HIGH FASHION PARALYZE – MA&MA&MA (LIVE-LIMITED CD DELUXE EDITION)

HIGH FASHION PARALYZE – 「MA&MA&MA 」was available for purchase at the live venues during their MA&MA&MA tour in October 2015. This deluxe edition included: CD (3 songs); photo&interview book; 3 lyric cards; fukuwarai game. The original price was 3000 yen.

uANvN6LTHHw

The CD and all the extras go in the tall case. If you wondered all this time what MA&MA&MA stands for, then when you open the box, on the right side you will discover「間と魔と真」kanji. 間 (ma) is for “space”,  魔 (ma) is for “evil spirit” and 真 (ma)  is for “truth”.

The booklet was designed by studio zoisite. They were also responsible for the photo shooting and did a really great job. Regarding the octopus used for the shooting they mentioned the following:

Early morning we bought a tako (octopus) at the Tsukiji fish market and brought it to the studio… After the shooting we boiled it and ate with basil dressing. That was tasty. Takos from Tsukiji are unique (c) zoisite.co.jp

The booklet is full color16 pages total. Here are some of them:

By the way, later a CD only edition was available from zoisite shop for 1620 yen only, for those who could not join the tour and wanted to get the CD at least. At the moment both deluxe and CD-only editions are sold out and considered to be quite rare.

The lyric cards are also beautiful. I like the right one the most.

And the last piece is the fukuwarai game, which must be really fun to play, but I am not going to try and will keep it in my collection as it is.

yErZZiL7aiM

Thanks for coming by, here is also the video I made, if you feel like checking the rest of the booklet pages:

TOUR FLYER:

12063735_1152819238079033_2045906743104331_n

aie interview (obsidian)

82847747

Book: obsidian (December 2010)
Interview: Reiko Arakawa
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью aie о highfashionparalyze, the god and death stars, the studs, deadman. Интервью сделано через месяц после смерти Дайске, потому о нем он тоже много говорит. Блок про the studs рекоммендую особенно. Как всегда очень честное и прямолинейное интервью.
Purchase this book: [zoisite shop]

highfashionparalyze

– Эта книга по большей части будет касаться музыкантов мрачного направления. Вы сами по себе не такой человек, но, когда нужно, то и мрачным становитесь.
aie: Песни имеете в виду?
– Да.
aie: Ну, как сказать.. Я ведь сейчас в highfashionparalyze играю. Что может быть мрачнее?
– Верно. Как давно вы с Казума-сан создали highfashionparalyze?
aie: Казума-сан не знал, что я в the studs играл. После deadman до меня дошел слух через нашего общего знакомого, что Казума-сан хотел бы поговорить со мной. Ну, мы связались с ним, договорились о встрече, и когда я в Нагоя вернулся, то побеседовали. Он сказал, что услышал от кого-то, будто я тоже хотел бы с ним играть. Вот как-то так мы и сошлись… Ну и я подумал, что из этого может что-то интересное получиться. Вижуал ведь мне не чужд, а Казума-сан в этом деле большой сэмпай. В конце концов, что еще было делать после завершения deadman. К тому времени я уж лет 10 как выступал, наловчился, так что мы решили, что вдвоем вполне справимся. С чем угодно справимся. Ну и как раз the studs тоже на перерыв ушли. Так что всё довольно внезапно получилось.
– Как вы создаете песни? Когда слушаешь лайвы, похоже на импровизацию.
aie: У нас нет песен на конкретные темы. И мы бы хотели играть не только для тех, кто приходит именно ради нас, а и для людей, которые никогда нас не видели или видели всего раз. Только, похоже, они разочарованы после выступлений.
– Не нравится им такой концепт?
aie: Очевидно, не нравится. (смеется) Мы не доводим песни до той идеальной формы, как то было в моих предыдущих группах. Ну, в самом начале я, конечно, спросил [у Казума-сан], что это должны быть за песни, на что получил ответ: “Покрытые ранами и липкие от крови”… И я подумал: “Это чувство мне знакомо” (смеется) Я ведь определенное время уже играл в похожей группе.
– (улыбается)
aie: На Мако-сан ведь, думаю, много влияния Казума-сан сказалось. Мы играли с ним вместе лет 7-8, так что мне было легко приспособиться и к Казума-сан. Я, вроде как, понимаю его… Может так грубо говорить, но я тогда подумал, что они похожи с Мако-сан. Хотя это совсем не так.
– Тем не менее, хоть Казума-сан и повлиял на Мако-сан, сперва вам всё же довелось поработать именно с Мако-сан.
aie: Да. И по ощущениям, дело не столько в звучании или чем-то подобном. В тех же аккордах я будто чувствую другой стиль, да и вокал другой… И меняются мои ощущения от услышанного. Этого не уловить человеку без практического опыта, и это интересно. Иногда [Казума-сан] вдруг говорит: “Вот сейчас хорошо было!”, а я не чувствую, будто что-то изменилось. (смеется) Может и изменилось, а может, я просто больше энергии вложил… Это, наверное, похоже на грув. Потому этого нельзя понять без записи. Думаю, нужно записывать. [Интервью сделано еще до записи первого CD. – Прим. пер.]
– Всё должно быть отшлифовано, прежде чем выпускать?
aie: Нет, у нас есть планы сделать запись, но мы всё же хотим, чтоб это оставалось импровизацией.
– Импровизацией?
aie: Некоторые моменты ведь будут отличаться в процессе.
– Понятно. Запись… Да, это трудно представить.
aie: Без диска трудно двигаться. Да и часто ведь интересуются, что же мы там такое играем. Это сложно.
– Наверное сложно обьяснить.
aie: Если бы я мог всё просто обьяснить, то не занимался бы музыкой. Например, уличные перкуссионисты. Рок ведь понятие растяжимое… Кто-то вот использует макиях для образа. Так что, я думаю, нам нужен диск.
– Вы планируете и дальше вдвоем с Казума-сан придерживаться такого стиля в highfashionparalyze?
aie: Да. А может, увеличим группу, кто знает. Можно было бы добавить перкуссию, саксофон…
– Но не бас?
aie: Бас не нужен. Не то чтоб мы боялись увеличить количество участников или отойти от курса. Просто мы с Казума-сан до сих пор в поиске. И на этом этапе нам пока нужно зафиксироваться. Увеличение количества участников может вызвать трудности.
– Понятно.
aie: Но мы даже подумываем, не податься ли нам в поп.
– В поп?
aie: Ну, в шведском каком-то духе. Что-то вроде ранних The Cardigans. Именно поп в шведском духе. Или Бьорк. Это ведь тоже поп? По мелодии.
– Ну да.
aie: Ну вот что-то вроде этого. Я, собственно, даже deadman отношу к поп. Мелодии, припевы… Поп.
– Возможна и такая интерпретация.
aie: Хотя нам не стать вроде CHAGE&ASKA, как дуэту. Но что-то общее есть… Чтоб понятнее было, вот как будто ты идешь по улочке в духе фильма “Суини Тодд”, и из какого-то магазинчика доносятся звуки. Монотонная фоновая музыка в таком духе, да? Но не такой известный фильм, а что-то менее популярное в Японии. Такие вот ощущения. Потому это совсем противоположно the studs.

