на гитаре у вас разная.
Yukino: На первый взгляд разная, но и много схожего с тем, как играл на гитаре я. Сейчас он изменяет под себя мои партии, но те места, которые я хотел бы оставить, он и сам решил оставить без изменений.
– Моменты, которые подстраивал под себя aie, получились неожиданными?
Yukino: Да. Я даже удивился. На лайвах я вижу его ближе всех, но совсем не переживаю.
aie: Ой-ой, ну ладно. (смутился)
(оба смеются)
– В январе вы также создали информационный клуб, что не могло не порадовать поклонников.
Yukino: Да. Он называется Rückseite и означает “обратная сторона” на немецком. Пытаемся показать себя немного с другой стороны…
– Это любопытно! (смеется)
Yukino: Только с обратной стороны у нас есть еще одна обратная сторона. (смеется)
– Как глубоко… Но увидеть вас хоть немного с другой, не сценической стороны – уже ценно. Также,  с апреля у вас начинается тур по стране.
аіе: Думаю, все эти люди увидят новых kein впервые, так что нужно оправдать их ожидания. Каждый лайв нужно стараться изо всех сил.
Yukino: По ощущениям, с новым участником мы не сильно изменились. Есть чувство, что мы будем крутиться, пока не надоест. Но в каком-то смысле это будет дебют, думаю.
– Вы впервые посетите Саппоро. Судя по тому, что я слышала, очень многие вас там ждут. 
Yukino: Похоже. И мы тоже ждем с нетерпением. Правда.
– Плюс люди, которые не смогли приобрести записи, узнают kein непосредственно на лайве.
Yukino: Да. На лайвах мы можем дать больше, чем на записях. Ну и когда тур закончится, было бы хорошо снова что-то выпустить
– Будут представлены песни, написанные уже aie?
aie: Да. На ванмане одну играли, впрочем.
– Она была написана непосредственно для kein?
aie: Изначально я сам ее написал. Дал Yukino послушать исходник, и он сказал, что это хорошо.
– Ясно. Ну, теперь мы Ваши работы будем слышать все чаще?
aie: Да. С приходом в kein я стал свободен в своих действиях на сцене, так что приходите хоть раз посмотреть.
Yukino: Думаю, если придете посмотреть, то сможете понять, какая мы группа. Не только CD слушайте, но и на лайв приходите пожалуйста.

Читайте также: aie x Yukino (kein) interview | Shoxx Vol.87 (May 2000)

kein interview (FOOL’S MATE 1999/11)

99'7kein2 copy

Magazine: FOOL’S MATE № 217 (November 1999)
Interview: 
Kazumi Kanoh
Translation: 
Hotaru Filth
Comment:
 Kein комментируют свой первый ванман-лайв, а также уход из группы басиста Ruka.

