Voice Mag 03+1/2 (眞呼 |Mako)

107080663
Журнал: Voice Mag 03 + 1/2 (2004/9/11)
Текст: Miyuki Murayama
Перевод: Hotaru Filth
Комментарий: Этот журнал раздавался бесплатно на лайве под названием “Listen to Words”, организованного журналом アプレゲール (apres guerre) по случаю выхода третьего номера их сайд-журнала Voice Mag 03. Как некоторые возможно знают, в журнале Voice Mag публиковались персональные интервью вокалистов разных групп. В этом же дополнительном выпуске интервьюер записала свои мысли о каждом из них, обращая внимание на отдельные детали их поведения или ссылаясь на особенно запомнившиеся ей их цитаты. Все четыре интервью Мако-сама из основных выпусков я уже перевела ранее, но решила, что и мысли интервьюера тоже, возможно, кому-то будет интересно почитать.

Белая кепка и оранжевая футболка. Повседневная одежда Мако выглядит на удивление обычно, и даже ярко. Когда я прихожу на встречу в офис на Сибуя, Мако уже ждет меня в таком виде.
В тот день в Токио было рекордно жарко, 39.5°, но вокруг этого человека почему-то совсем не витает ощущение лета… Ладно на сцене, но даже вне ее чувствуется в нем что-то странное и неземное.
Как все хорошо знают, во время лайвов он не проводит МС, и многим поклонникам наверное интернесно, как же он разговаривает в обычной жизни. Говорит он неспешно. Медленно, тщательно подбирая слова, с частыми паузами. Не то чтоб он не мог говорить, просто не слооохотлив.
В таких его обрывках слов есть некое особенное их ощущение, и иногда проскакивают интересные выражения. Учитывая, конечно же, и контекст, я пыталась углядеть его характер через то, как он использует слова.
Здесь я хочу представить некоторые из его изречений.

・Первое.
Не хотелось бы, чтоб кто-то представлял себе, к примеру, моющие сердства, если я говорю о кошках (смеется)” (Это он навел в пример, когда говорил о разном толковании лирики)
Кошки и моющие средства определенно очень разные понятия… Так что для примера они подходят, но почему из всех вариантов он выбрал именно кошек и моющие средства? Мне интересно.
・Второе.
Мне нравятся люди, которые думают. (улыбается) Которые страдают. Нравятся люди, которые чувствуют боль. Хотя наверное странно так говорить” (Это он ответил, когда я спросила, почему в лирике он поднимает вопросы, но не дает ответов)
Что ж, поклонники Мако, давайте много думать и страдать. (смеется)
・Третье.
Ответ — это что-то из будущего. Не настоящего
О, это глубоко. Даже очень. И сложно. (грустно улыбается) В интервью с Мако разговоры периодически переходят в вопросы бытия.
・Четвертое.
Настоящее — это даже не мгновенье, а нечто между до и после — сразу же становится сном. И воспоминания тоже не реальны. Мы ведь не можем их ухватить
Я бы сказала, что это что-то вроде типичной фразы в стиле Мако… Но это глубокое замечание и кое-как я могу его понять. Когда мы общались по теме “Сила слов”, он много говорил в таком ключе и это тоже было в его духе.
・Пятое.
Ну, я мужчина, мне неловко… (стеснительно улыбатеся)” (Так он ответил, когда я спросила, почему он не может показать свои слабости людям, но может описать в лирике)
Здесь мне показалось, что он выкрутился в стиле Кена Такакуры?.. В любом случае, почему Кен Такакура? Для меня, как для интервьюера, это был самый любопытный его комментарий. (улыбается) Странное сочетание Мако и Кена Такакуры. А вам так не кажется? [Такакура Кен – актер, в целом известен своими образами самоотверженных и часто неоднозначных героев-одиночек, но что конкретно интервьюер имела в виду я не знаю. – прим.пер.]
・Шестое (о горячем).
Это как верить в Бога. Горячо, как если не можешь определиться, веришь или нет
Есть ведь ноль. Если умножить на ноль, то ноль и получим. Вот настолько горячо
Когда он заметил, что я не понимаю, что он хочет этим сказать, то любезно навел пример. Горячо — это когда есть другой нюанс в той же степени. Я понимаю о чем он говорит, но насколько же это горячо (степень) я так и не поняла. (грустно улыбается)

Моменты, когда он задумывался, улыбался, замолкал, в сумме составили где-то полтора часа.
“Вот об этом он должен говорить много”
Да, так и выходило.
Тогда у меня вдруг возник естественный вопрос: “То есть в обычной жизни он очень даже разговорчив?” И я решила спросить у коллеги по офису.
Ответом было… “По настроению”
Однажды он сказал: “Если мне скажут молчать, то я буду молчать”. Похоже, молчать для него не представляет дискомфорта. И определенно, если вспомнить, кто из участников группы во время совместных интервью в основном отмалчивался, то это был он.
Но в зависимости от настроения он бывал очень даже разговорчив и, более того, сам встревал в разговор…
Стаф вроде бы и вовсе со смехом говорил про него “шумный”.
Внезапный (смущенно улыбается) Мако.
Еще стаф говорил, что, к примеру, в машине у них постоянно перепалки с Такамасой.
Вот это неожиданно.
Что еще меня удивляло, так это его извинения. (Причем в моменты, когда можно было и не извиняться)
Вечно он глупости какие-то говорит! Придется самому обьяснять. (грустно улыбается)” (А, здесь он как раз винит Такамасу! (смеется))
Если меня что-то спросят, то говорить я буду. Но сам подобной работой (интервью) заниматься бы не смог
То есть не смог бы сам задавать вопросы, начинать разговор. Но это не так, он и мое мнение очень часто уточняет. А когда у меня пробуждается еще больший интерес к теме, то уже и интервью конец.
Напоследок я у него спросила, что он ожидает от сегодняшнего ивента. Это, собственно, один из шаблонов того, как заканчивать интервью, но в тот день мы были в компании с очень разговорчивыми людьми, и погрузившийся в свои мысли Мако оказался последним. (грустно улыбается)
Как я и ожидала, он очень смутился и задумался еще пуще прежнего, но о своих ожиданиях кое-как рассказал.

Чего ожидаю… Как бы сказать… Ммм, а. (смущенно улыбается) Мы можем только лишь показать себя такими, какие есть. Не хочу говорить что-то про боевой настрой. Не знаю, как лучше сказать. Просто будем собой и выложимся по полной“.

Не на словах, а на деле. Такой лайв и будем ожидать.

Advertisements

[2018/02/25] Schwarz Stein「Children of Decadence」@ Shibuya REX|GUEST: 眞呼

QZVTuZdGiMs

   Для меня этот лайв стал неким приятным дежавю. Будто я попросила: “А верните-ка меня еще разок в 19 ноября!” и это желание исполнили.
Зал был полон под завязку, хотя в этот раз билеты были распроданы далеко не сразу, и висели в наличии до самого последнего дня продаж, в который и солдаутнулись. Номер былета у меня был не особо хорош, но поскольку народ все прибывал и прибывал, персонал стал просить уже вошедших потесниться, и в итоге я оказалась практически в том же месте, что и в прошлый раз – ряду эдак в пятом по центру. Сам лайвхаус небольшой, человек на 250.
Наконец, свет погас и под SE Remind вышли Кайя и Хора.
Сетлист начался с легких Lapis Lazuli, Current, Rise to Heaven, после чего Schwarz Stein прервались на первое МС. В моей голове уже немного спуталось, во время какого МС о чем говорили, потому буду писать что вспомню.
Кайя поблагодарил всех пришедших, напомнил, что совсем недавно, осенью, у них уже был тур в Токио-Осака-Нагоя, тоже с приглашенными гостями, но в этом году этот ванман первый. Зал аплодирует.
Кайя: Ходили на тур?
Голос из зала: Старались!
Кайя: А, частично ходили? Ну и то хорошо^^
На нагойском лайве, мне, кстати, не повезло услышать свою любимую Fleeting Beauty, здесь же она следовала сразу за этим МС. Когда Кайя начал подводить, говоря, что “эту песню мы выпустили в позапрошлом… или прошлом? году…”, я сразу оживилась. Потому что 方舟 они должны петь с Мако-сама вместе, а больше вариантов нет.
Безумно понравилось ее живое исполнение, а на строчке その視線の先に誰を見ているの?耐えられない у меня даже мурашки пробежали по коже, настолько убедительным было это полурычащее 耐えられない. Очень понравились и иллюстрирующие жесты Кайи на строчках вроде あなたの喉を締め上げて. Почему-то всегда, когда слушала эту песню, пыталась визуализировать какими именно могли бы быть жесты Кайи при исполнении. Наконец-то увидела.
Следующими были transient и SIRIUS-Hallucination-, после которых снова прервались на МС.
Кайя рассказал о своем сольном проекте и шансон-ивентах в новом году (新春シャンソンショウ ) и Хора тихонько передразнил его губами (shin-shun-shan-son-shou), пока Кайя продолжал говорить. Зас засмеялся.
Кайя сказал, что Хора простудился и сегодня у него болит горло, потому и говорит он не много. Хора в свою очередь попросил поддержать его, когда ему нужно будет петь. Даже, кажется, предложил залу поделиться на две части, чтоб одна часть выкрикивала DISORDER!, а вторая… не помню что.
Кайя: Ну, твоя сторона может быть стороной Хоры, вот у нас тут даже как раз есть постоянный Хора (указывает на девушку, которая всегда приходит на лайвы в макияже Хоры).
Хора: Может это уже и не она, с макияжем разве поймешь. Даже если ее уже давно подменили, мы не узнаем.
Все смеются.
Кайя также спросил, кто сегодня пришел первый раз, и довольно много людей подняли руки. Хора, кажется, снова пошутил, аля “да, я знаю, что на самом деле вы пришли посмотреть на Мако-сама, но придется потерпеть еще чуть-чуть, эхех”.
Кайя объявил, что следующая песня его любимая, и перешел к Lilith. За ней была Apocalypse -eclipse ring-, и вот она была особенно завораживающей. Освещение на сцене стало мрачным, включенными были только несколько красных ламп, которые подсвечивали все таким образом, что даже трубы и провода под потолком сцены напоминали освещенные магическими огнями ветви деревьев с лесу. Лично моя ассоциация. Потому всю песню я рассматривала эти, казалось бы, непримечательные конструкции и хитросплетения проводов и труб, пытаясь понять, откуда вдруг такой эффект. После этой песни Кайя и Хора стали уходить со сцены, и тем временем заиграла Cranes – Brighter (SE, под которую всегда выходили на сцену kein). Зал сразу все понял.
Мако-сама вышел в новом серебристом боб-парике, правая сторона которого была немного длиннее левой. На губах была черная помада, но во рту и на руках снова та флюоресцентная краска, которая светилась то ли красным, то ли оранжевым, при определенном освещении. Линзы тоже светились не то желтым, не то чуть зеленоватым. Костюм был тем же, что и в прошлый раз. Движения его были резкими, напоминающими все те же конвульсии, которые он часто изображал на сцене во времена kein и deadman.
Как он и предупреждал, сетлист его особых изменений не претерпел, разве что после кайновских 暖炉の果実 и グラミー он впервые спел deadman – alice (through the looking glass). Возможно, чтоб уравновесить сетлист, ведь в прошлый раз он спел две песни kein и только одну deadman. После нее он ушел со сцены и вернулся с таким себе деревом из чупа-чупсов, которые стал вынимать и бросать в зал. Я поймала один. Когда чупа-чупсы закончились, он достал еще несколько пакетов с леденцами, стал их разрывать и тоже горстями бросать в толпу. Когда конфеты закончились, он в шутку замахнулся стойкой от микрофона, но засмеялся и поставил на место.
Последней он снова исполнил site of scaffold, но в этот раз она как будто была совмещена с sons of star fucker. По крайней мере в ней точно присутствовал один куплет. В общем, его сетлист в этот раз выглядел так:

暖炉の果実 (kein)
グラミー (kein)
alice/through the looking glass (deadman)
site of scaffold+sons of star fucker (deadman)

   Сегодня мне было особенно интересно ловить его взгляд. Теперь, когда я знаю, что он все знает. Будто к старому доброму другу на лайв пришла. На グラミー он долго стоял прямо передо мной и это был такой трогательный для меня коннект. И все-таки сегодня он был немного другим. Не в плохом или хорошем смысле, просто другим. Не таким, как в тот день. Был в образе. Но за этим образом это все равно был тот трогательный и внимательный человек, который не перестает меня удивлять. Всегда буду ему благодарна. Не знаю, закончилась его роль в моей жизни или нет, но мне кажется, за все удивительные события вокруг меня последние полгода я во многом обязана и ему. Интересу, который он во мне вызвал. Думаю, все случается в свое время.
Когда Мако-сама удалился, вернулись Кайя и Хора и уже традиционно перешли к более жесткой части своего сетлиста. Три следующих композиции были мощными (Release me, Sleeping Madness, Syphilis and disorder) , в зале снова начался тот “замес”, и меня волной унесло куда-то вправо, ближе к Хоре, который как раз по большей части этим “замесом” и “дирижировал”. Выбраться в этот раз было нереально, меня зажали со всех сторон, а кто-то сзади очень хотел дотянуться до Хоры и постоянно на меня наваливался. Мне отдавили все ноги и это было не очень весело. Не любитель я подобного движа, но как-то выжила, хоть и до сих пор думаю, что лучше б изначально стала в дальней части зала.
Две последние песни (Perfect Garden, Last Hallucination) уже были спокойными и умиротворяющими. После них Кайя и Хора ушли со сцены, но зал, конечно же, стал звать их на анкор.
Вернулись они довольно быстро. О чем говорили помню смутно, Кайя вроде бы рассказал, что нагойский лайв был моментально распродан и многие люди жаловались, что не смогли попасть. Потому Мако-сама они попросили выступить и на этом лайве в Токио, чтоб у большего числа людей была возможность его увидеть. Кажется, Хора тут же вставил, что это именно он его позвал, и благодарить нужно его. И что со всеми другими приглашенным гостями тоже он связывался, и “даже лично им письма писал, так что можете мне доплатить за это, не знаю”, на что Кайя посмеялся аля “ой ну все, не завирайся”.
Наконец, они позвали на сцену и Мако-сама. Он снова вышел с конфетами и сказал, что в прошлый раз мало конфет бросил в левую часть зала, и сейчас хочет это исправить. Бросая конфеты в зал, он также один леденец дал Хоре. Кайя тоже протянул было руку, но Мако-сама этого не заметил и продолжил бросать конфеты в зал.
Кайя: Мако-сама, вы меня игнорируете что ли?
Мако: А, ну у Хоры ведь горло болит. Вот я ему и дал ^^
Наконец он вручил конфету и Кайе, и тот в благодарность слегка присел в поклоне. В ответ Мако-сама опустился перед ним на колено и взял за руку.
Зал засмеялся и зааплодировал.
Кайя стал снова благодарить его, что тот согласился выступить, зал тоже поддержал, и Мако-сама смущенно отвернулся. Когда Кайя сказал, что очень надеется, что Мако-сама еще как-нибудь выступит, Мако, увиливая от темы, сказал, что у него уже после двух песен голос выдохся, и попросил воды.
Кайя, впрочем, не сдался и подчеркнул, что снова услышать голос Мако-сама – можно сказать, причина, чтоб жить дальше.
Мако: Тогда и я пока еще поживу^^
Кайя: Ох, только вот неловко, что следующая песня у нас 方舟 (“Ковчег” ), и там все умирают.
Все смеются и Мако-сама тоже согнулся пополам, смеясь.
Как и в прошлый раз, они спели 方舟 вместе. Затем спели вместе жесткую CREEPER, которую в Нагое исполняли только вдвоем. Я все смотрела на Мако-сама и думала, что эта песня ему совсем не подходит, и ему, должно быть, не особо комфортно ее исполнять. Но, не знаю как ему, а мне точно было некомфортно, потому что в зале снова начался “замес”, и меня толкали туда-сюда. Фури тоже были жутко неудобными для такой давки, я даже руку не могла высвободить, чтоб никого не задеть. После нее была Succubus, и вот ее они точно пели втроем и в прошлый раз. Хотя в официальном сетлисте ее, вроде как, не было, и я все не могла вспомнить, чего не хватает. Вот ее и не хватало. Они точно пели ее и в прошлый раз.
После этой песни Мако-сама попрощался с залом и удалился, а Schwarz Stein исполнили завершающую New vogue children.
Когда они ушли, вслед за занавесом опустился и большой экран, на котором появился видео-анонс: новый мини-альбом Schwarz Stein в сентябре, а так же тур по пяти городам. Зал возбужденно аплодировал.

   AFTER SHOW

    За пару дней до концерта Кайя написал, что после основного выступления будет еще дополнительное афтер-шоу для желающих. Для этого нужно было на входе сразу доплатить 2000 йен и получить стикер-пропуск, наличие которого после лайва проверит кто-то из персонала лайвхауса. Назад в Нагою я должна была возвращаться ночным автобусом, но время мне вполне позволяло задержаться еще на час, так что я без проблем осталась.
Половина зала отсеялась и стало намного свободнее. Наконец-то я смогла твердо стать на обе ноги.
Афтер-шоу представляло из себя разговорное мероприятие. Вместе с пропуском участникам давали листики, на которых можно было написать вопросы для Кайи и Хоры. Но большинство вопросов касалось Мако-сама.
Первым был вопрос про их знакомство с Мако-сама. Кайя снова рассказал ту историю про знакомство через Рё на ласт-лайве 9GOATS. Я ее уже пересказывала в отчете от 19 ноября, потому повторяться не буду.
Затем был вопрос, все так же ли Мако-сама вегетарианец.
Хора: Мако-сама уже вообще-то пошел дальше и стал веганом.
Зал: Ооо…
Хора: Я тоже.
Кайя и зал: Ахахаха…
Хора: Нет, ну а что, я ем здоровую пищу, веду здоровый образ жизни. У меня нет тату и даже уши не проколоты! Я очень маджимэ в этом плане. Не пью и не курю соответственно.
Кайя: Ну, последнее время вроде бы чуууточку пьешь.
Хора: Когда такое было? Вообще ни разу!
Зал: Ооо… *аплодисменты*
Кайя: Так, следующий вопрос у нас… Ой, тут куча одинаковых вопросов, ахах. А, вот. “Вчера в твиттере вы писали, что ужинали вместе с Мако-сама и Ао-сан из cali≠gari. Не расскажете, о чем беседовали?” О, ну Ао-сан к нам вообще внезапно заявился. Да и болтал по большей части тоже только он. С Мако-сама он очень давно не виделся, лет 10 наверное, и все его расспрашивал. А Мако-сама сидел такой, скромно улыбался и кивал: “а… а…”.
Все смеются.
Кайя: Про сегодняшнее выступление как-то вообще не говорили. Так, что тут еще у нас… “Как насчет выпустить совместный CD с Мако-сама?” Ахах, мне идея нравится, но это больше к нему вопрос xD А вообще мне очень хотелось бы увидеть его на сцене вместе с айе, с гитарой. Постоянно его прошу. А если б еще и с ударными, то вообще. Эх.
Хора вроде бы рассказал, что помогал Мако-сама с аранжировкой минуса для его сегодняшнего выступления.
Кайя: Такс, какой тут еще вопрос. “Очень стараюсь бросить пить, но никак не получается. Посоветуйте, что делать”. О, ну это вопрос к Хоре, который у нас не пьет xD
Хора: Пфф нашли кого спрашивать. Мм… даже не знаю, что вам посоветовать. Сочувствую.
Еще немного пошутковали вокруг этого вопроса, и Кайя вернулся к теме нового мини-альбома, что выйдет в сентябре.
Кайя: Было бы неловко вот так просто объявить и ничего даже на сегодня не подготовить, потому одну песню сегодня мы все-таки представим ^^ Спасибо, что остались!
Они исполнили новую песню (пока без названия) и в завершение еще прекрасную Haven. Мне стало так хорошо. Хотелось улыбаться и танцевать. И теперь, когла половина зала ушла, делать это было очень легко и приятно.

Bg2S_1wwuTc

Voice Mag 04 (Mako personal interview)

voicemag04-2
Magazine: Voice Mag 04 (June 2005)
Interview: Miyuki Murayama
Translation: Hotaru Filth
Comment:  Тема выпуска – “Способность мечтать”.