the studs

– Сегодня 18 августа, и сейчас зашел разговор о the studs. Не знаю, как лучше подступиться к этой теме. [Вокалист the studs Дайске умер за месяц до этого интервью, 15 июля. – Прим.пер.]
aie: Мы поговаривали о записи нового материала в этом году.
– the studs?
aie: Да. Сначала Дайске не хотел, но я сказал, что мы можем и вдвоем записаться. [На тот момент Юкино и Хибики покинули the studs, и группа обьявила хиатус. – Прим. пер.] Только акустическая гитара и вокал. Это было на стадии планирования, но приглашать саппорт-музыкантов мы не хотели. Когда-то мы уже раздавали сингл…Что-то вроде купи три единицы товара и получи один бесплатно. Там был один трек: просто вокал и гитара. Вот как-то так можно было записать. Это могло бы идти параллельно с сольным проектом Дайске. Ну и ходил ведь слух о возвращении Kagerou. Но даже так мы могли бы сделать загoтовки, собрать музыкантов, управиться месяца за четыре, и потом бы Дайске вернулся к своему сольному проекту, а я бы своими делами занимался. А через год могли бы альбом выпустить. Как cali≠gari… Было бы неплохо.
– Вы это на полном серьезе обсуждали?
aie: Позднее этим только я занимался. Когда он выпивал, то постоянно менял свои решения. “Не хочу! Не буду!” (смеется) Дайске всегда хотел быть частью красивого мира. Знакомые младшего поколения могли этого не понимать. У меня особо не было таких стремлений… Если, допустим, лайвы играть, то для меня всегда было достаточно места вроде LOFT. В этом плане у нас мнения расходились, но можно было просто усердно повыступать месяца четыре. Мы говорили, что можно было бы так каждый год [собираться]. Когда Дайске не стало, мы ведь как раз должны были выступать вместе на следующий день.
– Он должен был петь в [Ikebukuro] Chop как не заявленный официально участник?
aie: Мы как раз репетировали в Шибуя за два дня до этого. Потом пошли выпить, и это стало последним разом [когда я его видел]. В общем… Он был странным парнем, правда. Странные вещи вытворял, и явно не было человека, который не слышал бы от кого-либо недобрых слушков о нем. Он был неподражаем. Ему был присущ дух настоящего токийца [букв. 江戸っ子 (эдокко) – “ребенок Эдо” – Прим.пер.]
– Значит, вы играли вместе не потому, что у вас было много общего? Но даже так, после столь внезапной смерти Дайске, сейчас Вы наверняка ощущаете утрату?
aie: Еще нет. Пока я вот так говорю, Дайске будто остается здесь. Хотя и думаю, что должен дать ему уйти. Может, впрочем, он этого и не чувствует. Недавно на церемонии возложения цветов, человек, который видит подобные вещи, говорил, что видел его на одном из мест для гостей второго яруса. То есть, такое улавливается? У меня совсем нет такой чувствительности к сверхъестественному, но что-то я тоже чувствую.
– Понимаю.
aie: У меня есть боязнь темноты, наверное. В темноте будто видишь то, чего нет, и это страшно. В отелях, например. И даже дома, но дома хотя бы есть Мочио (собачка айе). Когда есть хоть одно животное, то уже проще. (смеется) Когда я сплю, а Мочио начинает лаять, то это жуууть как страшно. Я же сплю в маске для сна, да еще и с включенным светом и телевизором.
– Неэкономный человек.
aie: Страшно же. Потому да, неэкономный. Зато я вкладываю в эко-крышечки для пластиковых бутылок.
– …
aie: Я сейчас на матрасе сплю, и чувствую, когда кто-то на машине проезжает. Подобные ведь чувства? И последнее время, когда бывают подобные мистические ощущения, я думаю: “Это Дайске?” И расстраиваюсь, если нет. Но будь это даже Дайске, то что это – призрак? Стремные чувства. (смеется)
– Во снах не появляется?
aie: Нет. Но в то утро, когда умер Дайске, о чем мы тогда еще не знали, он якобы явился домой к драммеру rowthe, который сейчас и в the god and death stars играет. Джун-кун, говорит, дремал тогда. В тот день должна была быть репетиция с Дайске, и он, говорит, решил как раз чуток вздремнуть. Потом вдруг просыпается – а в дверях Дайске стоит! Джун-кун такой: “А? Дайске-сан? Я сейчас приберусь!” И давай прибираться, а потом такой: “Что? Это сон? Как странно, он ведь не мог здесь быть”. А потом я ему позвонил, рассказал о Дайске, так он в шоке был.
– Удивился?
aie: Еще бы. И в последнее время много таких мистических историй о Дайске. Впрочем, пусть мы и говорим о нем, будь то даже что-то плохое, он-то уже наверняка в лучшем мире?
– Говоря о the studs, то в группе теперь только Вы остались.
aie: Ага, Mr.the studs.
– Наверняка много поклонников осталось еще от deadman, но были ведь и поклонники именно the studs?
aie: Говоря о поклонниках Дайске, то это молодежь. Когда мы проводили инсторы и всё такое, от поклонников deadman они отличались кардинально.
– Вот как.
aie: В плане deadman, отношение поклонников к Мако-сан совсем другое… будто к святыне [букв. 御開帳 (Gokaichou) – публичные показы реликвий из буддийских храмов, которые обычно для всеобщего созерцания не предназначены. Проводятся в определенное время, чтоб простые смертные могли на них помолиться или просто посмотреть. – Прим.пер.], не находите? По отношению к Мако-сан. (смеется) А мы трое играем на инструментах при этом храме. Оберегать Мако-сан… Думаю, такого рода виденье это было. Что касается Дайске – артист-айдол… Я был поражен количеством малолеток. Вначале слушатели были другие, но те, что полюбили the studs года через два, часто даже не знали о такой группе как deadman. Потом уже узнали.
– У the studs был статус “перерыв”. После смерти Дайске, что думаете о сложившейся ситуации теперь?
aie: Возможно, настанет час. Сойдутся время и люди, произойдет чудо, и, соединив слова, которые оставил Дайске… кто-то их споет? Если всё сложится, то почему бы и нет. Хотя я не знаю, что будет с сольным проектом Дайске, но что-то там происходит. Вот 25го сентября будет лайв?
– Ваш birthday event?
aie: Вот кстати интересовались, почему там не было имя Дайске указано [в числе приглашенных музыкантов. – Прим.пер.]. Но это ведь естественно? Он и сам не хотел. Он был на лайве Казуя [басист deadman] в Rokumeikan. Тайное выступление the studs. И это был провал [20 июня 2008 года.  – Прим. пер.].
– Почему?
aie: Ну, там ведь собрались только фаны deadman и Рё-сан.
– А, была ощутимая “нагойская” атмосфера.
aie: Ну и поклонники нагойщины чуток пообломали Дайске. Я особо не смотрел на зал, но, со слов Дайске, часть слушателей смотрели только на Юки, а часть только на меня. Вот такая атмосфера почему-то была.
– Аа… Вот оно как.
aie: “Больше ни за что!” – сказал мне потом. “Ой да ладно тебе, давай!” – говорил я ему и в этот раз, но у Дайске ведь в сентябре, кажется, мини-альбом намечался? В общем, что-то он должен был выпустить, и назначил себе ванман в Нагоя на 25 сентября. Ну и это как-то не очень было. Организаторы позвонили и спросили, не перенести ли лайв. Потому что когда у вокалиста и гитариста из одной группы свои концерты в один и тот же день, это как-то нехорошо. Но, если бы всё это было в Токио – то да, но у нас ведь Нагоя и Токио – так что без разницы особо.