– Вернемся немного назад, так как хотелось бы для начала спросить о ваших впечатлениях от первого ванмана в июле.
Mako: Мы были рады, что так много людей пришло.
Reo: Билеты были сразу распроданы, и мы поняли, что наши слушатели очень ждут этого выступления, потому старались отыграть хороший лайв… Хотя из-за физического состояния есть чувство, что нам не все удалось. Если честно говорить, то о некоторых моментах мы сожалеем.
Yukino: Думаю, лучшим моментом было то, что билеты ушли в солд аут даже при том, что это наш первый ванман, и при полном зале мы смогли выложиться от души. Абсолютно каждый вкладывал много энтузиазма. Хотя лично мне было немного трудно, потому что я неважно себя чувствовал. Думал о том, что в следующий раз подобного нужно не допустить.
Hibiki: Это впервые мы отыграли целых 14 песен, но все равно было чувство, что всё очень быстро пролетело. Не успел я устать, как уже вторая часть выступления была.
– Вы с таким напором начали, что я даже запереживала. (улыбается)
Reo: В тот день было очень жарко, в лайвхаусе тоже градус высокий стоял, да и зрители с самого начала были заведенные, потому атмосфера сразу накалилась и дышать стало нечем. (грустно улыбается) В следующий раз тоже нужно будет что-то с этим сделать.
– Но при всем при том были ведь и положительные моменты?
Reo: Да, в конце у меня получилось прыгнуть в зал. (улыбается) Если кто-то ушибся, то прошу прощения, что выбрал то место.
– Как вы выбирали последовательность песен в тот день?
Mako: В каждой песне есть что-то, что я хочу выразить, донести, потому продумывали скорее с точки зрения общего баланса.
– То есть, больше на мелодию ориентировались?
Reo: Да. Мы размышляли о том, как нам лучше подавать песни, чтоб завести зал и чтоб слушателям было проще всё воспринять в рамках одного ванмана. Исходя из этого и решили. Я думаю, что такой формат был лучшим из того, что Kein могут показать сейчас.
– Сделали ли вы для себя какие-то новые открытия на сцене?
Hibiki: Зависит от песен, но я подумал, что у всех довольно-таки рвало крышу. (улыбается) Хотя когда я играю на ударных, то особо не имею привычки смотреть перед собой, потому я это не столько глазами увидел, сколько почувствовал.
Yukino: Во время лайва я в основном слышу только ударные. Хибики, который устает от обычных лайвов из 5-6 песен, стойко играл все десять песен, так что я подумал: “У нас получится!” (улыбается)
Reo: Во второй половине выступления у нас была ритм-сессия, а остальные какое-то время отдыхали в гримерке и переживали, как же те двое там справляются. Но, на удивление, они вернулись бодрячком.
Hibiki: На следующий день уже всё вылезло. (улыбается)
Reo: Мне казалось, что я со своей гитарой еще многое могу сделать, но когда выступление закончилось, внезапно жуткая усталость накатила. (грустно улыбается) Но я старался ей не поддаться.
Mako: Я со своей стороны выкладывался изо всех сил, но и на лица остальных посматривал, когда на сцене проходил мимо них. (улыбается) А в зале было много парней.
– Это так. На том лайве вы также представили несколько новых песен. Можно ли сказать, что используемые вами элементы расширились?
Mako: Каждый привносит что-то новое от себя. Это то, что мы всей группой выискиваем.
Reo: В этих песнях мы старались не думать о том, что что-то не подходит для Kein, если оно казалось нам классным, потому продумывали и складывали каждую партию, каждую фразу, что, конечно же, добавило нам новых элементов.
– Кстати, сегодня вас четверо…
Reo: По окончанию ванмана 31 июля наш басист Рука выразил желание уйти из группы. Сколько бы мы не встречались, всех не покидало чувство, что вместе мы не останемся… Kein определенно продолжают меняться. И каждый раз, когда разговор заходил о том, как нам стоит показывать Kein, у нас бывали несостыковки. Хорошо, если это что-то, что можно поправить, но даже как артисты в некоторых моментах мы не могли идти на уступки. И продолжать так было бы не очень хорошо, думаю. Так что может это и внезапно, но после ванмана Рука группу покинул.
– И что теперь с басистом планируете делать?
Yukino: Пока не найдем нового участника, на басу буду играть я. Мы думали над саппорт-участником, но решили, что лучше пока так, чем не постоянного музыканта брать. В прошлом я уже дважды выступал на лайвах в качестве басиста, все помнили, как это было, и решили снова так сделать.
Reo: В плане музыки может и лучше было бы взять полноценного басиста, но важны не столько выступления на сцене, сколько атмосфера, как в группе, так и в воздухе, а нам страшно нарушать эту первозданность Kein. Такая первозданность у нас в приоритете, потому мы решили, что будет лучше, если на басу будет играть Юкино.
Yukino: На самом деле, до гитары я какое-то время играл на басу, потому против ничего не имею. Плюсы баса я тоже понимаю.
Hibiki: Просто даже сменив гитару на бас, он все равно останется нашим Юкино.
– Так что брать паузу вы не собираетесь?
Reo: Да. Мы получаем письма от людей, которые еще не бывали на наших лайвах, но хотели бы посмотреть, и мы хотим хоть немного, но дать им такую возможность. Если бы нам чего-то не хватало в таком формате, то деятельность мы бы приостановили, но мы в себе уверены, потому решили продолжать вчетвером. Сначала у нас будет лайв 14 октября в Meguro Rokumeikan, потом в ноябре повыступаем в Канто, а нового участника будем искать параллельно. Мы собирались выпустить новый сингл осенью, но из-за ухода участника решили отложить. Думаем выпустить в начале следующего года, так что подождите немного.
Yukino: Наверное, у поклонников, которые это читают, есть сомнения и переживания касательно того, что же теперь станет с Kein, но мы неуверенности совсем не ощущаем, и убеждены, что дальше только лучше. Так что следите за Kein и впредь.

Voice Mag 01 (Mako personal interview)

jR7ka5NYfqs
Magazine: Voice Mag 01 (September 2002)
Interview: Reiko Arakawa
Translation: Hotaru Filth

Comment:  Тема выпуска – “Воспоминания о песнях”. Мако-сама рассказывает о том, как начал петь, о темах в его лирике, отличии deadman от kein и чувствах на сцене. Журнал вышел 30 сентября 2002 года.