– Вы, наверное, не очень мечтательный человек?
Mako: Даже не знаю. Трудно сказать, где сон, а где реальность.
– Это Вы говорите о снах, когда мы спим?
Mako: А, да. (улыбается)
– Я имею в виду, размышляете ли вы о будущем, представляете ли, чего бы Вам хотелось?
Mako: Ну, представляю, конечно. Это надежды, которыми мы живем. Если не будет завтра, то как жить сегодня.
– О чем-то совсем невозможном тоже мечтаете?
Mako: Если это что-то, что возможно воплотить, то мечтаю. О невозможных вещах, вроде как стать человеком-пауком, я не думаю. Может это делает меня ограниченным, но о нереальных вещах я не размышляю и заниматься ими не хотел бы. Если этих вещей нет в реальности, то они мне не интересны. Хотя, к примеру, если бы в реальности было возможно, чтоб на спине у тебя выросли крылья, то я может и хотел бы, но раз этого нет, то мне и не нужно.
– И даже не думаете, что Вам этого хотелось бы?
Mako: Не думаю.
– Если так мыслить с самого детства, то возможности ограничиваются, наверное. Если думать, что все бессмысленно.
Mako: Не сказал бы. В то время мне хотелось попробовать вещи, которых я делать не мог. Хоть я и понимал, что это невозможно, мне хотелось. Но когда я попытался, то стал уже думать так, как сейчас. Так что хоть я и знал, что песни это явно не мое, решил попробовать. (улыбается)
– Не потому что думали, что можете петь?
Mako: Нет. Просто потому, что если перестану, то не смогу двигаться дальше.
– Вы мечтали о чем-то до того, как стали петь?
Mako: Были мысли о том, кем я хочу быть. Но сейчас у меня уже нет другого пути.
– Кроме пения?
Mako: Да.
– Вы стали тем, кто Вы есть сейчас, именно потому, что оставили для себя на этом пути только пение?
Mako: Наверное, можно и так сказать. Пение было тем, на чем я сконцентрировал все свои силы. Хотя выбери я что-то другое, возможно, смог бы заниматься и тем. Все не так просто. Но сейчас я занимаюсь этим, потому что не могу думать ни о чем другом.
– То есть, Вы сказали себе: “выберу это”?
Mako: Заставил себя. В конце концов, есть много людей, у которых это получается, и которые остаются верны себе. Я не думал о чем-то вроде “смогу или не смогу”. Но я все равно был рад своему выбору.
– Где вы в тот момент нашли силы сделать выбор именно в пользу пения?
Mako: Из личных побуждений, думаю. Хмм… Трудно сказать, каких именно. Я попытался вернуться в то время, когда чувствовал себя загнанным в угол, и вспомнить, что спасло меня в тот момент. Спасла меня тогда музыка, так что я решил сделать ее своим приоритетом. У меня не было ничего, хмм… Я был каким-то отбросом. (смеется) В общем, я просто любил музыку.
– Чтоб продолжать заниматься музыкой, нужно, наверное, и отказаться от чего-то. У Вас было такое?
Mako: Думаю, с этим сталкиваются все. Неловкие разговоры, оправдания, что я не могу погулять сегодня, так как нужно записать песню, и все такое… (улыбается) Так что не могу сказать, что мне столь уж многим пришлось пожертвовать.
– Продолжая петь, было ли что-то, что Вы приобрели, или какие-то планы на будущее?
Mako: Хм… Я не знаю, что будет завтра, так что просто продолжаю вкладывать все силы в то, что делаю, и не думаю ни о чем другом. Хотя у меня есть и надежды… (улыбается) Надежды есть, но так чтоб что-то получалось на этом жизненном пути…
– То такого нет?
Mako: Не могу сказать, что нет, но не очень много. (улыбается)
– Вам кажется, что как правило в этом мире все движется не очень хорошо?
Mako: Не то чтоб не хорошо, но не так просто. Эх, сложно сказать. Может сменим тему? (улыбается) Какой там был вопрос, что мы в сюда забрели?
– Эмм… (грустно улыбается) Я спросила, продолжая заниматься музыкой, есть ли у Вас какие-то ожидания от будущего?
Mako: Есть конечно.
– Я вот подумала, что, говоря, что все в этом мире не так просто, Вы с одной стороны очень к реальности привязаны, но с другой стороны продолжаете петь, глядя с надеждой в будущее. Как Вы находите баланс?
Mako: Этого я и сам толком не знаю. (улыбается)
– Вам не кажется, что такой Ваш трезвый реалистичный взгляд на мир может Вас раздавить?
Mako: Хм… Нет, пожалуй. Если раздавит, то петь я не смогу. Но пока такого не было. (улыбается)
– Вы думали о том, что можете прекратить петь по каким-то другим причинам? Подумаете, что больше не можете петь?
Mako: Задавался вопросом, что буду делать, если голос пропадет.
– А если появится чувство, что просто больше не хотите?
Mako: Такого не было, совершенно. Для меня это как принимать пищу. К тому же, трудности будут во всем, что бы ты не делал. Ты можешь увернуться от них сейчас, но они появятся вновь, все те же. Просто в другом месте. Так что ничего не остается, кроме как делать что-то прямо сейчас. Куда бы ты не подался, везде будет одно и то же.
– Даже если это будет уже не музыка?
Mako: Да. Есть причина, и, соответственно, есть и следствие. В общем, так.
– То, что Вы пели по сей день, и продолжаете это делать – естественное стечение обстоятельств?
Mako: Я много сомневался. Это не было так просто. Я учился, потом работал, так что все не вело к этому при попутном ветре и полных парусах. Все сложилось так само собой, наверное. У меня просто в конечном итоге больше ничего не осталось.
– Заниматься чем-то одним долгое время тяжело, наверное?
Mako: Для меня это спасение.
– Хоть это стало и спасением для Вас, наверняка было и много тяжелых моментов, связанных с пением?
Mako: Хм… Но я просто не знаю, чем мог бы заниматься помимо этого. Я задал самому себе вопрос: “как бы я лучше мог выражать свои чувства и мысли?” и ответом была “группа”. Музыка. Не знаю, что еще. То есть, я мог бы заниматься и чем-то другим, мне вот нравится создавать вещи. Но я подумал, что с музыкой смогу выражать себя лучше, смогу делать это напрямую.
– Почему Вам хочется выражать себя?
Mako: Не знаю. (улыбается) Не знаю.
– До того, как Вы стали петь, Вам тоже хотелось выражать себя?
Mako: Мне не хотелось заявить о своем существовании, мне хотелось выражать свои мысли. Я пытался делать это в разных формах, но ничего путного не выходило. (улыбается) Не знаю, но я думаю, что все чувствуют что-то подобное. Раздражение от того, что ты не знаешь, куда лучше двигаться.
– Есть люди, которым достаточно просто обсудить это с друзьями.
Mako: Аа. Но в моем случае меня спасла музыка.
– Продолжая петь по сей день, Вы чувствуете, что все идет как и было задумано?
Mako: Можно наверное и так сказать.
– Противоречивых чувств нет?
Mako: Такого нет. Как правило. Все идет свои чередом. (улыбается)
– Глядя на текущую ситуацию, Вам кажется, что это тот результат, в который Вы вкладывали силы?
Mako: Я должен. Чтоб быть самим собой, я просто должен это делать. И я не чувствую, что мне это в тягость. Вещи, в которых я убежден, которые мне нравятся… Если я не буду чувствовать, что так и должно быть, то просто не смогу продолжать.
– А есть чувство, что Вы выбрали пение в том числе и как работу?
Mako: Конечно. Работа у всех должна быть.
– И Вы выбрали пение, потому что это тоже важно.
Mako: Да.
– Не думали петь, параллельно занимаясь чем-то другим?
Mako: Я не настолько ловкий. Потому решил этим пожертвовать. Да и если я стану серьезным, то будет уже не то. (улыбается)
– Другие варианты не рассматривали?
Mako: Нет, да и у меня есть такие друзья. Те, кто зарабатывает на хлеб музыкой.
– В социальной системе есть такая профессия как музыкант?
Mako: Когда не было, люди пели песни занимаясь работой, в 20х годах были темнокожие блюзмены… Они к этому стремились и они этим стали.
– Многие занимаются пением, но только часть зарабатывает этим на жизнь. Думали о том, сможете ли попасть в их число?
Mako: Если об этом размышлять, то ничего не выйдет. Вообще ничего.
– Не думали тогда как реалист? Что в таком мире это будет непросто.
Mako: Аа, тогда я мечтал. (улыбается) Вернее, я изначально знал, что распыляться не смогу, и сделал такой выбор. А потом уже просто не смог бросить на полпути.
– И совсем не переживали?
Mako: Переживания будут что бы ты не делал. Даже если ты занимаешься обычной работой и вкладываешь силы в компанию, все равно есть вероятность реструктуризации. Так что если подумать о том, что у тебя в итоге останется, и все сопоставить, то мой ответ таков.
– То есть, нет чувства, что это было большим решением?
Mako: Ну, для меня это не игра. Есть, конечно, люди, которые оставляют за собой запасной вариант, если с одним не сложится, но мне такое поверхностное отношение претит. Сомневаюсь, что с таким чувством можно писать хорошие песни. Думаю, тогда уж точно ничего не выйдет.
– Вы бы продолжали петь независимо от того, стало бы это Вашей профессией или нет?
Mako: Не думал об этом. Я понимаю, что это непросто, но у меня есть надежда.
– Не переживали, сбудется или нет?
Mako: Если быть слишком рациональным, то ничего не получится.
– А если не быть, то слушать свою интуицию и желания?
Mako: В конечном итоге, мы ведь исходим из того, нравится нам что-то или нет. (улыбается) Это ли не интуиция. Хотя это очень неоднозначный момент.
– Но лучше слушать свою интуицию?
Mako: Я не могу говорить, что лучше. Хорошо это или нет, человек должен решать для себя сам. Если я скажу, что нужно слушать интуицию, а человек попробует и для него это не сработает? Я ничего не знаю. (смеется)
– Ваша интуиция исходит из того, нравится Вам что-то или нет?
Mako: Да.
– Это, наверное, сложно.
Mako: Бывает, что я сам не знаю, почему подумал так, а не иначе. Хм… Сложно обьяснить. Думаю, когда ты занимаешься тем, что тебе не нравится, то начинаешь засматриваться на другие места и занятия. Начинаешь хотеть работать в компании, где свободного времени больше, или где зарплата выше. Твои мечты уходят в другом направлении. Но человек не думает о том, чем хотел бы заниматься. Когда он просто ищет лучшей жизни, то начинается хаос. (улыбается)
– Думаю, очень многие живут в таком хаосе. Я могу позавидовать людям, которые занимаются музыкой и поставили ее для себя на первое место.
Mako: С другой стороны у них не будет того, что будет у тех же офисных работников.
– О чем Вы мечтаете сейчас? Может быть есть что-то личное?
Mako: Вы это опубликуете?
– Э? Если не опубликую, то получится, что это просто беседа. (грустно улыбается)
Mako: (улыбается) Особо ничем не заинтересован. Ну, просто хочу заниматься группой и расти с ней еще больше. Хм… Еще переехать хочу. Не нравится место, где живу. Комната тоже не нравится, и планировка. И холодно очень. Когда занимаюсь песнями, то не обращаю внимания ни на что вокруг, но когда прихожу в себя, то уже заболел. (улыбается)
– На удивление конкретно рассказали.
Mako: Хочу жить в доме без таких вот казусов. (улыбается)

zyan10747

Читайте также:
Voice Mag 01 (Mako personal interview)
Voice Mag 02 (Mako personal interview)
Voice Mag 03 (Mako personal interview)

Mako x Hazuki (david & lynch) [interview]

107001438
Pamphlet: deadmanlynch. – david & lynch
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью Мако и Хазуки в период совместного тура deadman и lynch.