the god and death stars

– Как сейчас идут дела у the god and death stars? Вы говорили, что уже освоились.
aie: Да. Хотя когда всё так складно идет, то это тоже не очень здорово. Будто на конвеере штампуем… Такое чувство. В этом месяце подумываем засесть в студии и переделать все песни.
– Какие идеи вы хотите передавать в the god and death stars?
aie: Да нет таких.
– Вот как?
aie: Особо не задумываюсь о лирике. Когда умер Дайске, на следующий день у меня был лайв. Я думал, что должен спеть, но какую песню ни брал – в каждой тема была “смерть”… Иногда я читаю, и если это подходящая книга, то, бывает, 5-6 текстов могу как на духу написать.
– Будто вдохновляетесь?
aie: Будто продолжение истории пишу. Придумываю смерть, день смерти. Что будет в тот момент? Люди ведь чувствуют приближение смерти. И рокзвезды. Им-то смерть особенно близка. Думают о смерти… Но что тогда делать? Об этом.
– Ну, это то, чего не избежать.
aie: Но есть ведь люди, которым говорят о том, что они умрут? В больнице. Если я буду умирать, то хочу знать, сколько мне осталось. Чтоб мне сказали: “Тебе год остался”.
– В больнице так говорят?
aie: Да, в больнице. Для меня это нормально. Но думаю над тем, каким ударом это может стать для других людей.
– Значит, об этом ваши песни? Песни the god and death stars?
aie: Нет-нет. (смеется) Не настолько. Просто о смерти. Когда ничего не делаешь, и умираешь. Не настолько серьезно и глубоко.
– Есть планы записать диск?
aie: Сейчас как раз копим на это деньги, продавая всякое. Поэтому у нас последнее время так много товаров появилось. (смеется) Может в течении года получится.
– Сколько песен будет?
aie: 7-8 песен… мини-альбом.
– Можно же добавить еще 3 песни, и получится полноценный альбом.
aie: Ну… не знаю. Если получится. Да и тексты… Это, впрочем, не так уж важно.
– Тексты?
aie: Ну да. Я вот западную музыку люблю. Слушаю, не понимая особо смысла, но всё равно здорово. Нет такого, чтоб я плакал из-за лирики. Хотя иногда и прослезиться могу.
– Понимаю.
aie: Когда я слушаю песню, и она накладывается на определенный период… Хотя было бы из-за чего. А у highfashionparalyze вот нет лирики.
– Разве она не на английском?
aie: Нет. То, о чем думается в определенный момент. Звук и вокал в момент исполенения.
– Очень оригинально.
aie: Казума-сан сказал, что если будут слова, то уже не то получится. Ему не хочется петь какую-то определенную лирику, а не то, что он чувствует в момент исполнения. Потому что такая лирика – не его настроение в тот день.
– Это здорово.
aie: Так что лирика бы всё испортила.
– Наблюдать за этим – захватывающе.
aie: Мне кажется, взгляды Казума-сан не меняются с очень давних времен.
– Ну, с возрастом люди ведь становятся лишь более сформировавшимися.
aie: Это так.
– Но любимые вещи ведь меняются. И это не плохо.
aie: Да. Это здорово! Он, кстати, даже раньше Мэрилина Мэнсона петь начал. Окажись он в другом месте… Но Казума-сан никогда не стремился к лучшей жизни.
– Говоря о переменах, мне вот раньше фильмы ужасов нравились, но сейчас уже пресытилась подобным. Что-то вроде этого?
aie: Да. Мне раньше “Пила” нравился. В качестве развлечения. А сейчас уже тоже надоел.
– Сколько частей смотрели?
aie: Все.
– Все части?
aie: Я в кинотеатр хожу, но уже на четвертом фильме мне надоело. Хотя когда пятый вышел, то снова любопытно стало.
– Этот человек ведь умер?
aie: Пила? Да. Оно ж потом по поколениям пошло. Появилась дочь той Аманды, что в первых двух частях была. Нужно еще раз посмотреть, иначе не вспомнить. Там потом в 5 и 6 фильмах на первый план выходят герои, что раньше мелькали.Трудно их вспомнить! И опять сцены из первой части использовались. Ванная комната из первого фильма. Совсем не заморачиваются!
– (смеется)
aie: И эти вопли… Бесит.
– “Бесит” (смеется)
aie: Ну да, бесит такое.
– И тем не менее на все фильмы Вы ходили в кинотеатр. А вот есть что-то, что раньше не нравилось, а сейчас любите?
aie: Что раньше не нравилось… а сейчас люблю… Что-то вроде KISS? Просто слушал, но особо не впечатляло. Led Zeppelin, QUEEN… QUEEN! Сейчас я QUEEN очень люблю.
– А что именно у QUEEN нравится?
aie: По телевизору показывали “Bohemian Rhapsody”, и я подумал, что это очень круто. Их же к трем великим рок-группам относят?
– KISS, QUEEN и AEROSMITH? Других таких еще не родилось.
aie: В средней школе я слушал что-то помощнее. Тогда все любили что-то вроде METALLICA, SLAYER. Хотелось чего-то быстрого и мощного, и именно такое я считал роком. Думал, что должен это слушать, потому что это рок, а остальное попсой считал. И Zeppelin тоже. Не разбирался совсем, просто хотел чего-то помощнее. На Х подсел. Лет 5-6 так было… А когда за 20 перевалило, то наоборот даже квинов любить стал.
– “Bohemian Rhapsody” это песня с альбома “A Night at the Opera”. У Вас есть любимый альбом?
aie: По альбомам я не ориентируюсь. Во времена средней или младшей школы моя мать ездила в Англию, и привезла мне оттуда в качестве сувенира бокс с двумя дисками. BEST. Что-то вроде Greatest Hits. Вот их я дома и слушал, но как-то не цепляло. Тогда я не понимал, что хоровое пение это круто.
– Да, в те времена нереально круто играли.
aie: Все были очень крутыми. Старались изо всех сил. А сейчас хоть и играют на инструментах в свободное время, но и всяких Pro Tools полно. С ними можно запросто записывать годную музыку и давать всем послушать. Но когда до лайвов доходит, то играют как говно унылое.
– Вот зашла речь о QUEEN, и хотелось бы заодно спросить, а что же Вам нравилось в KISS?
aie: Риффы. В то время я уже много занимался гитарой, хотел играть, но звук был слишком уж в духе Marshall, и выходило не то. Так что мне больше нравились Blue Hearts! А сейчас когда слушаю [KISS], думаю “Как круто!” Что-то вроде “Duece” [нравится]. Как-то во времена deadman, шли мы после репетиции по Шимокита, и увидели по телевизору в витрине магазина электроники KISS – FIREHOUSE. Мы с Киссан [Toki, драммер deadman] тогда еще смеялись: “KISS? В обычном магазине электроники?!” Но это было круто. Это сподвигло меня, вернувшись домой, послушать их получше. И мне очень понравилось! Я даже подумал, что непременно должен научиться их играть.
– А что думаете о Поле Стэнли и Эйсе Фрейли как гитаристах?
aie: Думаю, что они скорее артисты, чем рок-звезды.
– На самом деле, я и не думала, что услышу от Вас о KISS.
aie: Я даже покупал их.
– Мне у них особенно нравился “Destroyer”.
aie: В моё время всем вокруг нравились AEROSMITH, а вот я их не очень любил.
– У них мне нравился “ROCKS”.
aie: И вид у них не очень.
– Голос тоже специфический.
aie: Да, специфический. Но мне не очень нравится. И тогда же еще Nirvana появились.
– А, вот куда всё идет.
aie: Мне ведь и Sex Pistols нравились. Так что я слушал группы, которые много вдохновлялись ими. Но в то же время сам подобную музыку особо не играл.
– Я еще раньше слышала от Вас о такой группе как The Mars Volta. Это прогрессив?
aie: Прогрессив.
– Так вот, что Вы думаете о прогрессивном роке?
aie: Я немного слушал King Crimson. Они мне очень нравились, а вот Dream Theater – нет. Продуманные слишком. У The Mars Volta нет такого. У них просто вроде как талант. (улыбается) У них получается, вот и играют. Хотя The Mars Volta тоже надоедают. Есть еще такая группа – At the Drive-In, вот они мне намного больше нравятся.
– А что Вы последнее время слушаете?
aie: Из того, что покупаю и слушаю, то недавно вот покупал CD The Cardigans. Нового особо не слушаю.
– Почему решили купить The Cardigans?
aie: Они одно время хорошо продавались, да? У “Life” обложка красивая. Такое у меня было впечатление, а позже еще и Казума-сан хвалил. Он включал альбом “Gran Tourismo” в баре, и мне жуть как понравилось.
– Мне они кажутся всего лишь легкой поп-группой.
aie: На этом альбоме 10 песен, и во всех из них, от первой до последней, в лирике присутствует тема смерти. А если взглянуть на название самой первой песни, то это “Paralyzed”. О! В этом явно что-то есть. Казума-сан посоветовал мне послушать, и я купил. Я пошел в RECOfan и купил его там всего за 100 йен. Сейчас они не очень продаются, хотя в тот период были хороши. Думаю, что мог бы даже стащить у них чуток идей. (смеется)
– (смеется)
aie: У меня всё на iTunes, но когда замечаю, что не слушаю, то скидываю на диск и удаляю. Остались только BARBEE BOYS. BARBEE BOYS я и сейчас часто слушаю. И еще Сиина Ринго. Tokyo Jihen. Вот они невероятно крутые. Потому подумываю прекратить.
– Что-что?
aie: Tokyo Jihen. Когда их слушаю, то начинаю думать, что мне самому лучше не играть. Зато BARBEE BOYS сейчас нет, так что могу за них играть. Nirvana и CHAGE&ASKA тоже нет уже. Я среди тех людей, кто хотел бы играть что-то подобное. Есть люди, которые говорят: “Да это же 90-е!” Но именно потому, что нет людей, которые играют как в 90-е, я бы хотел играть сейчас. Кто, если не я! Хочется показать людям, которые не видели такого вживую, продолжать дело, внести свою лепту. Рассказывать о том, что мне самому нравилось. Иначе все хиты не будут отличаться от тех, что сейчас в Billboard.
– Аа, конечно.
aie: Сегодня шел по Шибуя, и услышал какую-то песню. Она была на японском, но очень отдавала чем-то американским. Почему так? В детстве в Топ-10 моей музыки входили Southern All Stars, Yuming, CHAGE&ASKA и всё в таком роде. Всё это часть японской культуры. А сейчас еще и хип-хоп…
– Популярным становится, да?
aie: Мелодии хип-хопа… Есть, конечно, группы, что мне нравятся, но есть и большая разница между хип-хопом со смыслом и хип-хопом без него. Люди, которые не могут попасть в чарты, просто косят под предшественников, да? Мне кажется, это ужасно. Да и в вижуале такое есть. Думают, будто это им как-то поможет. А нужно просто стараться доносить свою мысль.
– Это очень откровенный разговор. Какие Ваши планы на ближайшее будущее?
aie: Я многим обязан the studs. В общем, я могу чем угодно заниматься. Играть вместе с Буччи-сан [Сасабучи Хироши] или с Казума-сан. Попробовать что-нибудь такое, чем не любят заниматься обычные музыканты. Честно говоря, я не хотел бы петь сам, хотя у меня и стало немного лучше получаться. (смеется) Но не хотел бы. Я просто хочу играть на гитаре. А если буду петь, то не смогу играть.
– То есть, у Вас нет желания быть фронтменом?
aie: Да, я думаю, что группа из трех участников – это здорово, и мне просто хотелось бы собрать хорошую группу и играть время от времени. Но я не собираюсь зарабатывать этим на жизнь…
– А чем тогда на жизнь зарабатывать?
aie: …потому было бы хорошо, если бы нашелся подходящий вокалист. А заниматься группой…
– Продажа товаров?
aie: Этим все группы параллельно занимаются. Ну, еще годик подумаю.
– А если за год не сложится ничего, то вернетесь [в Нагоя]?
aie: Нет-нет, хотя о таком я тоже подумываю. Я мог бы и в Нагоя своей деятельностью заниматься, а в Токио приезжать. Ну и там ведь мой дом. Мама говорит: “Не завести ли магазинчик?” Ну, думаю, будь подходящее место, то почему бы и не заняться магазином. [“店” в японском может подразумевать как магазин, так и ресторан, бар и всё в таком роде. – Прим.пер.]. Мы не так давно виделись с ней и обсуждали, что я мог бы вернуться через год, если тут не сложится. Сейчас ведь есть интернет, так что я мог бы обсуждать песни с людьми из Токио и по и-мейл.
– Это так. Многое можно и на растоянии делать.
aie: Ну и до 40-а лет у меня еще лет 8 есть. Может, если 8 лет хорошо постараюсь, то и до Будокана пробьюсь? Ямамото-сан всегда говорил, что нам нужно в Будокан. [Насколько я поняла, речь о Ямамото-сан, который еще deadman помогал. Если не ошибаюсь, он звукооператор, помогал deadman во время студийных записей и вообще очень поддерживал группу. deadman говорили, что он всегда их понимал и идеально угадывал нужное звучание. – Прим.пер.] Хотел, чтоб мы в Будокане выступили, прежде чем завязать с деятельностью. Но для этого нужен смазливенький вокалист. (смеется)
– (смеется)
aie: Я понимаю, что для этого нужно иметь и вес на рынке, так что не знаю. 9mm Parabellum Bullet сейчас хорошо продаются. У них сейчас тот период. [У этой группы был концерт в Ниппон Будокан в 2009. Очевидно, aie имеет в виду это. – Прим. пер.] Я хочу делать то, что мне нравится, получать от этого удовольствие и доставлять его слушателям, которые мои песни любят. А делать музыку лишь для того, чтоб она продавалась, я не хочу. Это всё временно, и хорошие продажи в том числе.
– Что ж, значит, Ваша цель – Будокан?
aie: До 40-а лет. А учитывая, что я последнее время вру про свой возраст, то пока не умру. (смеется) Недавно сказал, что мне 18. (смеется)