– Какие у Вас ассоциации, когда Вы слышите слово “песня”?
Mako: Песня… По большому счету песни я не люблю… И то, что я пою, мне тоже не нравилось. Я люблю слушать, и мне больше нравились сюрреалистичные мелодии. С самого детства я слушал одни только мрачные и грустные вещи. Хотя если Вы спросите, что именно это было, то точно я не вспомню.
– А вот в младшей школе на уроках музыки Вас наверняка заставляли петь. Что об этом думали?
Mako: Как и каждый ребенок. (улыбается) Я пел, но мне это не нравилось. Вообще не любил перед людьми выступать.
– Ох, так что же Вам тогда нравилось?
Mako: Театральные представления…
– Но в театральных представлениях ведь тоже нужно перед людьми выступать?
Mako: Это другое. Вы ведь становитесь другим человеком. Делаете движения, рассказываете текст, но этот человек – не Вы.
– Ну, а есть песни, которые Вас сподвигли начать петь?
Mako: По телевизору многих хороших исполнителей видел, но среди знакомых таких людей не было… Но потом как-то узнал, что кое-кто из знакомых хорошо поет и удивился, что вот так запросто можно. Если это можно считать толчком, то пусть так.
– До группы писали музыку?
Mako: В программе создавал.
– А когда Вы поняли, что петь тоже интересно, то сразу подумали о группе?
Mako: Нет, не сразу.
– Тогда как так вышло, что Вы стали в группе петь?
Mako: Это произошло не из любви к песням. Просто злость выпускал. (улыбается) Во мне было много злости, вопросов, конфликтов… Чувствовал противоречия в религии, в обществе.
– Вот как? Как поэт?
Mako: Нет, стихи я не пишу. Они просто вертятся в моей голове. И в таком состоянии я просто концентрируюсь на отдельной теме и пытаюсь всё-всё о ней обдумать, разобраться от начала и до конца. Например, для меня было много странного в христианстве, и я очень старался докопаться до истины… Я не знаю, правильно что-то или нет, но если вижу противоречивые моменты, то хочу разобраться.
– Но, говорите, в лирике это выражать не пытались.
Mako: В то время я вообще не думал о группе, это была средняя школа.
– То есть, еще со школьных лет Вы были очень вдумчивым человеком.
Mako: Пожалуй. Всё в себе, всё в себе. (улыбается) Бывают ведь периоды, когда всё становится ненавистно?
– Переходный возраст, да? То, о чем Вы размышляли в то время, легло в основу того, о чем Вы поете сейчас?
Mako: Не всё, конечно, но есть моменты.
– Ну, раз уж разговор зашел о настоящем, то есть ли исполнители или авторы лирики, которые Вам сейчас нравятся?
Mako: Так сразу и не вспомню. … Хотя думаю, что в чем-то согласен с Мэрилином Мэнсоном.
– Это в чем же?
Mako: Думаю, он тоже озвучивает противоречия, что есть обществе, политике, при том, что был христианином. Религиозное общество ведь выступает против него? Но даже когда все настаивают, что не прав ты, мне хотелось бы озвучивать, что и в обществе, и в политике тоже есть проблемы.
– Думаю, давление на него оказывают значительное, но есть ведь и другие методы самовыражения, не обязательно столько врагов заводить. Что думаете?
Mako: Что он делает – это его дело. Думаю, его всё устраивает. Люди, которые давят на него, считают это справедливостью? Что лишь подтверждает, что такая их справедливость ошибочна.
– Сколько лет уже прошло с тех пор, как Вы выбрали пение в группе и вышли на сцену?
Mako: Со времен kein… Это сколько уже?
– В материалах указано, что с апреля 1997.
Mako: Я человек, который стирает прошлое, потому не очень помню.
– “Стирает прошлое” (улыбается) Это поэтому Вы говорили, что забыли текст песни на своем выступлении 16 марта, когда собрались на один день в формате kein?
Mako: И правда забываю. Я и в обычное время забываю, что тоже нехорошо. (улыбается) Что прошло, то прошло. Имею в виду… Сейчас это deadman, и я такой, какой есть сейчас. Так что всё, не стоит! Как-то так. (улыбается)
– (улыбается) Хотите сказать, что уже забыли все тексты kein?
Mako: Нет, конечно нет. Основную часть помню, но какие-то мелочи забываются.
– Прошло уже полтора года с образования deadman, и сейчас Вы, кажется, свободнее себя ощущаете? В начале чувствовался определенный груз на плечах. Или нет?
Mako: Это так. Много думал о том, как подавать те или иные вещи, точно ли я передаю свои мысли, и если мне говорили, что какую-то лирику лучше подносить иначе, то так и делал. Так, наверное, было первое время. Вроде как если мы имеем четкое представление о том, какой должна быть эта группа, выбираем определенный путь, то некоторая лирика нам не подходит.
– Мне, тем не менее, кажется, что вы были полны решимости сделать эту группу не похожей на kein.
Mako: То, что хочу выражать лично я, всегда едино, потому таких мыслей у меня не было… Даже поначалу не было ощущения, что мы так уж изменили что-то. Я, разве что, попробовал изменить подход, слова, которые использую.
– Но не было желания что-то намеренно изменить?
Mako: Да. Лично я не хотел ничего менять в лирике.
– Разве? Но изменили ведь! Помню, Вы ранее говорили, что стало меньше женского взгляда, а больше мужского.
Mako: А… ну если Вы так говорите… то наверное. (улыбается) Но это не о 「グラミー」.
– 「グラミー」исключение.
Mako: Например, в kein 「嘘」я хотел передать диалог. Хотел написать песню с мужской и женской точкой зрения. Но сейчас я, вроде как, пытаюсь от первого лица говорить. Я, конечно, хочу попробовать делать что-то и как раньше, но хочу писать и то, о чем думаю лично я, а не что-то воображаемое.
– В западной музыке, к примеру, мы не всегда понимаем, о чем поется, но можем слушать музыку. Что думаете о лирике deadman в таком контексте?