– Сегодня 18/11/2005 и мы в Ниигате. Лайвы в Сендае и Ниигате уже прошли, как ощущения? Как настрой в ваших группах?
Mako: Да… Ну, не все так гладно, зато интересно.
Hazuki: Настрой сейчас хороший.
– Как вам понравилось петь песни друг друга?
Mako: Я трактовал лирику иначе, так что в каком-то смысле это стало для меня шоком. (смеется) Совсем наоборот воспринимал.
Hazuki: Нужно было воспринимать буквально.
– А, скрытый смысл искали?
Mako: Да. Но это хорошо, не плохо. Просто я удивился. “Серьезно?!”
Hazuki: А я подумал, что у нас очень отличается манера мелодии.
Mako: Манера мелодии?
Hazuki: Да. До чего сложно петь то, что исполняют другие. Это меня удивило больше всего.
– Особено в “25”.
Hazuki: Вначале я никак не мог запомнить текст, пришлось постараться.
– Почему Ваша команда решила исполнять “25”?
Hazuki: Сначала предлагали “Arizuka”.
– О, кто?
Hazuki: Я. (смеется) Я говорил, что обязательно хочу исполнить “Arizuka”, но остальные как-то не загорелись идеей… “Ну, это интересно, но…” “Играть ее на сессионке?” … Но я вспомнил, что во время интро айе иногда прикольно так коленки разводит. Я хотел, чтоб он так сделал, и выбрал “25”. Но в итоге в Сендае коленками изо всех сил дергал я, а айе этого так и не сделал. (смеется)
– (смеется) Команда Мако выбрала “melt”. Почему?
Mako: Гроулить как Хазуки я не умею, так что не знал, что же выбрать… Интро этой песни нравилось мне и раньше. Очень классная, как мне кажется, но когда я сказал Казуе, что выбрал эту песню, он меня не понял. На тот момент еще даже CD не вышел. “Что это за песня вообще? Я ее не знаю!” (смеется) Вначале я просто копировал. Хазуки.
Hazuki: О?
Mako: Копировал, да.
Hazuki: Разве?
Mako: Да, вначале.
Hazuki: Но она тебе идет, эта песня.
Mako: Но это все равно был шок.
Mako+Hazuki: (смеются)
Mako: Только когда суетишься, то и ошибаться начинаешь. Хотя на репетиции все идеально было. Мне даже нравилось.
– Мне было очень интересно, какой получится “25” в исполнении Хазуки.
Hazuki: Решил выучить ее получше. Так что на удивление у меня получилось ее спеть.
Mako: Это сложно… Потому что группа.
Hazuki: Я ошибся в строчке “Kago no naka no tori~” (“Птица в клетке~”)
Mako: Там можно ошибиться?
Hazuki: Случайно спел “Tsunagareta inu~” (“Пес на привязи~”) [перепутал местами куплеты. – прим.пер.]
Mako: А, у меня это тоже бывает.
Как вам понравилось выступать с другими музыкантами?
Hazuki: Хм… Когда мы пришли в студию, первым меня удивил Токи. Очень он хорош… Играет непринужденно, но когда он так громко шарахнул по установке, то я даже подскочил. Ничего себе звук!! айе тоже очень хорош. Отличный был опыт. У нас ведь получилось стать группой?
Mako: Получилось.
Hazuki: Очень слаженно было. Если сравнивать с lynch.
Mako: Потому что в необработанном виде все.
Hazuki: Вышло очень энергично, как у полноценной рок-группы. Еще в студии.
– А что скажете Вы, Мако?
Mako: Я… Ну, с Рео мы уже раньше играли вместе. (улыбается) Было чувство, что все как прежде. Асанао тоже милый.
– И это все? (смеется)
Mako: Ооочень милый.
Hazuki: Его все любят.
Mako: Он использует наушники, и если говорить не в микрофон, то он не слышит.
– Правда?
Hazuki: Вообще ничего не слышит.
Mako: Даже когда я просто что-то говорю, у него лицо: “А? Что?”
– То есть, когда Вам нужно что-то сказать Асанао во время лайва, зрители это тоже слышат?
Hazuki: Вчера в Ниигате так было, пришлось микрофон использовать. Вроде говоришь ему, а он как будто не слышит. Так что вчера он вытащил наушники. (смеется)
– Вон они как ни в чем не бывало беседуют на задних сиденьях. Токи и Асанао.
Mako: Я очень люблю Рео как человека, потому был рад снова вместе играть.
– Кстати, это в который раз lynch. приехали в Сендай и Ниигату?
Hazuki: Сендай – второй, Ниигата – третий?
– deadman тоже не так часто сюда приезжают?
Mako: Да, приезжаем тогда, когда о нас уже забывают.
– В Сендай вы не заезжали с марта. Давненько.
Mako: Неловко приезжать спустя столько времени. (смеется)
Hazuki: Неловко?
– Все уже забыли.
Mako: Да.
– Вы так редко сюда приезжаете, может у вас какое-то особое отношение к слушателям из Сендая и Ниигаты?
Mako: К людям, которые слушают нашу музыку, ничего такого нет. Ничего плохого, по крайней мере. (смеется) А у тебя?
Hazuki: Хм… Отношение к слушателям… Если сравнивать с лайвами в Токио-Нагоя-Осака, то глаза у людей здесь горят ярче. Наверное потому, что они видят нас реже. Настроение тоже другое. Когда лайвы проводятся часто, то и настрой в зале уже какой-то стабильный. Например, люди делают фури, абарэ. [Определенные движения в ритм песням. – прим.пер.] Здесь этого почти нет, ничего заранее не продумано, можно диктовать свою атмосферу, и это интересно.
– Головой не ударились? Когда Вы взбирались на помост, я переживал(а), что ударитесь головой о потолок над сценой.
Hazuki: Все в порядке. В Ниигате тоже был близок к этому.
Mako: Головой касался?
Hazuki: Касался. (смеется)
– Мако давно не был в Сендае, да и в Ниигату с августа не приезжал.
Mako: Я люблю видеть новые лица. Людей, которых не знаю, которых вижу редко, и которых могу увидеть только в этих местах. На час-два они будто становятся нашими друзьями… И нас связывает не просто музыка, а нечто большее. Ведь с людьми, с которыми нас связывает музыка, действуют еще более доверительные отношения. И я очень рад этому.
– Понимаю. Ну, раз уж вы наконец встретились в таком месте, возможно, у вас есть вопросы к друг другу? Или нет?
Mako: У меня есть.
Hazuki: Какой?
Mako: Как у тебя получается такой голос?
Hazuki: Гроулинг? Гроулинг… Вот здесь… расщепление идет? У тебя ведь тоже выходило. Сила связок… Трудно сказать, как именно.
Mako: У меня так не получается.
Hazuki: Даже не знаю…
Mako: У меня он срывается, когда пытаюсь. Есть какой-то способ, чтоб не срывался?
Hazuki: Есть, наверное?
Mako: Как ты это делаешь?
– Наверное, если только горло напрягать, то звук не продлится долго?
Hazuki: Да, но если не использовать горло, то и голос не деформируется как надо. Но есть и безболезненные способы это делать.
– У Вас спокойно выходит?
Hazuki: Да, потому что уже третий день. Во время этого тура с deadman мы поставили себе за цель быть на определенном контрасте, потому в меню lynch. оказались в основном тяжелые песни. И вот мы играли их уже три дня и я… не чувствую никаких изменений.
– Это здорово! А у Вас, Хазуки, есть вопросы?
Hazuki: Когда я наблюдал за Вами, то подумал, как же здорово Вы входите в мир [своей лирики]. Вы на автомате переключаетесь? Или нужна определенная подготовка?
Mako: Хм… От ситуации зависит. Но я не думаю, что так уж глубоко вхожу.
Hazuki: Разве?
Mako: Если войду слишком глубоко, то забуду все на свете.
Hazuki: Аа… А 9 ноября в E.L.L. вы что в конце исполняли? После окончания Вы так смеялись, когда уходили. Я подумал: “Ого! Я бы так точно не смог!” И правда, если слишком войти в такое состояние, то можно забыть все на свете, потому лично я стараюсь сохранять самообладание. Но я восхищаюсь, когда люди могут показать такое полное погружение.
– А как переключаетесь Вы, Хазуки?
Hazuki: У меня особо ничего не меняется. В основном. Просто не разговариваю… Хотя когда нужно поболтать, то могу болтать спокойно. “Да-да, добрый вечер”. Как-то так.
Mako: Как на той сессионке недавно, когда lynch. были в неполном составе?
Hazuki: Да, болтал без проблем.
Mako: В моем же случае… Когда я, так сказать, вхожу в песню, то вообще не понимаю, о чем думаю. Остаются только чувства, которые я испытываю. Например, боль… Только это и остается. Если войду слишком глубоко, то даже лирику не могу произносить… Только стоны…
Hazuki: Насчет изменений во время песен… Я не всегда могу переключиться так уж легко. Например, если мы играем очень грустную песню, то сразу же переключиться на веселую я не могу. Затягивает, безусловно. (улыбается) Впрочем, не думаю, что у меня это хорошо выходит – воспринимать все как обычные чувства. В этом плане я восхищаюсь, когда смотрю на Мако.
Mako: Я рад, если могу это передать.
– Ну, есть ли у вас какие-то пожелания к друг другу?
Mako: Я хочу, чтоб Хазуки оставался таким, какой есть.
Hazuki: (улыбается)
Mako: Чтоб делал то, что ему нравится, то, во что он верит.
– А Вы, Хазуки?
Mako: Вернуть лирику kein?
Hazuki: (смеется) Нет, но… Разве сейчас не так? Мне так показалось. Вы будто немного вернулись к старым нюансам, нет? Такое впечатление сложилось… Когда альбом послушал. Поэтому вернуться к прошлому я Вам желать не буду.
Mako: (улыбается)
Hazuki: Лирика deadman тоже восхитительна.
Mako: Нам самим этого не понять. Вообще не понимаем, где заложена эта разница.
Hazuki: Это и в самом деле не большой нюанс, но во времена kein Вы как будто более… прямо взывали к слабостям человека?.. “Не поступайте так-то”. Этот нюанс у Вас был четко выражен. Так мне казалось в мои 16.
Mako: Если так подумать, сейчас я на все более философски смотрю, наверное.
– Лично мне кажется, что раньше Ваша лирика была более деликатной, что ли… В ней было много всего.
Mako: Сейчас она стала более мужской.
Hazuki: Наверное.
– Ну, наверное, закончим вашими целями на этот тур.
Hazuki: Целями… в рамках lynch.?
– Нет, можно и своими собственными. Например, что вы хотели бы чаще ходить вместе выпить.
Hazuki: Хотел бы.
– Но у вас уже есть предупреждение, чтоб много не пили.
Hazuki: Вчера мы малость переборщили.
Mako: Я могу достичь состояния выпившего даже когда сам не употребляю.
– Да, знаю.
Mako: (смеется)
Hazuki: Это круто.
Mako: Поскольку я не пью, то прекрасно все помню. Я очень коварен.
Hazuki: Если б мне сегодня сказали выступать в таком состоянии, то я бы не смог. Вчера я очень много выпил.
– Как глупо… (смеется)
Hazuki: Когда проснулся, чувствовал себя ужасно.
– Да, да. Поэтому давайте о целях.
Hazuki: Если говорить в контексте группы, то, как я и сказал раньше, хотел бы научиться слаженности deadman. Хотел бы перенять это для нас. И еще хотел бы чаще ходить гулять. Пойти в парк, поиграть в бейсбол.
Mako: Я не умею бить.
Hazuki: Я тоже. Просто когда хожу в тренировочный центр, это помогает снять стресс. [Имеет в виду именно “Batting Center”, где можно понабивать битой бейсбольные мячи. У нас это явление не распространенное, потому не знаю, как точнее перевести. – прим.пер.]
Mako: Правда?
Hazuki: Но я не попадаю.
Mako: Если я пойду в тренировочный центр, то могу быть только судьей. Биту с собой не возьму, просто буду стоять сзади и кричать: “Страйк!” (смеется) [В бейсболе “страйк” – ситуация, когда бэттер (бьющий) не нанёс удара при подаче. – прим.пер.]
Hazuki: Там все будет “страйк”. (смеется)
– Поэтому давайте о целях.
Mako: До этого момента все было немного напряженно, так что хотелось бы, чтоб впредь мы все могли просто получать удовольствие. И еще хотелось бы яснее выражать свои мысли. Я хотел бы получать ответ… Для того и сделал лирику немного проще.