BUY THIS BOOK: [zoisite shop]

gibkiy gibkiy gibkiy interview (LMusic)

Source: LMusic.jp
Interview: 辻敦志 (Atsushi Tsuji)
Translation: Hotaru Filth

part.1

– Это ваше первое появление на нашем ресурсе, так что давайте начнем с истории gibkiy gibkiy gibkiy.

aie: В 2009 мы начали?
kazuma: Так поздно?
aie: Да. Просто решили с Казумой, что нам нужно что-то замутить вместе, с вокалом и гитарой в основе, и чтоб больше никого…
sakura: Как Wham! (британский дуэт)

(все смеются)

aie: Ну, вообще я хотел, чтоб мы стали новыми CHAGE&ASKA. (смеется) Казума – мой сэмпай в Нагоя, с ним мы много и основательно беседовали о музыке, а потом вдвоем создали highfashionparalyze и года три вот так выступали. Случайно так вышло, что Казума пришел на лайв THE MADCAP LAUGHS, где я играю вместе с Сакурой, и пока мы выпивали, я вдруг спросил: “А завтра в Киото не смог бы приехать?” Казума приехал в Киото, и в тот день мы выступали как highfashionparalyze. Сакура, конечно же, видел [выступление], и сказал: “Так мы могли бы вместе нечто крутое замутить!” Через несколько месяцев мы снова были в Нагоя с туром THE MADCAP LAUGHS, и highfashionparalyze тоже должны были выступать, так что Сакура предложил: “Сыграю-ка я на ударных”.