Mako: Конечно, западную музыку можно и не понимать. Если мелодия хороша, то и достаточно. Но мы играем в Японии, где лирику понимают, так что тексты имеют значение. Вот я сказал, что Мэрилина Мэнсона люблю, но параллельно с ним я очень крутой считаю и песню「悪いひとたち」Blankey Jet City. Очень сильный месседж в ней, очень я был задет этим текстом. Потому лирику нужно не столько петь, сколько выражать, доносить…
– В этом есть проблематика. Кстати, в недавно выпущенной вами демо-записи не было текста ко второй песне quo vadis.
Mako: Там ужасная лирика, и мы ее не включили. Собирались добавить, но в итоге так и не напечатали.
– Понятно. А вот Вы, думаю, меняетесь, когда поете, когда на сцене стоите. Вы как-то переключаетесь?
Mako: Да.
– Какой Вы, когда стоите на сцене?
Mako: Даже не знаю, что на это ответить. Такой вопрос… (улыбается) Отдаюсь инстинктам. Ни о чем не думаю.
– Каким человеком становитесь?
Mako: Чувство, похожее на лопнувший мыльный пузырь? Будто душу выпускаю. Но другим человеком не становлюсь.
– Ничего не продумываете, когда стоите на сцене? Движения, например.
Mako: На репетициях немного тренируюсь, но на сцене особо не думаю об этом.
– Что для Вас стандарт удачного выступления? Например, когда Вы хорошо спели, или когда отдача от зала была положительной?
Mako: Когда хорошо спел, наверное. Когда голос был. Но вообще я думаю, что лучше всего лайвы удаются, когда я забываюсь. Когда я вообще не понимаю, что происходит, лайвы особенно хорошо проходят.
– Часто такое бывает?
Mako: Бывает. Но когда? Я не помню. Думаю, когда мы возвращаемся в гримерку и валимся с ног.
– Последнее время вы стали много вспомогательных декораций использовать. Инвалидное кресло, подиум, витрина. Светильники, бумажные пакеты и прочее. Более того, Вы не в одной песне это делаете, потому хотела спросить.
Mako: Постоянно использую. Это связано с тем, что я говорю. Потому задумываюсь, всё ли для этого подходит. (улыбается) Или, скорее, смогу ли я выразить что-то, используя то или это… Потому хоть я и использую то, что мне нравится, на самом деле выбираю отдельно для каждой песни, и это довольно сложно.
– О, для каждой песни подбираете?
Mako: Это может наскучить, да?
– Но Вы ведь перед этим “забываетесь” каждый раз?
Mako: Ну, когда как. Когда начинается песня, я с ней сливаюсь.
– Что Вас по большей части сподвигает использовать те или иные декорации?
Mako: В основном то, как я себя буду в них ощущать. Если я буду тем героем из лирики. И если у меня будет, к примеру, подиум, чтоб что-то лучше донести, то и слушателям будет это проще понять.
– Интригующе думать о том, что же появится дальше. Но мыслей удивлять слушателей у Вас нет?
Mako: Да. Хочу не столько удивить, сколько дать им почувствовать то же, что и я. Думаю, именно потому, что эти люди меня понимают, они и приходят посмотреть.
– Дома у Вас играет музыка?
Mako: Играет. А, иногда и нет. Видео включаю. И когда она смешивается с музыкой из видео, то выключаю.
– Часто оставляете видео включенным?
Mako: Часто.
– И часто находите в нем что-то, что Вас заинтересует?
Mako: Да. Когда смотрю, представляю, что думал бы на месте того героя. Думаю о других концовках в фильмах и переношу их в свою лирику.
– Хотите сказать, что чаще лирика появляется еще до того, как вы придумаете мелодию?
Mako: Например, aie приносит песню, а я раздумываю над ощущениями. Пытаюсь найти историю, которая подошла бы к этим чувствам. И это не только фильмы, а может быть и что-то, о чем думаю лично я.
– Вам просто писать лирику?
Mako: Конечно же нужно правильно подбирать слова, а это сущий ад. (улыбается)
– Не слишком ли быстро вы сейчас новые песни создаете? В хорошем смысле.
Mako: Быстро. И это ад, просто кошмар. (улыбается) У меня в запасе есть идеи, но страдаю над тем, какую развязку подобрать.
– Фильмы на Вас большое внимание оказывают?
Mako: Большое.
– Что Вам недавно особенно понравилось?
Mako: “Хедвиг и злосчастный дюйм” был хорош.
– А есть фильмы, после просмотра которых Вы еще долго о них размышляли?
Mako: Думаю да… Хотя сейчас так сразу не вспомнить. Ты словно вязнешь в фильме, он пристает к тебе, и нужно еще какое-то время, чтоб всё переварить. От “Реквиема по мечте” такой осадок остался. Но он интересный был.
– Когда Вас слушаешь, невольно думаешь о том, что многие вокалисты и книги читают, и фильмы смотрят, и вообще разносторонние люди. Ну, а какие лично у Вас планы на ближайшее будущее?
Mako: Лично у меня? Просто хочу и дальше продолжать выражать свои мысли.
– Раньше у вас бывали МС, но последнее время их толком нет. Потому в каком-то смысле лайвы прошлым летом были ценными.
Mako: Если сравнивать с прошлым, то мы стали более светлыми. В плане лирики, пожалуй… Если думать только о плохом, то привлечешь несчастья. Слышал, что художники, которые рисуют хоррор-мангу, будто притягивали демонов, так что всё это очень связано. Со мной тоже много неприятностей случалось, и это кошмар что… (улыбается)
– Вы об этом во время МС рассказывали.
Mako: Последнее время такого не бывает.
– Это хорошо. Вот только что подумала: есть много вокалистов, которые пытаются привлечь к себе внимание, показать какие они крутые. А что Вы об этом думаете?
Mako: Ну я совсем не крутой. Даже наоборот – несуразный какой-то? (улыбается) Так мне кажется. Нелепый уродливый калека. Не пытаюсь казаться крутым. Просто глупый и несуразный, как я думаю.
– Внутри того мира, о котором рассказываете?
Mako: Да. Человек, который пытается не столько выбраться наверх, сколько приблизиться к Богу, и страдает из-за этого. Так мне кажется… Что-то разговор получился не о песнях, а о лирике.