Читайте также:
Kazuya x yukino (david & lynch) [interview]

Kazuya x yukino (david & lynch) [interview]

107001438
Pamphlet: deadmanlynch. – david & lynch
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью Казуи и Юкино в период совместного тура deadman и lynch. Рассказывают о своем первом знакомстве во времена kein и babysitter, положительных и отрицательных качествах друг друга.

– Только что мы закончили беседу с айе и Рео, с которыми решили не говорить про тур, и теперь, наконец, приступаем к беседе с басистами. Здесь мы тоже, наверное, опустим тему самого тура. Расскажите, как долго вы знакомы?
yukino: Лет 5-6?
Kazuya: С первой встречи лет 5-6.
– Когда вы впервые встретились?
yukino: У kein был совместный лайв с babysitter в Ниигате. Вот с тех пор. После лайва мы с Мако сидели и разговаривали, а он подошел к нам такой с выпивкой: “Привет-привет”! Помню, как тогда подумал, что у него очень смуглое лицо.
Kazuya: (смеется) Мы здорово поговорили тогда.
yukino: В то время я был очень стеснительным, да и Мако не особо разговорчив с незнакомцами. Так что ты нас наоборот выручил.
Kazuya: Да я так и подумал. “О, те двое кажутся такими одинокими, нужно к ним подойти!” Доброта!
yukino: Ты просто не хотел идти за столик Нигу и Хибики.
Kazuya: (смеется)
yukino: Они были очень шумными. (смеется) Нигу хоть и не пьет, но его все равно много. Видимо, это его улун так стимулирует.
Kazuya: О да. Вдвоем они бесподобны. Я этого не понимаю, но характерами они сошлись…
yukino: И правда, очень. К концу первой афтепати Нигу уже звал Хибики “эй ты”.
– Похоже, они очень подружились.
Kazuya: Еще как! Никто этого не ожидал.
yukino: Но я могу это понять, у них…
Kazuya: Есть что-то общее, да?
yukino: Да.
Kazuya: Что же это?.. Кстати, на момент, когда решилось, что у нас будет совместный лайв в Ниигате, мы все тайно любили kein.
– А не Laputa?
Kazuya: Ах, Вы про те шуточки! Мне тоже говорили. [Скорее всего, речь о том, что babysitter часто сравнивали с Laputa, аля первые копируют вторых. – прим.пер.] В общем… Мы очень ждали, когда kein приедут из Нагоя, чтоб провести с нами совместный лайв, и решили, что обязательно должны с ними подружиться. Поэтому когда лайв закончился, мы сразу налетели на них: “А не пойти ли нам выпить?” Лично я был очень возбужден. Так и завязалось.
– Как правило, такие афтепати всегда проходят дружно, но когда люди живут далеко друг от друга, есть вероятность, что на том все и закончится. Вы продолжили общаться и впоследствии?
yukino: Это тогда мы телефонами обменялись?
Kazuya: Вроде да. Но вообще, на той афтепати я тоже весьма стеснялся такого количества знакомых людей.
yukino: Знакомых? Незнакомых ты хотел сказать?
Kazuya: Ну да, незнакомых.
yukino: Болван. (смеется) [В оригинале Казуя перепутал слово “hito-mishiri” (“стеснительный”) с “kao-mishiri” (“знакомый”) – прим.пер.]
Kazuya: Чего? (смеется) В общем, я очень стеснялся, как мне кажется. Но, когда я увидел Юки в качестве басиста, мне очень понравилось, как он играет, так что я его много расспрашивал про бас. И на той афтепати мы говорили в основном про бас… кажется… да?
yukino: Я не помню, о чем мы говорили.
Kazuya: (смеется) Не помнит он! Да, говорили про бас, но иногда и странные темы проскакивали… Потому что это была наша первая встреча и я очень нервничал…  А потом мы обменялись телефонами.
yukino: А, да-да, тогда это и произошло.
Kazuya: И мы стали много звонить друг другу по любому поводу, даже обсуждали, не создать ли нам как-нибудь общую группу… Да?
yukino: Да. Общались довольно часто… Есть люди, с которыми я обменялся телефонами, и потом почти не созванивался, но вот с Казуей я общаюсь. А есть люди, которым я вообще ни разу и не звонил.
– То есть, был интерес?
yukino: Я не общаюсь с людьми, с которыми сложно поддерживать разговор. Люди, с которыми я обменялся телефонами, но потом ни разу не звонил, это те, с которыми разговор не вяжется… С которыми беседа будто прерывается… Но с Казуей болтать очень легко, так что с ним мы общались много.
– Во время этого тура вас часто можно заметить с бас-гитарами, беседующими во время репетиций. Вы будто построили свой мирок.
Kazuya: Вот как?
– На фоне драммеров, которые общаются более стесненно, вы выделяетесь.
Kazuya: Выглядим естественно?
– Да.
yukino: Хоть мы и встретились впервые за долгое время, нет чувства будто мы давно не виделись.
Kazuya: Это так.
yukino: Мы можем общаться так, будто часто видимся и без того. Так что во время этого тура мы чувствуем себя легко. Это очень здорово, можно вести себя непринужденно. И можно обмениваться оборудованием.
– Если так подумать, это удобно.
Kazuya: Удобно, да. Довольно часто пользуемся…Что-то разговор перешел в немного серьезную степь о музыке, но оборудование мы тоже одинаковое используем.
yukino: Почти во всем сходимся. У нас и производитель один, и серия. Иногда лень что-то доставать, так что, бывает, просто одалживаем.
Kazuya: Бывает. Мне тоже кажется, что мы на одной волне, это даже странно. И говорить можем о чем угодно.
yukino: Вот мы сейчас беседуем, но нам вообще без разницы… В плане содержания. Так что о чем бы еще поговорить?
– Оборудование у вас одинаковое, но взгляды на игру, думаю, разные. В чем, как вам кажется, вы отличаетесь?
Kazuya: Лично мне кажется, что я довольно грубоват. В игре.
yukino: А я думаю наоборот.
Kazuya: Правда? Чисто играю?
yukino: Я думаю, что Казуя более старательный.
Kazuya: Серьезно? Ого… Правда?
aie: Не старательный он! (находился поблизости вместе с Рео)
Kazuya: Не старательный?
Reo: У тебя сейчас такое лицо счастливое было. “Я старательный?”
Kazuya: (смеется) Потому что мне никто никогда не говорит, что я старательный.
yukino: Я более безответственный.
Kazuya: Но разве мы первым делом не на стиль игры смотрим?
yukino: А.
Kazuya: Поэтому, если посмотреть так, я думаю, ты играешь очень непринужденно. У меня так не получается…
yukino: Понимаю. Кое-как понимаю.
Kazuya: Потому я и назвал свою игру грубоватой.
yukino: Даже не знаю. Не могу сказать, что именно в ней грубого.
Kazuya: Ну ты понял. В итоге, с нами обоими что-то не так.
yukino: Если на то пошло, то я не то чтоб любил бас. Ну, я его люблю, просто… Как сказать? Сложно подобрать слова, но, наверное, я выбрал его потому, что ничего другого не умею. Пока только это на ум приходит.
Kazuya: Аа…
– Но разве в прошлом Вы не играли на гитаре?
yukino: Играл, но когда я думаю об этом сейчас, мне кажется, что мне было все равно какой инструмент выбрать.
Kazuya: Я видел фото, где Юки на гитаре играет.
yukino: В журнале?
Kazuya: Ооочень давно.
yukino: Тогда у меня еще были длинные волосы.
Kazuya: Да-да-да. Но сейчас для меня это будто незнакомый участник какой-то группы. (смеется)
yukino: Аа… (смеется) Ну да.
Kazuya: Помню как смотрел и думал: “Ух, какой классный!”
yukino: Сейчас уже не на что смотреть.
Kazuya: (смеется)
– А Казуя ведь тоже…
Kazuya: Каким же я был…
– Вы ведь больше макияжа использовали? Я бывал(а) и на лайвах, но… Простите! У вокалиста была слишком сильная харизма (смеется), впечатлений о Вас у меня не сохранилось.
Kazuya: (смеется)
yukino: Сильная, да. В обычной жизни тоже не уступает.
Kazuya: Куда бы я не подался, везде сильные вокалисты, так что мне часто говорили, что кроме них ничего не помнят.
– В babysitter и правда трудно запомнить что-то кроме Нигу.
yukino: babysitter – они такие.
Kazuya: (смеется) Ну, это ведь хорошо? Когда вокалист сильный, то и результат соответствующий.
yukino: Хочу вернуться к предыдущей теме. Вот Казуя сказал, что я играю непринужденно, а он нет, но мне кажется, он просто такой тип музыкантов, которые очень точно подстраиваются. Я в этом плане более самовольно себя веду. И я сомневаюсь, хорошо ли это. Поэтому, с такой точки зрения, это я грубоват, а Казуя вписывается более чисто. Но, если так подумать, сейчас мы вертимся в одном туре и у меня есть возможность рассмотреть его получше. С тех пор как я послушал новый альбом deadman, я думаю о том, что если бы выбирал басиста для группы, то предпочел бы не себя, а Казую.