– Тогда highfashionparalyze впервые выступили с ударником?

aie: Да. Я тогда впервые за долгое время увидел Казуму, поющим вместе с ударными, и это было круто. Я подумал, что хотел бы развить эту тему, если время позволит, и в итоге мы запланировали тур. А когда мы обсуждали, как отправимся в тур втроем, совершенно случайно там оказался Казу. (смеется) Я тогда спросил у него между прочим: “А ты-то сам чем будешь занят в это время?” И он говорит: “А я всегда к бою готов”. (смеется) Вот так и получилось, что мы отправились в тур вчетвером.

– Значит, все решения принимаются за выпивкой. (смеется) И всё же на тот момент и Сакура и Казу были на правах саппорт-участников highfashionparalyze?

kazu: Да. Когда они пили и зашел я, они уже обьявили тур в статусе “highfashionparalyze + sakura”. Так что я просто присоединился.
aie: Но когда мы поняли, что за тема у нас назревает, то убрали это “+ sakura”, и сменили прежде мелкое написание на HIGH FASHION PARALYZE крупными буквами. Наверное это тоже тяжело понять. (смеется) Когда мы делали запись [сингла] для тура, то вдруг подумали: “А почему бы нам и альбом не записать?”, да и вообще как полноценная новая группа выступать. И Казума сказал: “Тогда давайте и название новое возьмем. gibkiy”.
kazuma: Я абстрагировался от “highfashionparalyze” и, думая о том, какие образы вызывает у меня наша четверка, в голове всплыли слова: “Гибкость – искажение и тонкие грани”. И тогда я выбрал слово “gibkiy”, которое выражает это значение. Изначально это русское слово, но чтение английское. Я проверил в интернете, и больше ничего по такому запросу не всплывало, так что я решил: “Это то, что нужно”. Потом я спросил у них, укажем мы это слово три раза или пять, и решили, что три.

– Был вариант указать “gibkiy” пять раз подряд? (смеется)

aie: Неет, хватит и трех. (смеется)

– То есть, вы стали gibkiy gibkiy gibkiy именно потому, что ощутили нечто особенное во время записи перед туром, и поэтому следовать названию highfashionparalyze уже не казалось подходящим?

aie: Есть и такой момент, но в то же время мы не стали что-то менять только потому, что это теперь gibkiy. Имею в виду, даже из-за одного человека многое меняется, а нас стало четверо, и мы решили, что будем просто развивать звучание в таком ключе.
kazuma: Мы не собирались играть что-то конкретное, а просто хотели играть вчетвером. Решили, что если каждый добавит немного своего “запаха”, то выйдет нечто крутое.

– Мне показалось, что в каждой песне есть проблески импровизации. Это и есть тот “запах”, о котором вы говорите?

aie: Сначала вступает Сакура с ударными, а потом мы. Когда мы выступали вдвоем, то особо не заморачивались над темпом и прочим, но когда пришел Сакура, появились сложности. Ну и с басом точно так же. (смеется) Но так постепенно у нас появился свой вкус.
sakura: Что касается моего восприятия, то вначале мне будто дали холст под названием “highfashionparalyze” и предложили рисовать свою картину. Баса не было, и я не просто задавал ритм, а использовал свои ударные как кисточку, нанося рисунок на этот холст. Казума меня в этом поддерживал, да и айе позволял мне рисовать на свое усмотрение. Это невероятно, как вначале они исполняли эти песни вдвоем. С приходом же Казу, моя игра на ударных стала больше походить именно на ударные.

– Пусть кисти и остаются прежними, но в зависимости от холста и людей, с которыми вы рисуете, меняется характер их использования. Вы просто стали рисовать используя ровно то количесво кистей, которое нужно?

sakura: Именно так. Когда не было баса, кистей у меня было много, но когда пришел Казу, я будто отдал ему часть из них и позволил тоже рисовать. Я словно стал управляться с минимумом кистей.
kazu: Если сравнивать с обычными рок-группами, то простое, казалось бы, отсутствие баса и ритма звучало на удивление сложно. Отсутствие ритма стало их отличительной чертой, и это было круто. Но с появлением баса этом момент был утрачен. С басом и ударными песни стали обычными.
sakura: Если говорить о плохом, то получается уже не так гибко.
kazu: У нас были установки на этот счет. Если продолжить изращаться, то выйдет снова что-то странное, и тогда уж лучше зафиксироваться на самой удачной форме, двигаться с ней вперед. Я думаю, что в таком ансамбле мы всё же можем создавать вещи со звучанием, которого никто раньше не слышал.

part.2

– Значит, холст теперь отличается от того, на котором изначально рисовали айе и Казума. А когда появились две новые кисти, ваше полотно будто стало шире, или же появилось больше вещей, которые вы могли бы изображать? На что больше похоже?

kazuma: Для меня главное, чтоб атмосфера была правильной, и не важно, двое нас или четверо. Но сейчас помимо меня есть трое других участников, которым я доверяю, и я стал четче видеть, на чем должен концентрироваться. Стало что-то шире или нет, это уже зависит от того, кто как чувствует. Главное придавать этому правильный вид. Если выбирать одно слово, то это “доверие”, и мне нравится творить в таком состоянии.

– То есть, все очень поддержали то, что теперь вас четверо.

aie: Да. К нам не просто прибавились бас и ударные: то, что нас стало четверо, очень значимый момент для группы. Вот Сакура – ударник, а Казу – басист, но тем не менее у Сакуры больше фраз, напоминающих гитару, а я же наоборот играю скорее как басист. У нас разные партии, но нам просто нравится создавать музыку вчетвером. В группе словно две гитары, и больше всего на гитариста похож Сакура. (смеется)
sakura: Ну, инструменты у нас хоть и разные, но объединяет нас желание творить. Обсуждать, какая фраза более удачная, или какая гитарная партия больше подойдет. Собравшись в таком составе, мы можем выражать естественные для нас вещи как музыканты, с помощью наших инструментов. То есть, это возможность самовыражения. И не важно, хорошо у нас выходит или плохо, какие слова доносим или какую картину рисуем. Самая сильная наша сторона в том, что мы выражаем себя.