zyan7597

Читайте также:
Voice Mag 02 (Mako personal interview)
Voice Mag 03 (Mako personal interview)

 

[2016/7/29] aie, Amano Yuki, Yoshinaga Hibiki, Hirasaka Masaya @ Ikebukuro Chop

CohLjoAVMAEuxTk

Сегодня билеты были не номерные, и входили все в том порядке, в котором пришли. В приоритете, впрочем, была предварительная регистрация. Я зашла второй, отметилась и заняла место в первом ряду. Как всегда на акустических ивентах, в зале расставили стульчики. Возле меня приземлился мой новый приятель, который был на всех лайвах, что и я в этом месяце, но разговорились мы буквально пару дней назад в твиттере.
Людей пришло очень мало. Возможно, человек 30-40.
Первым сегодня был Хирасака Масая из bask in the deep. Никогда не слышала его группу, если честно, но сам по себе очень мне понравился. Приятный низкий голос, да и внешне красавец-мужчина, что уж. Пел очень эмоционально и в глаза смотрел пронзительно. Интересный. Возможно, позже послушаю творчество получше, а тут пока оставлю сетлист из его твиттера.

1.真白の部屋に
2.水無月
3.ロールシャッハ街の情婦
4.明日を落としても(syrup16gカバー)
5.スイソウ

На Хибики (ex – Calmando Qual) тоже не буду особо останавливаться, так как своё выступление он полностью выложил на YouTube, и все, кому интересно, могут ознакомиться с ним там. От себя скажу, что мне особенно понравилась песня, которая начинается где-то с 16:10. Кажется, ее название 下水のカーニバル? В творчестве Calmando Qual такой не нашла, но, может, это и не их песня. Хибики я тоже видела/слышала сегодня впервые, но, опять-таки, очень понравился. На акустических лайвах всегда такая теплая и домашняя атмосфера, все музыканты играют с такой душой, что вряд ли кого-то можно в итоге не полюбить.