Kazuya: О… ого.
yukino: Так я думаю. Я больше на гитариста похож.
Kazuya: Аа…
yukino: Я не думаю о себе, как о басисте.
Kazuya: В принципе, этот нюанс я понимаю.
yukino: И сэмпаи среди музыкантов, и люди в окружении, говорят мне, что я не похож на басиста. В плане игры. Так что мне кажется, я такой тип музыканта, который сбивает группу с пути. Если нас сравнивать, Казуя более надежный. И с Токи он хорошо сработался.
Kazuya: Ты так думаешь?
yukino: Когда я послушал, мне понравилось.
Kazuya: Это очень приятно. Жаль только, что у меня особо нет какого-то самоопределения.
yukino: Ты лучше меня, серьезно.
Kazuya: Нет-нет-нет!
yukino: Но я умнее.
Kazuya: (смеется)
yukino: Ну правда.
Kazuya: Сейчас как бы не об этом речь, нет?
yukino: Я поражаюсь твоей тупости.
Kazuya: (смеется)
yukino: Я в шоке был. Во время тура. “Что с ним не так вообще?”
– Кандзи писать не умеет. (смеется)
Kazuya: Ты это понял после того, как мы столько времени вместе провели?
yukino: Мне было бы все равно, если бы ты плохо играл на басу, но ты хотя бы кандзи пиши! На тесте по иероглифам у меня было первое место, а у него последнее.
– (В Нагано) Рео проводил тест по иероглифам, 1е место занял Юкино, 2 и 3 – lynch., с 4 по 7 – deadman. Для меня это было ударом. (смеется)
yukino: Во время теста Казуя тащил их вниз.
Kazuya: (смеется) Это так. Я всегда плетусь позади.
yukino: Подался в музыку, потому что здесь иероглифы не нужны. Подучи хоть немного.
kazuya: Почему я люблю эту сферу? Потому что здесь не нужны общие знания!
yukino: Хоть и не нужны, а кандзи пиши! Хоть немного.
Reo: Хотя бы просто по-человечески.
aie: “По-человечески” он тоже вряд ли напишет.
Kazuya: Наверное.
Reo: “Наверное”! (смеется)
– Повелитель иероглифов и неудачник…
Kazuya: Здесь мы прям на контрасте. Вершина и дно.
Reo: И чему ты радуешься? (смеется)
Kazuya: (смеется) Ох, что-то у меня голова разболелась.
aie+Reo: (смеются)
Reo: Мозг жмет?
(все смеются)
yukino: Да ничего там нет.
Kazuya: Ну, я просто не люблю думать головой. Я все выражаю через чувства.
yukino: Но разве ты не думаешь над басовыми фразами?
Kazuya: М? Хм…
yukino: Твоя голова работает только в эту сторону?
Kazuya: Наверное. Над басом я подумываю.
yukino: “Задумываюсь”, нет? [Казуя сказал “kangaeru”, но грамматически правильнее было бы “kangaeteiru” и Юкино его подстебнул поправил. – прим.пер.]
Kazuya: Когда я думаю над одной гитарной фразой… Если ничего не выходит, то это из-за моей незрелости, наверное. Бывает, что я могу потратить целый день, думая над одной только фразой.
yukino: Хм… У меня такого нет. Потому что над ними я наоборот не думаю. Похоже, мы по-разному используем голову?
Kazuya: (смеется) Ну ладно.
aie: Кошмар! Выставили Казую каким-то дураком! (смеется)
Yukino: Фразы приходят в голову, когда ты просто играешь, разве нет? “О, вот здесь такая подойдет”. Наверное, у меня это просто дело техники.
Kazuya: Они-то приходят… Просто когда думаешь дальше, начинает казаться, что другая подошла бы больше.
yukino: Такое тоже бывает.
Kazuya: Поэтому о музыке я очень усердно думаю. За это не переживайте.
– Хорошо. Ну, главное, чтоб Вы могли сетлист прочесть.
Kazuya: Думаю, по окончанию тура davidlynch. они все прочувствуют мою философию.
аie: Тур, в общем-то, заканчивается завтра.
Kazuya: Вот как, завтра?… Разговор что-то совсем от темы отошел, это ничего? Такое что-то.
– Ничего (смеется) Ну, напоследок, расскажите про свои общие ожидания на будущее.
yukino: Ожидания… Что будет, то будет.
– Может, Вы хотите, чтоб Казуя стал умнее?
yukino: Непременно.
Reo: Я тоже об этом подумал.
yukino: Недавно разговор о географии зашел, так он вообще не знает, где что находится. Я тоже не так уж много знаю, но он с такой уверенностью заявлял: “А, это там-то!” (смеется) У меня даже возникло желание купить ему учебник.
– Не понимает, в какой части Японии сейчас находится?
yukino: Недавно спрашивал: “А Кавасаки это где?” Сказали, что в префектуре Накагава, а он: “А, Канадзава”. Ну, к музыке это отношения не имеет.
Kazuya: Буду рад, если однажды найдется человек, который примет меня таким, какой я есть.
yukino: Для того, чтоб это произошло, тебе и говорят подучиться! Но оставим эту тему. У тебя самого-то есть какие-то ожидания?
Kazuya: Есть. Конечно, я хотел бы продолжать деятельность в deadman, играть музыку, и как-нибудь снова выступить вместе на одной сцене. В общем, совместный лайв хочу.
аie: Завтра? Завтра будет!!!
(все смеются)
Kazuya: Нет, нет, ну я ж не об этом.
Reo: Как перестать ржать.
Kazuya: Я бы хотел, чтоб мы и после этого всегда были вместе…
– Так может продолжить в составе davidlynch.?
Kazuya: Неплохая идея. Чтоб еще такого сказать, чтоб это и нашей последующей деятельности касалось. Может мне лучше перефразировать и сказать все нормально?
yukino: Как будто ты найдешь слова получше. (смеется) Или найдешь? В  твоем-то словарном запасе.
Kazuya: Ну хорош уже! В конце ведь нужно закончить красиво. А, только это не совсем ожидания были, а желания.
yukino: Ожидания… Ну, будем считать, что это ожидания человека, стоящего на сцене.
Kazuya: Так сойдет?
yukino: Ну, итоги подвели. Ожидания… У меня тоже желания.
Kazuya: Желания ведь можно? Можно желания?
– Можно. Вроде тех, чего вы хотели бы достичь?
yukino: Чего я хотел бы достичь… Скорее, достигну ли я чего-то, если буду делать так-то.
Kazuya: Аа.
yukino: Это не касается интервью, но мне хотелось бы спросить. Если я буду прикладывать больше усилий в таком ключе, хорошо ли это будет?
Kazuya: Играя на басу? Все может быть…
yukino: Когда я увидел deadman после прихода Казуи, я подумал, что это то что нужно. Хотя я не имел ничего против Такамасы. Токи, вроде бы, тоже легко все дается, и я вижу, что он может положиться на Казую, когда играет на ударных. Вчера в Канадзава я наблюдал за его игрой в конце зрительского зала и подумал, что выглядит он убедительно. Если я могу судить о нем, как о басисте, то сейчас у него есть все, что нужно. Особо нет чего-то, что ему можно было бы изменить. Но чисто как человеку, стоящему на сцене, я посоветовал бы ему расслабиться.
Kazuya: Аа, я понял.
yukino: Ты очень серьезно играешь.
Kazuya: Аа.
yukino: Иногда ты вроде бы и двигаешься, но я думаю: «Почему он так зажат?» Тебе можно было бы делать больше внезапных движений. Думаю, ты мог бы вести себя немного развязнее.
Kazuya: Я понял.
yukino: Мне нравится, когда я смотрю и происходит что-то внезапное. И со своей стороны я считаю, что у меня много таких моментов. Правда, это мешает мне играть.
Kazuya: (смеется)
yukino: Когда я так заведен, мне тяжело играть. Это все осложняет.
Kazuya: Наверное, в этом мы противоположны… Я, конечно, играю серьезно, так что как музыканту мне хотелось бы предложить тебе попробовать играть более ответственно. Это на тему того, что я хотел бы сказать тебе как музыканту. Но чисто по-человечески мне до тебя далеко. Мне очень нравится, как ты ведешь себя на сцене, и я хотел бы у тебя поучиться. Это то, в чем мы отличаемся.
yukino: Наверное, мне стоило бы играть серьезнее.
Kazuya: Если бы мы могли заполнить недостатки друг друга, было бы идеально.
yukino: Фьюжн нам помог бы.
Kazuya: А?
yukino: Как в Dragon Ball.
Kazuya: Да, я мог бы играть, а ты отвечать за перформанс. Было бы круто стать единым целым. (смеется)

Читайте также:
Mako x Hazuki (david & lynch) [interview]

deadman interview (music window nana@NAGOYA Vol.2)

NQLvfE-g2qo

Magazine: 音楽の窓「ナナ」 Vol.2 (October 2002)
Interview: M.MAKINO
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью Мако, айе, Такамасы и Токи о формировании deadman, образах группы, туре Toumei Tribe, в рамках которого они выступали с Merry, Nightmare, D’espairsRay и Nookicky (в самом низу интервью я прикрепила расписание тура для лучшего понимания формата, так что лучше сразу гляньте на него, чтоб ориентироваться), планах на будущее и все такое прочее. Конкретно это интервью было сделано 4 сентября 2002 года, то бишь в период тура Toumei Tribe, но до выступлений с Nookicky.