– И самый удачный формат, в котором вы можете проявить себя, это gibkiy gibkiy gibkiy.

aie: Еще когда мы были highfashionparalyze, Казума сказал: “Я не особо разбираюсь в музыке, но если бы я мог ее описать по виду раны, то назвал бы “кроваво-липкая”. И я тогда: “А, понял, понял!” Так что музыку, которую мы сейчас вчетвером создаем, тоже можно описать как “кроваво-липкая”.
kazuma: Кстати, мы изначально не планировали, что нас будет именно двое. Мы просто так и не решили, искать ли нам других участников, и пошли в студию вдвоем. И когда попробовали, то поняли, что дело будет. Я сразу сказал айе: “Не воспринимай гитару как гитару”. (смеется) И в первых треках, что он передавал мне послушать, гитары толком не было. Мне было интересно играть вдвоем, в таком урезанном формате, но двое нас или четверо – мне без разницы. Мне нравится чувство, что за мной стоят еще три человека.
sakura: И важно даже не то, что мы хотим творить вчетвером, а то, что каждый из нас хочет творить. Мы такие же, какими были изначально, но материал, что у нас выходит, отличается от того, что был до этого, так что хоть мы и не планировали ничего менять, слушатели будто чувствуют изменения. Мы не собирались доносить музыку в конкретной форме, просто то, что у нас выходит, получается таким естественным образом.

– У каждого из четверых участников есть свой образ, но, может быть, именно это и является неотьемлемой частью группы?

sakura: Если уж речь об образах зашла, я не могу сказать, что образ Казумы, как вокалиста, к чему-то нас принуждает. Я просто настраиваюсь на свой внутренний “Kazuma channel”. Конечно, мой публичный образ это “ударник Сакура”, но я не ограничиваюсь этим, у меня есть и свой “Kazuma channel”.
aie: Это так. Конечно, основная инициатива исходит от Казумы, но в начале и Сакура много предложений вносил. Я же просто вкусу придаю. Когда нас стало четверо, впечатления наших старых слушателей были вроде “Это было что-то странное” или “Лучше бы я этого не видел”. Когда они так говорили, для нас это всё равно было победой, но по окончанию тура мы добились и комментариев вроде “Я ничего не понимаю, но это круто”.

– Другим словами, к такому постепенно привыкаешь, и хочется прийти на лайв снова.

aie: Да. Изо дня в день у нас меняется продолжительность песен. Бывает смотрю на Сакуру: “Что? У нас еще 4 такта на ровном месте прибавилось?” Остальные говорят: “Я не понял, что это было”. Хах, ну и мы не поняли. (смеется)
sakura: Даже если скажут снова сыграть так, как мы сыграли в тот раз, то уже не получится.
aie: Продолжительность одной и той же песни всегда отличается. Даже когда уже вот-вот должен быть конец, иногда чувствуется, что Казуме еще есть что сказать, и мы делаем еще один круг.
sakura: Сама по себе идея – объединение джаза и повествования. Если посмотреть как актерам, то мы выпустили альбом, подпадаючий под определенный сценарий, но следовать этому сценарию всецело мы не можем. Просто без темы было бы совсем уж сложно понимать, а потому у нас есть гитарные рифы айе, названия песен. Мы следуем выбранной теме, но играем так, как чувствуем в тот конкретный момент.

– Понятно. Говорят, с каждым лайвом песня развивается, но если взять gibkiy gibkiy gibkiy, то вектор вашего роста не будет равномерным.

kazuma: К тому же, все люди, что приходят на нас посмотреть, тоже совсем по-разному всё воспринимают.
sakura: Потому что мы и не стремимся к тому, чтоб у всех было одно мнение.
kazuma: Это было бы скучно. Положительный образ и негативный образ должны развиваться одновременно, чтоб я мог посмотреть на человека и понять: “А! Вот как это звучало”, что служило бы ступенью к следующему моему шагу. От самого рождения и до смерти, я делаю свой выбор и воплощаю его в жизнь. Если я хочу плакать, то буду плакать навзрыд, если смеяться – то во весь голос. Как первобытный человек. Я хочу, чтоб такие дисгармоничные вещи звучали не столько круто, сколько пронизывающе.
sakura: Предустановленная гармония всем в итоге надоедает. Конечно, некоторые вещи рождаются из такой гармонии, но даже если так – мы играем живую музыку, а от нее всегда хотят гармонии плюс чего-то еще. И вот мы, наверное, как раз и специализируемся на этом “что-то еще”.

– Думаю, для слушателей тоже все именно так. Действительно, лайвы gibkiy gibkiy gibkiy неповторимы по своей сути.

kazu: По окончанию лайва мы часто его обсуждаем. В основном в серьезном ключе. (улыбается)
aie: Каждый лайв отличается от предыдущего, потому естественно, что такие обсуждения случаются. Нет чего-то вроде ошибок: если я считаю, что что-то правильно, то так считают и все.

part.3

– В то время как на лайвах вы стремитесь показывать определенную дисгармонию, как же проходят ваши репетиции?

sakura: Репетиции мы не проводим и не одобряем. А не одобряем потому, что иначе на самом концерте всё будет отработано и слажено.
aie: Как-то неудобно играть одно и то же два раза. Если мы что-то отрепетируем, но даже стыдно будет играть это же на лайве, и нужно обязательно что-то менять.
sakura: Это нас тоже напрягает.
aie: Потому лучше всего играть сразу на лайве и без подготовки.

– “Мы ведь это же и на репетиции играли!” (смеется)

aie: Ну даже неловко как-то. (смеется)
sakura: Но на самом деле репетиции у нас есть. Чтоб проверить, как работает в лайвхаусе свет, звук, и личные всякие настройки. Мы четверо убеждены, что даже без подготовки хорошо справимся, так что нам это не нужно.

– То есть, это скорее не репетиция, а проверка и настройка всего перед лайвом?

sakura: А разве нужны репетиции, чтоб девушку соблазнить? (смеется)
kazuma: А я вот наоборот не отказался бы от репетиции. (смеется)
(все смеются)
sakura: Да зачем?! Наверное, не для группы, а для себя что-то?
kazuma: Нет! Ну там… проверить всякое.
sakura: Ну, это я понимаю.
kazuma: На репетициях ведь тоже иногда что-то может родиться. Даже если это не написание новой песни, в студии можно увидеть какой-то другой путь, не такой как всегда.

– Это можно развить, и придумать что-то, что было бы интересно попробовать на лайве?

aie: Такое бывает, наверное. Но я думаю, что способности Казумы к внезапным решениям и без того удивительные. Например, во время лайва мы можем по прихоти изменить громкость, мелодию, и параллельно с этим изменяется и песня. Так что репетиции нафиг не сдались. (смеется)

– В марте у вас начинается тур, состоящий из 12 лайвов.

aie: Итог был очень неожиданный. (смееется)
sakura: “Что мы наделали?”

– (смеется) В этом туре вы будете выступать вместе с közi и Fujita Yukiya Electric!

aie: Беспрецедентный формат. Величайшие вокалисты собрались! (смеется)
sakura: Мелкоклубные. (смеется) Изначально, когда мы решили выпускать альбом и стать полноценной группой, было очевидно, что айе загорелся этой идеей. Хотелось больше активности, больше развития. В общем, всё вело к туру. Тогда я обратился к közi и Юкие Фуджита, с которыми общаюсь сам, и которых уважает Казума, и мы договорились отправиться в тур вместе.

– Значит, это была идея Сакуры!

sakura: Я подумал, что все очень этому обрадуются. Közi и Юкия Фуджита близки нам по духу, так что мы рады, что присоединимся к ним, и с нетерпением предвкушаем тур. Думаю, именно в таком формате у нас выйдет нечто незабываемое.