Хочу поскорее перейти к Юкино, как вы, должно быть, заметили.
Где-то за неделю до концерта он написал в свой твиттер, что пока не решил, что ему играть, и мог бы рассмотреть некоторые реквесты от подписчиков. Я, конечно же, тут же ответила, что было бы здорово снова услышать что-нибудь времен kein. Очень переживала всю неделю и нервничала – споет или нет?
Юкино вышел без макияжа, в простой одежде, кроссовках и, что особенно мило, в круглых очках в стиле Гарри Поттера. Очень аккуратненькие, с тонкой оправой. Делали его очень хорошеньким, залюбовалась даже. Никогда у него таких не видела.
Он взял акустическую гитару, сел на стул и заиграл… kein – “思い出の意味”. На сей раз это не стало для меня неожиданностью, потому что именно этого я ждала и хотела, но дыхание все равно перехватило. Осторожно повторяла губами каждую строчку за ним. Сегодня версия отличалась от той, что он играл два года назад на своем сольном ванмане. Немного другая аранжировка, более медленная. К тому же, тогда он исполнил более короткую ее версию, минуты на две, но сегодня песня была полной. Потрясающе. У “思い出の意味” никогда не было студийной записи и, соответственно, официальная лирика тоже не публиковалась, потому меня порадовали и немного удивили некоторые строчки, которые Юкино спел более отчетливо, чем это можно разобрать на имеющихся у меня концертных записях. Сделала себе в уме пометочку подправить позднее ее перевод.
Когда песня закончилась, я захлопала. Вышло немного неловко, потому что больше никто аплодировать не стал, но мне было всё равно. Я сказала себе, что обязательно захлопаю именно после этой песни, и не важно, будет ли это уместно.
Юкино продолжил с DIMMDIVISION. – HaS. Очень нравится ее акустическая версия. Медленная и особенно грустная. Юкино почти никогда не смотрит на зал во время акустических ивентов, будто уходит в себя. Я сидела в первом ряду и старалась улавливать каждое изменение на его лице. Он казался очень грустным и закрытым, будто что-то его беспокоит, будто ему плохо. В какой-то момент ближе к концу песни мне показалось, что он сейчас заплачет. Юкино не заплакал, но реветь начала я. Не знаю, чувствовали ли те немногочисленные люди в зале то же, что и я, но уже не первый раз я ловлю себя на мысли, что очень за него переживаю, когда он поет что-то вот так, как сегодня. Я не знаю, что происходит у него в жизни, но мне очень хочется, чтоб этот человек улыбался чаще.
Следующей была GULLET – amnesia. Кажется, это впервые он ее сольно исполнял. Аранжировка снова была очень непривычная и медленная, я сразу даже не поняла, что это, так как тексты GULLET особо никогда не изучала, но на припеве уже стала узнавать. Вот ее было неожиданно услышать. Чаще он исполняет a withered flower, реже 剥離.
За ней была the studs – rain drop. Мой приятель делал ставки, что сегодня ее исполнит айе, но нет. Опять-таки, это первый раз, кажется, что Юкино решил сыграть the studs на акустическом лайве, но сегодня именно тот день. Ведь завтра (30 июля) – день рожденья Дайске. Я снова разревелась.
После нее Юкино прервался на небольшое МС. В основном говорил о том, что чувствует ностальгию, играя снова эти песни, и рад что “когда-то я мог неплохую музыку писать”. Не знал, что б еще такого сказать, и стал бить себя легонько по руке: “Ну же, соберись”. Грустный смех по залу. Напоследок, кажется, сказал еще о том, что вместе с HOLLOWGRAM “WILLS” в каком-то из магазинов доступен специальный комментарий от группы, только он там ничего толком снова не говорит, потому “ничего особо от этого бонуса не ожидайте (если решили покупать из-за меня)”. Во время всего МС избегал смотреть на зал.
Последней была StrangerSaid. – 白日. Очень люблю эту песню. Почти подправив свое лицо во время МС, я опять расплакалась и так и сидела до конца выступления. Как и в прошлом году, Юкино изменил последнюю строчку, но еще более иначе. そういつまでも変わらない君を愛していこう. Видимо решил, что 忘れるから никак не получится. На этой песне всхлипы уже раздавались по всему залу.
Юкино поблагодарил всех и ушел со сцены, а я уткнулась носом в колени и продолжила реветь. Я услышала песни, которые так хотела услышать, но как же больно они мне сделали. Впрочем, за то, что они такие эмоционально тяжелые, я их и полюбила.

1.思い出の意味 (kein)
2.HaS (DIMMDIVISION.)
3.amnesia (GULLET)
4.rain drop (the studs)
5.白日 (StrangerSaid.)