– Нагоя представляется землей мрачных вижуальных групп. Группы, в которых начинали вы, были такими же?
aie: Группа, в которой начинал я, кажется, была мрачной. Или нет? Что-то среднее. Все мы по отдельности начинали… Мако-сан вот совсем не изменился с тех пор, а мы с Токи-кун стали мрачными где-то по пути.
Mako: У меня первой группой была kein, и, если ее можно считать мрачной, то так и было.
– Поводом для создания такой группы послужил определенный толчок, или вы просто издавна любили подобный темный вижуал?
Mako: Музыка, которую я люблю и слушаю издавна, не сказать что темная, а, скорее, эмоционально странная. В плане лирики.
aie: Я бы не сказал, что deadman были изначально темными. Когда я только пришел в deadman, мы были светлыми. Даже светлее, чем предыдущая группа… Как бы это сказать? Наши участники были очень яркими сами по себе, так что мы думали, что неброского макияжа нам вполне хватит. Но все группы вокруг тоже стали краситься неброско, и мы решили: “А давайте-ка что-то потемнее замутим!” Так и сделали.
Mako: Мне кажется, “темный” – неподходящее слово. [В оригинале они говорят “濃い(koi)”, у которого в японском несколько значений в зависимости от контекста, в том числе “насыщенный”, “густой”]
aie: Но такие мы и есть.
Mako: Темные? Хм… Даже не знаю, как лучше сказать.
– В нагойских группах помимо вижуала примечательна еще и постоянная смена участников. Думаю, к deadman это тоже относится. Почему так?
aie: Если сравнивать Нагоя с теми же Токио или Осака, то наши знакомые, с которыми выступаем мы, все без исключения музыканты высокого уровня, если выбирать. Нагойцы такой типаж, который не принимает людей извне. С людьми из других регионов у нас что-то не сходится. Наверное, было бы неправильно искать людей из близлежащих мест, но если в итоге мы двигаемся в правильном направлении, то почему бы и нет. Впрочем, хоть мы и собрали deadman как новую группу, все мы были знакомы и раньше. С Мако-сан мы вместе играли в группе, да и с Токи-кун играли вместе. С Такамасой, правда, не играли, но были с ним в одном агенстве.
– В Нагоя deadman уже занимают определенную нишу, но как вы сами оцениваете свои позиции среди новоприбывающих групп?
аie: Сейчас у нас нет соперников. Мы хорошо ладим с Blast и GULLET, хотя, возможно, они наши соперники, если так говорить. Но я думаю, у нас у каждого свое поле. Если посмотреть на вижуал-группы, что сейчас так активно появляются, то то, что мы делаем, кардинально отличается. Так что нам, в общем-то, все равно. Сейчас появляется много групп, которые подражают популярным группам. Словно они все хотят стать как baroque. Но если мы будем так делать, то потеряем свой смысл. Так что мы, вроде как, не обращаем внимания на происходящее вокруг?
Mako: Мы просто делаем то, что в наших силах. Как-то так.
– Ваш макияж, костюмы и реквизит продуманы с такой любовью. Мне показалось, это отличает вас от других групп…
аie: А, правда? Кстати говоря, за все, что происходит на сцене, отвечает Мако-сан, но одежду мы выбираем себе сами. Наверное, случайно так получилось, что сейчас мы выглядим гармонично, но если каждый будет делать то, что нравится ему, может выйти что-то странное. Но сейчас у нас на сцене Мако-сан делает то, что нравится ему, и каждый делает то, что нравится ему.

“Я спросил, не хочет ли он нам подыграть, и он сказал: “Если заплатите, то почему нет”. (смеется)”

– Расскажите про формирование deadman.
аie: Мы с Мако-сан раньше играли вместе в kein, потом группа распалась. Мы решили создать новую группу вместе с басистом Юкино, стали искать хорошего ударника, подвернулся Токи, мы с ним переговорили и так решили играть вчетвером… По разным обстоятельствам басисту пришлось уйти. У нас был намечен тур, мы стали гадать, что делать, и тут подвернулся Такамаса. Я спросил, не хочет ли он нам подыграть, и он сказал: “Если заплатите, то почему нет”. (смеется)
Takamasa: Что, так и сказал? (смеется)
аie: Да, причем решительно. (смеется) Затем, после удачного тура, мы решили взять его участником. И вот сейчас мы продолжаем путь такой четверкой.
– Название deadman должно оказывать сильный эффект. Многие группы стараются выбрать какое-то стильное название, но от “dead”, что значит “смерть”, веет холодом. Как вы пришли к такому названию?
аie: Это Мако-сан придумал.
Mako: Да. Моё вдохновение.
аie: Сначала, когда Мако-сан спросил, как нам название deadman, все были против.
Mako: Хахаха…
аie: Не слишком ли это? Хотя думаю, что как и с Morning Musume все со временем привыкли бы. Чем брать название на английском с непонятным переводом, лучше выбрать название, из которого можно понять, какая это группа. Так что мы забили и решили, что будем deadman. (смеется)
Mako: Я очень наставивал. (смеется)
– “deadman, deadman, deadman…”? (смеется)
Mako: Да. (смеется)
– И до образования deadman, и сейчас, вы располагаетесь в Нагоя? В период популярности вижуала многие группы перебираются в Токио, но вы по-прежнему в Нагоя. Почему?
Mako: Ну, мы не то чтоб здесь “располагаемся”. Мы здесь живем.
аie: Если даже у нас лайв в Токио или Осака, то отсюда добираться удобней всего. Выезжаем на один день. Если нас позовут в Токио, то мы поедем, но цели жить в Токио у нас никогда не было. Хотя последнее время мы подумываем и над таким вариантом. Кстати, когда мы только собрали deadman, то выступали только в Токио, чтоб нас перестали называть “нагойской группой”, и это должно было сработать. Вот только (начинает имитировать разговоры): “А, это нагойская группа?” “Нагойская группа?!” “Да, они из Нагоя”.
Mako: Хахахахахаха.
аie: Мы ведь не особо на нагойский рынок ориентируемся. (смеемся) Куда позовут, там и будем выступать. Когда смотрим на флаеры там, к примеру, JAKURA, то, бывает, пишут “JAKURA (Нагоя)”. Но “deadman (Нагоя)” последнее время не приписывают. Наверное, никто уже не знает, где мы на самом деле живем.
Mako: Если посмотреть на нагойские группы или на токийские, то даже среди наших старших товарищей встречается похожая музыка. Думаю, разделяют ее только слушатели. Мы же над этим не задумываемся… Нет понятия “нагойская группа”. Мы совсем не чувствуем, что нашей музыке присуще что-то нагойское только потому, что мы здесь живем.
– Вы выступаете в разных местах и реакция слушателей, должно быть, бывает самая разная. Какая она в Нагоя?
Mako: Хм… Думаю, они нам помогают. Эти люди наши земляки, и мы чувствуем некую родственность. Думаю, с таким же чувством приходят и они. Поэтому можно даже сказать, что они нам помогают. Да. И мы хотим отвечать взаимностью. Хотя нет такого, что мы любим кого-то больше, просто если мы стараемся от души и получаем отклик, это придает нам сил.
– Остальные тоже так думают?
аie: Хм… В Нагоя мы с одной стороны можем расслабиться, а с другой и ощущаем подъем. Так что это хорошо, но мы уже наоборот привыкли к спокойным лайвам, и это немного стесняет. (смеется) Если мы выступаем только в Нагоя, начинают ошибочно думать, что мы местные любимцы публики, и это не совсем хорошо. Но последнее время прохладные взгляды на нас в Токио потеплели, и выступления там нам уже тоже даются легко.

“Так было проще, вот я и…”

– Поговорим о выступлениях. Вы используете макияж, парики, необычно держите микрофон… Такой способ выражения вы почерпнули из видео, книг?
Mako: Хм… Возможно, подсознательно.
аie: Что касается лично меня, то одной ночью я посмотрел шоу, после которого решил примерить парик. Правда, до их уровня мне пока далеко. Шоу называлось “Vermillion Pleasure Night”, и вот как-то так. Хочется тоже что-то подобное делать, но пока что мне до них еще очень далеко.
(все хихикают)
аie: Было бы здорово достигнуть их уровня. В Нагоя их тоже раза два транслировали. Думаю, они мой главный ориентир. Ну и плюс парики это удобно. Такамаса тоже парики использует.
Takamasa: Почему я решил использовать парики? Да потому что айе-кун так делал.
Mako: Повторил за ним?
(все громко смеются)
Takamasa: Украл идею внутри группы. Завидовал, наверное. (смеется) Сразу завидно стало. Думал, что буду состязаться с ним своими собственными волосами. (смеется) Это как с одеждой. Когда она надоест – можно сразу переодеться, но вот прическу сразу изменить нельзя. А парики бывают самые разные, разных цветов и форм. Я подумал, что это интересно. Ну и так было проще, вот я и… (смеется)
– Исходя из юбок в костюмах, мне казалось, что женственный образ в deadman только у Мако-сан, но удивилась, что и у Такамасы тоже…
Takamasa: Но ведь я не похож на девушку!
Mako: Я тоже мужчина.
– Вот как?!
Takamasa: Я не девушка… Я педик.
– (смеется) Это было Вашей целью?
Takamasa: На лайвах меня называют уродом. А если говорить человеку “урод, урод”, то постепенно он станет уродом и в душе. (смеется)
– Мако-сан, бывает, надевает шляпы или бумажные пакеты. Двигаться с ними не очень удобно, но Вы все равно всегда надеваете. Это потому, что у Вас изначально задуман опеределенный образ?
Mako: Да. Я не могу двигаться, потому что нужно думать о шляпе или пакете, и это непросто. Думая о них, я многого не могу себе позволить… Сейчас это как-то так… Но в этом всем я чувствую себя не девушкой, а, скорее, куклой.
– Как правило у Вас сексуальные наряды, но я также слышал(а), что на недавнем лайве Вы бегали оголенным?
Mako: Оголенным? Оголенным… это в том смысле, что тело было видно? Наверное, это потому, что я резко двигался. Так-то пуговицы я сверху донизу застегивал.
Takamasa: “Оголенным” это сильное слово. (смеется)
Mako: Это был форс-мажор. Специально я такого не задумывал.