– С другой стороны, для всех троих выступающих такой тур может выдаться тяжелым?

sakura: Если здоровья хватит, то справимся.
aie: Касательно физического состояния, если мы отправимся тур, то оно в любом случае как-нибудь да будет, но у нас много песен, которые нужно держать в голове, и до начала тура всё это грузит. Когда же через это перешагнуть, то так сложно быть не должно, но мне уже за 35 перевалило, и такого количества лайвов я давно не проводил.
sakura: Мне вообще за 45.
(все смеются)
aie: В общем, не поймем, пока не попробуем. (смеется)

– (смеется) Как айе уже сказал чуть ранее, у всех вас давно не было туров такого масштаба, с тремя группами-участниками?

aie: Состоящих из двенадцати лайвов уже не было лет десять.
kazu: Даже Юкия и közi сказали, что туров от Хоккайдо до Кюсю у них давно не было.
aie: Лет десять назад я часто бывал в таких турах, но последнее время разговоров о турах из десяти лайвов не было вообще. Потому я очень рад, что речь об этом все же зашла.

– Думаю, и музыканты, и люди, которые придут на лайвы, рады уже тому, что такая возможность появилась.

sakura: Путешествовать и играть музыку – по умолчанию для всех музыкантов. В этом вся наша идеология, и многие вещи из этого рождаются. Говоря о туре такого масштаба, то лично у меня последний раз такой был года три назад, с ZIGZO. Тогда мы были очень уставшие, но многое и приобрели для себя. Мне нравится быть в таком состоянии, и в этом я вижу единственный способ вернуть то, что позабылось.

part.4

– У всех вас уже был опыт туров, состоящих из десятка лайвов, так что именно зная, как это круто, все ждут его с восторгом.

sakura: Все говорят как один, но вот в Мориоке они еще не были. Мы с айе, впрочем, уже два раза бывали там с THE MADCAP LAUGHS.
kazu: Но для остальных это будет впервые.
sakura: У меня много хороших знакомых в Мориоке. 11 марта (землетрясение в Японии 2011 – прим.пер.) очень всех сплотило, ведь всем в регионе Тохоку пришлось непросто, и я очень хотел помочь хоть чем-нибудь. Так что когда меня позвали, этот город стал одним из тех, с которыми у меня сложилась особоая связь, и теперь я хочу привезти туда и остальных.

– В этом году будет уже 5 лет со дня катастрофы. Думаю, для поклонников из Тохоку это тоже многое значит.

sakura: Конечно же, такая наша инициатива никак не связана с фактом землетрясения. Решение поехать в Мориоку вызвано отношениями, что сложились с людьми там.
aie: Мориока… Есть вероятность, что Казуму начнет тошнить со́бой (соба – японская гречневая лапша, которой особенно славится Мориока – прим. пер.) прямо на сцене. (смеется)
kazuma: Ну уж нет. (смеется)

– Кстати, на этот тур у вас также запланирован релиз?

sakura: Да. Мы решили подсобить Юкие Фуджита и közi, и сделать запись в таком формате. Ну и раз мы уже заморочились, то и выпустить втроем на память лимитных товаров, которые сейчас как раз в производстве.

– Но и gibkiy gibkiy gibkiy там тоже будут?

kazu: Безусловно. Это тур в связи с выходом нового альбома, так что новые песни уже включены. (улыбается) Что касается Юкия и közi, то мы стали своего рода бэковой группой для их сольных проектов. В частности, közi говорил, что хоть он и выступает сольно, но хотел бы придать своему звучанию форму и ценность.

– Можно наслаждаться лайвами, но получить новую песню в руки – тоже ценно.

sakura: Слушать и анализировать альбом, конечно, хорошо, но альбом – это лишь учебник. Точно так же, как уроки не проходят по учебникам, не будет толку, если не посещать лайвы. Соответственно, есть много всего, что вы не услышите, не посетив лайв. Такая вот народная мудрость. (смеется)

– (смеется) Но есть чувство, что для теста в виде лайва нужно иметь на руках новые песни для подготовки.

aie: Вряд ли это поможет. (смеется)
(все смеются)
kazu: Но самое классное это то, что мы ничего не согласовываем.
aie: Не знаем песен. (смеется)
sakura: Ну, у меня всё согласовано. А вот у Казу такое часто бывает. (смеется)
kazu: Часто. Если в день концерта в лайвхаусе не отрепетируем, то я, как и слушатели, услышу всё впервые.

– И без того редкие записи, да еще и в “упаковке” тура. (смеется)
sakura: Мы бы хотели, чтоб слушатели пришли хотя бы ради этого. Мы не говорим, что будет круто, но мы просто делаем то, что нам нравится, и будем рады, если придут хотя бы те, кому это интересно.

– К моменту выхода этого интервью, вы уже объявите о своем ванмане в Kouenji HIGH. Это будет ваш первый ванман?

aie: Да.
sakura: Во время тура с тремя исполнителями, будет, конечно, сложно исполнить все песни с альбома, но мы чувствуем, что могли бы. Сейчас песен, что у нас есть, не хватает, потому мы поговариваем написать новых во время тура. Мы беспрецедентная группа, в которой даже участники ничего не знают.

– После совместного тура у вас будет ванман, на котором вы сможете высказать всё то, что приобретете во время тура. Наверное, можно ожидать, больших отличий от того, что было до этого.

aie: С состоянием группы проблем определенно нет. Мы просто выворачиваем себя наизнанку. (смеется)
sakura: Когда мы еще были highfashionparalyze+sakura, да и когда нас четверо стало, нас все равно не покидало чувство, что мы не к месту. “Это еще кто такие?!” Будто в аквариум с золотыми рыбками змееголова кинули. Во время этого тура мы будем чувствовать себя максимально как дома, но всё же это совместные лайвы. А вот на ванмане своем мы уже точно будем в своей тарелке, и очень интересно, что у нас получится, и какая будет атмосфера.
kazuma: Нам нужны будут черные шарики. (улыбается)
sakura: (улыбается) И вот когда мы почувствуем себя в своей тарелке, мне интересно, что у нас выйдет. Помимо Казумы, я буду играть еще для двоих (Юкия и közi), и придется перестраиваться. Но когда gibkiy gibkiy gibkiy останутся одни, будет интересно, что из этого получится.

– Думаю, ванман не станет для вас конечной точкой, а, скорее, проходным этапом. Но так как у всех вас есть разные проекты, хочется еще раз уточнить, будут ли gibkiy gibkiy gibkiy иметь продолжение как группа?

аie: Безусловно.
sakura: Мы же даже дали нашему детищу имя – gibkiy gibkiy gibkiy, так что будем продолжать, пока здоровья хватит. (смеется)

– (смеется) Просто хотел убедиться, что для вас это не сайд-проект.