Я видела, что моему другу неловко от того, что я так расклеилась, и он не знает, как меня успокоить.
– Юкино-сан сзади, если что. – шепнул мне на ухо.
Я обернулась и увидела, что он стоит у дальней стены зала и курит.
Эх. Мне было слишком грустно и я не знала, что сказать. Да и вежливо ли это – подходить к нему. Решила, что не буду. Впрочем, айе не заставил себя долго ждать и вышел на сцену уже минуты через три после Юкино. У меня адски разболелась голова, потому что я уж не помню, когда последний раз так плакала, и воспринимать завершающего айе мне было немного сложно. Даже сетлист толком не помню. Он исполнил больше песен, чем предыдущие музыканты, но это всё были песни the god and death stars и какой-то один кавер, оригинал которого я не знаю. Из the god and death stars отметила про себя tonight is the night, в которой увидела отсылку к одноименной песне the studs. Он ведь довольно редко ее исполняет, вроде как. Последней была “новая песня”, названия которой он не сказал, но, скорее всего, это одна из тех двух песен, что будут раздаваться на следующих двух ванманах the god and death stars. Как всегда акустические версии песен айе дают возможность посмотреть на них иначе, больше сконцентрировать внимание на текстах, нежели на музыке.
Лайв закончился позже обычного, и зал практически моментально опустел. Наверное, многие спешили успеть до последнего поезда. Мы с другом (наверное, последние, кто еще остался) подошли к столу с товарами купить “obsidian 2” – новый интервью-бук от zoisite, который только-только поступил в продажу. Рада, что он стоил всего 1500 йен, потому что больше у меня уже не было.

CojBgvdVIAAK_wx
Осмотрев напоследок зал, я вдруг увидела Юкино, одиноко сидящего за столиком в углу у дальней стенки. Решила всё-таки подойти.
– Амано-сан, можно…?
– А, добрый вечер!
– Спасибо Вам большое за сегодня. Так рада была снова услышать “思い出の意味” kein. Один из реквестов был моим… Помню, как Вы сыграли ее два года назад на сольном ивенте. Столько эмоций…
– Я тоже рад был снова ее сыграть…
– Каждый год приезжаю летом, вроде как на каникулы, и прихожу посмотреть на Вас. Акустические лайвы особенно люблю.
– О, мне очень приятно, правда. *улыбается* [НАКОНЕЦ-ТО УЛЫБАЕТСЯ, ГОСПОДИ] А откуда ты?..
– Простите?
– Из какой страны?
– А, из Украины.
– Точно, Украина.
– Я изначально фан kein и deadman, но всё, что Вы делаете, очень люблю и слежу. И услышать kein сегодня…
– Очень рад, серьезно. *улыбается*
– А можно Вас попросить? (вспомнила, что у меня с собой скетчбук) Не подпишете, пожалуйста, рисунок?
– Конечно, давай.
Не была уверена, что тот старый рисунок вообще в этом скетчбуке, потому листала очень долго.
– Извините, я просто забыла, где он был, вот и…
– Ничего-ничего, ищи сколько нужно! *ободряюще улыбается* Я никуда не спешу.
– А, вот. *передаю ему скетчбук*
– О, как здорово у тебя выходит. Спасибо большое! *подписывает маркером* Мм… Тебя Мария зовут, правильно?
– А, да-да! *пытаюсь вспомнить, называла ли имя, когда подошла* Спасибо большое.
– Тебе спасибо.
Мы с другом вышли на улицу и я еще раз открыла блокнот. Он написал моё имя через ヤ(ya) в конце, а не через ア(a)! Внезапно. Откуда он знает, что я своё имя так пишу? Неужели из фан-почты помнит? Мне было бы всё равно, как бы он не написал, но то, что он такой внимательный и запомнил эту мелочь было особенно приятно. Да и вообще я теперь уверена, что стаф-почту (для брони билетов) тоже мониторит он сам. Недавно гадала, кто ж это у него там в стафе такой теплый ответ на мою последнюю бронь написал, будто давно меня знает. Смотрела у друга, какой ответ пришел ему, но там лишь формальное подтверждение. Теперь почти уверена, что это Юкино и был.
Сейчас, в день рожденья Дайске, много грустных мыслей роится в голове. Но я рада, что, как бы там ни было, некоторые удивительные люди прошли через мою жизнь и были ко мне добры.
Очень. люблю. Юкино.

jhrTEgtlN64

kein interview (SHOXX 1999/8)

FHLAgcAZ7mo

Magazine: SHOXX Vol. 78 (August 1999)
Interview: Reika Iwashita
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью Mako, Reo и Yukino после большого тура по случаю выхода второй демо-кассеты группы -「自責と蠱毒」- и предстоящего первого ванмана группы.

– Какими в целом были впечатления после этого тура?
Reo: Это был наш первый большой тур по стране, и больше половины городов, в которых мы выступили, мы посетили впервые. Но, к нашему удивлению, людей пришло много, и мы были рады такому теплому приему.
Yukino: Почти все города мы посетили впервые, но зрителей было много, и мы действительно почувствовали, что многим интересна наша музыка.
Reo: В то же время были и некоторые недочеты, которые стоит переосмыслить, потому в следующий раз мы планируем выложиться еще больше.
– Это был тур по случаю релиза второй демо-кассеты. Отличался ли он от тех лайвов, что были до этого?
Reo: Да. С появлением записей я стал замечать со сцены, что лица в зале повеселели. Даже в городах, куда мы приехали впервые, люди уже успели ознакомиться с записями, так что выступать стало намного проще.
Mako: Некоторые люди подпевали, а это хороших признак. Значит, эти песни им понравились, а потому и нам приятно.
– Помните, каким было первое выступление этого тура в Нагоя, вашей родине?
Reo: Такое не забыть. У нас были проблемы с оборудованием и, как и следовало ожидать, лайв не задался. Нам было очень неловко перед людьми, которые ждали этого дня и пришли посмотреть на нас. Ужасно вышло. После того мы выступали в Нагоя еще два раза, но, боюсь, то клеймо на нас останется.
– Но это был первый день, дальше ведь должно было легче стать?
Reo: Ну, да. Тур тогда еще не начался, и такой большой провал в первый день позволил нам в последствии не обращать внимания на более мелкие неприятности. (смеется) Даже если во время выступлений случались аварии, мы сохраняли самообладание и уже спокойно на всё реагировали.
Yukino: 1 апреля был сессионный ивент, и хоть мне и нравится выступать вместе со всеми в составе kein, во время последней сессионки из kein я был один, но тоже очень здорово получилось. Честно говоря, я был очень расстроен из-за лайва 30 марта, но благордаря выступлению 1 апреля в каком-то роде забыл об этом, оправился от того шока, можно сказать. Так что я думаю, что это был очень удачный лайв. За время этого тура я понял одну вещь: нужно сохранять спокойствие. Даже если слушатели возбуждены, нужно оставаться спокойным где-то внутри себя, и тогда сможешь легко переключиться на следующую песню. Вот какой урок я вынес.
Reo: До этого времени у нас было не так много лайвов, потому некоторые моменты в сценических выступлениях нам не удавались, но за этот короткий период мы провели много выступлений и в какой-то степени повысили свои стандарты, как я чувствую.
– Были ли приятные моменты во время тура?
Mako: Конечно же, на лайвах не бывает скучно.
– А какие города особенно в душу запали?
Reo: Когда мы играем где-то впервые и нас хорошо принимают, сразу думаешь: “Ах, нужно будет снова сюда приехать!” Лично мне кажется, что особенно хорошо нас принимали в Хаката и Хиросима. Да и мы сами отлично время провели. Были люди, которые уже будто собирались уходить, но все равно в итоге останавливались у выхода и досматривали до конца, вскидывали руки. Потому лично мне особенно запомнились Хаката и Хиросима.
Mako: В Канадзава были зрители, которые сначала стояли сзади и пристально наблюдали, но в итоге тоже проникались, чему я был рад.
– В этот раз вам удалось лично прочувствовать эмоции людей, котрые видят kein впервые.
Reo: Да. Когда мы отправимся в следующий тур, то хотим лишь подтвердить эти впечатления. С самого начала этого тура, города, которые мы посетили впервые, не стали для нас таким уж открытием в плане ощущений от лайвов, если сравнивать с теми, где мы играли до этого. И там, и в Нагоя, всё проходило хорошо, чему мы были очень рады. (улыбается)
Mako: А еще мы все вместе ходили выпить.
Yukino: Собирались в одной комнате, пили, болтали о всяком. (улыбается)
Reo: Если подумать, то помимо репетиций и лайвов у нас толком не было возможностей для таких встреч, а так у нас даже вышло просто по-человечески собраться.
– 31 июля у вас будет первый ванман. Есть уже мысли на этот счет?
Yukino: Во время этого тура были и ограничения по времени, и что-то, что нам не удалось донести, но на ванмане у нас уже будет возможность показать всё, на что мы способны.

kein – January 1999 [photosets]

kuSU3hLPXRs

Recently I managed to collect all (?) 3 kein photosets of January 1999 photo shooting, which is actually my favourite one. So here I am going to show them in details as there are few interesting points.

The first thing you notice when looking at these photos is definitely the absence of Ruka in the first photoset. This can be explained by the fact that in January of 1999 he has just joined the band and probably had a status of a support member for some time. So there are two versions of the coupling photo as well.

At first I thought that the second and the third photosets are just the same except for missing of the coupling photo, but when I looked closer I noticed few mismatches. Poses of Yukino and Ruka are slightly different. The pose of Reo looks exactly the same, but the second photo seems to be cut in a different way, if you look at his legs.

Mako and Hibiki seem to be just the same. I have no idea why they released two similar photosets with only a part of the photos different, but I am happy to get them both. I also know there’s another coupling photo with Ruka which was distributed separately and hope to find it one day too.