аie: А, нет, мы не Petit Moni (подгруппа японской гёрл-группы Morning Musume – прим. пер.) (смеется)
sakura: Мы не афишируем, но я пообещал Казуме, что мы с ним вместе появимся на Кохаку (смеется). («Кохаку ута гассэн», букв. «Песенный турнир Красных и Белых» — ежегодное музыкальное конкурсное шоу телекомпании NHK, транслируемое по телевидению и радио Японии в предновогодний вечер. В ней участвуют самые популярные музыканты, и в рамках конкурса все делятся на две команды: “Команда красных” и “Команда белых” – прим.пер.)
аie: Будете невиданной доселе “Командой черных”. (смеется)

13332944_1317402911621757_7157986771054617918_n

[2015/8/18] hfp, MUNIMUNI, emmuree, More @ Ikebukuro Chop

83256113

С самого утра я была в неважном расположении духа и даже опасалась идти на какой-либо другой лайв, чтоб не разрушить ту атмосферу KEEL в моей душе, которую я так боялась потерять, вдохновившись какой-либо другой группой. Думала даже, что не купи я билет на этот лайв заранее, то с большой долей вероятности рискнула бы его пропустить, но у меня было еще одно дельце: обещала передать рисунки Казуме.
С ним мы встретились перед концертом. Ох, каким же красивым он вышел. Стройненький, худенький, прекрасные длинные волосы по пояс развиваются на ветру… Голубые (или серые? боялась в глаза смотреть) линзы, делали его образ еще более завораживающим. Нимфа. Я извинилась, что отвлекаю, возможно, и отдала многострадальную папку с рисунками, которые уже не первый год не могла привезти. Казума-сан был очень мил, улыбался и буквально излучал доброжелательность, что так редко можно наблюдать за его образом. После многочисленных моих извинений и его благодарностей, он удалился в лайвхаус, и я выдохнула.
Наконец, под лайвхаусом стал собираться народ. Людей было не очень много. В основном потому, что будний день.
Начали запускать. Я не была в Чопе два года и успела забыть, насколько он маленький.

Первыми сегодня выступали MUNIMUNI. На сцену напустили столько дыма, что различить можно было лишь силуэты. Они вышли под какой-то новый, но очень классный SE-трек.
Песни в основном были новыми, и названий их я не знаю. Но Матэнро-сама всегда со временем выкладывает на официальном сайте сетлисты с лайвов, так что позже проверю.  Из старых порадовали spellbound и 切断. Из более новых хотелось услышать BOYS, но ее не было.
Лица Матэнро как всегда не было видно за волосами.
Поймала себя на мысли, что не знаю, кто их новый гитарист. Как-то не следила последнее время. На моей памяти последним был Анку, а сейчас это некто 呉-kle-, о котором вообще нет никакой информации. Но он ничего. Мы всё переглядывались, ибо я силилась его рассмотреть сквозь дым и понять, кто же это такой, а он видимо просто заинтересовался новым лицом в зале.

1.LOVEバラ
2.KILL
3.BIG
4.HAYABIKI
5.spellbound
6.切断

Следующими были highfashionparalyze.
Сегодня они начали с моей любимой песни 掌る肉. Великолепное начало. Помню, когда впервые увидела hfp в 2011, у меня остались неоднозначные ощущения. Сегодня же я была в диком восторге. То ли за эти годы я постепенно вкурила этот стиль, то ли песни стали действительно более сочными, то ли это магическое влияние Казумы на меня.
Он был очень эмоционален и пел со всей отдачей. айе же играл с абсолютным покерфейсом, но периодически поглядывая на Казуму, чтоб подстраиваться под него. У highfashionparalyze нет четкой лирики, и значительную часть Казума-сан просто импровизирует. Что меня особенно восхитило, так это то, что он стал использовать в вокале много фишечек Диаманды Галас. Все эти гортанные звуки… Ах. Раньше этого не было, но это просто потрясающе и мне очень нравится, так как я и сама люблю Диаманду.
Очень круто, что он тоже решил себя в таком попробовать, это должно быть действительно сложно. И с каждым разом он выглядит в этом стиле всё мощнее и мощнее. Казума-сан безбожно фансервисил первый ряд, а особенно свою главную фанатку. Стоило ему переключить внимание на кого-то другого, она смотрела на ту девушку испепеляющим взглядом. Было забавно. Я даже не пыталась вклиниться в эту тусовочку и стояла подальше, в третьем ряду. Казума-сан нашел меня взглядом, встал одной ногой на бортик перед первым рядом (те расступились) и стал делать посылы в мою сторону. Краем глаза я заметила, что “главная” резко обернулась и уставилась на меня оценивающим взглядом, но смотреть я старалась только на Казуму.
Все песни были новыми. Со второго диска, то бишь.
Мне подумалось, что красное освещение, что было на сцене, как-то очень уж подчеркивает все морщины Казумы. Тогда на улице, при дневном свете, я их толком и не заметила. Он казался таким красивым… для своего возраста. Но вот это освещение…
Когда Казума-сан “дотягивал” последнюю песню, айе поставил гитару и всё с тем же покерфейсом молча ушел со сцены первым. Наконец, закончил и Казума. “Главная” издала истошный вопль и стала аплодировать. За ней начали аплодировать все. Казума-сан слегка поклонился и тоже ушел.

Следующими были emmuree. Соу-сан был как всегда очень хорош. Мне было приятно и смотреть и слушать emmuree, но в этот раз они не вызвали во мне тех эмоций, которые я испытала впервые увидев Соу в LUNA MATTINO. Сетлист звучал незнакомо. Похоже, песни в основном были новыми. Сетлист из официального твиттера:

1. 瞬きの裏の瞬間の思想
2. カタルマド
3. ノスタルジックに、風の吹くままに。
4. DIES N’ ROSES
5. 太陽のメロディー
6. recollection

Ну и последними были More, от которых я и изначально ничего не ожидала, потому что в прошлый раз Локи-сан меня не впечатлил вопреки ожиданиям. Сегодня тоже. Хотя я должна признать, что слушать их довольно приятно. Мне особенно понравилась последняя песня – “ashes to ashes, dust to dust”, как мне подсказывает сетлист из их официального твиттера. Она была очень взрывной и энергичной. Кажется, я даже не удержалась от хэдобана в припеве.
Когда они закончили и ушли со сцены, зал стал пытаться вернуть их на анкор, но они не вернулись.

Выходя из лайвхауса, я решила наконец купить последний альбом highfashionparalyze, тем более, что за столом с мерчем сидел айе. Я подошла к нему и попросила диск. Пока он отсчитывал мне сдачу, я решила у него спросить один интересующий момент.
– айе-сан, а можно спросить кое-что?
– Да-да?
– Мне недавно знакомый из Нагоя дал послушать старые демки группы Theia. Вы в ней играли с Юкино-сан, если не ошибаюсь.
– В какой-какой группе? *шумно* kein?
– Нет-нет, Theia! Theia! *кричу ему в ухо*
– Охх, Theia?? *смеется* О черт, разве те демки еще можно где-то послушать?
– Мне очень понравились. “Love Story of Vampire”…
– Ох ты ж господи! *смеется*
– Так вот, а кто же там на вокале был?
– А, да его больше нет уж.
– Охх….
– А! А! *машет руками* С музыкой еще тогда завязал, то бишь.
Разница есть, черт возьми! xD У меня всё внутри было упало. Такой голос приятный… Но в любом случае жалко очень. Так хотелось бы проверить другие его проекты, будь они.
– А… понятно.
– Вот сдача, держи. И спасибо!
– Вам спасибо.

Мне, кстати очень нравится последнее время эта тенденция у моих любимых групп выпускать диски в картонных коробочках. Они и на ощупь приятнее, и не бьются.
А этот дисочек, в отличии от первого, еще и открывается, да и вообще дизайн радует. Уже прослушала его. Намного больше первого нравится. В песне 箍を外す場合、穴に群れる具合 очень много тех самых штучек Диаманды, хотя и не таких явных, как он на лайве делал. Но всё равно ёкает.
В общем, highfashionparalyze останутся самым ярким воспоминанием об этом дне. Рада, что сходила.

text: Hotaru Filth