“Просто есть такая манга”

– Сейчас у вас тур по Нагоя и Токио под названием “Toumei Tribe”. Вы часто проводите туры Токио-Нагоя-Осака, почему в этот раз только Токио и Нагоя?

aie: Если честно, в Осака мы не ощущаем того подъема… Ну, не то что не ощущаем подъема, но если сравнивать с Нагоя, то в Осака нет такой сложившейся системы близких нам по духу групп. У нас был план поехать в Осака своими силами и в этот раз, но так и не сложилось. Так что прости, Осака, что в этот раз только Токио и Нагоя. В ближайшее время приедем. Нам нужно больше стараться. А пока так…
Mako: Нам просто сил не хватает.
aie: Это правда. В Осака будто много препятстивий. Много трудностей…
– В Осака нет групп, похожих на вас?
aie: Да… Ну, может они и есть. Если так говорить, то даже в Токио и Нагоя нет групп вроде нас, просто в Осака все немного сложнее. Но мы все равно ее любим.
– Название “Toumei Tribe” взято из манги?
aie: Да. Просто есть такая манга – “Tokyo Tribe”. Ну, а мы выступаем только в Токио и Нагоя, так что “Toumei” [東名 (toumei) обозначает “Токио и Нагоя” по первым иероглифам – 京 и 古屋. – прим.пер.]. Только по этой причине.
Takamasa: Серьезно? (смеется)

“Мы просто хотели собрать группы друзей и хорошо провести время”

aie: Мы, кстати, думали, что выбрав такое название, нас многие будут подкалывать. (смеется)
Mako: Но, на удивление, никто не знал, что это.
aie: Да. Вы что, не в теме? “Tribe”, кстати, означает “племя”. Так что мы имели в виду, что соберем стаю токийских и нагойских групп, и вместе посетим оба города. Но… никто нас не подкалывал.
(смеется)
aie: Хотя мы это почти что сплагиатили.
– Во время перерывов вы показывали на экране видео.
aie: А, в Нагоя.
– Что это была за идея?
aie: Нам пришлось. Стали жаловаться, что перерыв [смена групп на сцене] затягивается. “Нужно что-то сделать! Давайте пустим что-то на экран!” Но это было только в Нагоя.
– В Токио не было?
aie: Да. В нагойском ell. FITS ALL, где мы сейчас играем, был экран, и на него мы пустили “Vermillion Pleasure Night”, о котором я недавно упоминал. Такое редко бывает. Хотя у нас каждый раз что-то. Выкручиваемся как можем. (смеется)
– Почему вы выбрали формат двойных концертов?
аie: Ивенты я не люблю. Подумал, что нет смысла, когда каждый выступает минут по 10, нужно минимум минут по 40. И мы понимали, что оптимальным будет вариант двойных концертов. Так слушатели не устанут и смогут все посмотреть. Люди, которые пришли посмотреть на нас, смогут увидеть еще одну группу. Ну и плюс в гримерке не будет тесно. Мы не можем проводить ванманы с такой частотой (раз в месяц). Но подумали, что было бы здорово проводить каждый месяц двойные концерты.
Mako: Это так. Хотя часто бывает, что мы и двойные не можем проводить. От клуба зависит.
– Вы изначально решили, что хотите проводить лайвы каждый месяц?
аie: Да. Ежемесячно.
– А как выбирали группы?
аie: Тех, с кем ладим… А выбрав две группы, стали думать еще и над теми, кого просто было бы интересно увидеть. Ну, если они будут не против. В прошлом у нас уже был тур с Blast, и было очень весело. Ну, потому что мы давно дружим. Было весело, нам даже захотелось еще. Мы просто хотели собрать группы друзей и хорошо провести время.
– Съездив в “Toumei Tribe”, вам наверняка удалось достичь того, к чему вы стремились. Вы получили желаемое?
(все молчат)
– Ну, вы ведь… повеселиться хотели? (смеется)
Mako: Хахаха.
аie: В самом начале мы хотели, чтоб это было больше похоже на ивенты, но когда это стало походить на ванманы, мы решили сделать что-то непохожее. Поэтому с D’espairsRay у нас даже сессионные выступления были. Иначе вы будто два ванмана смотрите.
Mako: Ну, это не совсем ванманы двух групп, но у нас есть возможность показать себя. Мы хотим, чтоб слушатели могли нас рассмотреть, даже когда это не ванман. Сначала, как уже сказал айе-кун, мы не могли показать себя за минут 10-15. Нельзя за это время понять, насколько группа хороша, и что она несет. Так думаем мы, и так думают другие группы. Так что, пусть это и не ванман, но в течении часа у нас все же немного больше времени, чем в ивентах, чтоб показать себя. Из этого и исходили.

“Наши участники сильны в том, что идут в бой, вооружившись музыкой”

– Когда вы посмотрели на deadman объективно, какой группой вы себе показались?
аie: Наверное, лучшей, чем мы сами о себе думали. Хоть мы и исполняющая сторона, но даже когда смотрим видео с выступления, бывает, думаем: “А, вот в этом моменте хорошо было”. Хотя, наверное, это не так уж заметно до сих пор. Хммм…. Как сказать? Наверное, мы хороши. Хотя мы не популярны, так что, видимо, не вписываемся в эту эпоху. На своих лайвах мы стараемся не столько развлекать, сколько показывать что-то, так что слушателям, которые приходят оторваться, это не подходит, наверное. Но если не будет групп вроде нас, индисов тоже будут недооценивать. Над вижуалом ведь и так все глумятся? Поэтому, посмотрев на себя объективно, я думаю, что мы группа, которая не сдаваясь отстаивает что-то глубокое.
Toki: Я думаю, что мы очень серьезная группа.
аie: А, да-да-да. Мало групп, которые с такой серьезностью подходят к музыке.
Toki: На сцене у нас может быть определенный реквизит, но наши участники сильны в том, что идут в бой, вооружившись музыкой. Думаю, такими мы выглядим?
Takamasa: Если посмотреть объективно… Мне нравится, как двигаются другие.
аie: Мне тоже.
Takamasa: Ооочень круто! (смеется)
аie: Во время лайва я даже не соображаю, кто где находится.
Takamasa: И правда, я тоже не соображаю.
Mako: Во время лайва я тоже не понимаю, кто где. Обычно только когда на видео смотрю…
аie: Если бы я мог кого-то ударить, то ударил бы.
(все смеются)

“Благодаря этому CD нас станут покупать вместе со SMAP и Morning Musume”

– Как в дальнейшем будет разворачиваться деятельность группы?
аie: Думаю, у людей, которые нас еще не видели, на сегодняшний день было мало возможностей для этого. Поэтому в следующем году мы хотим повысить нашу доступность. И альбом запишем! Какой? Сборник лучшего, наверное.
Takamasa: Не нужно сборник лучшего. (смеется)
аie: Не нужно? Хахаха. Ну, тогда обычный альбом. Первый полноформатный. Хотя раньше мы уже выпускали альбом, но этот будет настоящим. Обычный оригинальный альбом, но будет вмещать в себя и нюансы из лучшего. Про наш предыдущий альбом мы уже говорили, что он будет одной из величайших пластинок 21 века, но этот будет второй великой пластинкой 21 века. Те, кому нравится L’Arc~en~Ciel, послушайте, он будет того же уровня… Даже не L’Arc~en~Ciel. Mr. Children!
Mako: Ну ты замахнулся. (смеется)
аie: Нет, не Mr. Children. Aerosmith!
Mako: Mr. Children я слушаю, но Aerosmith – нет.
аie: Ну, что тогда? Майкл Джексон!
(все смеются)
аie: Нет? Благодаря этому CD нас станут покупать вместе со SMAP и Morning Musume!
Mako: С ними я быть не хочу. (категорично)
(все громко смеются)
аie: Как-то так. На самом деле, в следующем Toumei Tribe мы должны были выступать вместе с Morning Musume, но из-за определенных обстоятельств с их стороны все отменилось. В этом направлении тоже хотим поработать. Может, SMAP с нами выступят.
Takamasa: Совместный лайв?
аie: Да! В ELL!
(все громко смеются)
Mako: Ну все, прекращай. Хахахахаха.
Takamasa: А Мори-кун? [Бывший участник SMAP. – прим.пер.]
Mako: Его тоже возьмем.
аie: Водителем.
(все громко смеются)


deadman 2002 tour “Toumei Tribe”

2002/06/21Nagoyaell. FITS ALL (deadman vs. Merry)
2002/06/23Tokyo Takadanobaba PHASE (deadman vs. Merry)

2002/07/19 Nagoya ell.FITS ALL (deadman vs. Nightmare)
2002/07/21Tokyo Takadanobaba AREA (deadman vs. Nightmare)

2002/08/20 Nagoya ell.FITS ALL (deadman vs. +D’espairs Ray+)
2002/08/24Tokyo Roppongi Y2K (deadman vs. +D’espairs Ray+)

2002/09/14Nagoya ell.FITS ALL( deadman vs. Nookicky)
2002/09/17Shinjuku LOFT ( deadman vs. Nookicky)

deadman_7.doc (Mako personal interview) [перевод]

106050080
Pamphlet: deadman_7.doc
Interview: Arakawa Reiko
Translation: Hotaru Filth
Comment: Персональное интервью Мако-сама из фанклубного памфлета deadman_7.doc, выпущенного  в декабре 2004 года.

– Для начала, что можете вспомнить о выступлении в [Shibuya CLUB] QUATTRO 3 октября [2004]?
Mako: Помимо эмоций, приятным опытом было, наверное, и то, что мы с залом поговорили? … Хоть я и не люблю это. (смеется)
– Хотите прекратить такие разговоры?
Mako: Пожалуй. Но если будет нужно, то я сделаю, скорее всего. Но я не думаю, что людям, которые меня слушали, это было интересно.
– Хмм…
Mako: Нет, я правда так думаю. Группа ведь только музыкой должна заниматься.
– Это тоже можно понять.
Mako: Я раз… вчера (24 ноября) попробовал поговорить, но реакция была слабенькой. Так что я подумываю впредь так не делать. (улыбается)
– Когда начинаете говорить на сцене, потом сложно снова настроиться?
Mako: Нужно делать так, как чувствуется… В таком состоянии. Я на первый план выставляю чувства, а не слова, потому слова мне часто тяжело найти. (улыбается)
– (улыбается) Ну, такое тоже бывает. А как Вам сам лайв?
Mako: Было интересно. Довольно плавно и гладко все получилось, я даже сам почти не выдохся.
– Было чувство спокойствия?
Mako: Да.
– У вас ванманов давно не было. После такого обычно приходит чувство истощения, а как Вы?
Mako: Выкладывался как мог. (улыбается) В одно движение старался вкладывать десятикратную силу, а это тяжело. Наверное, я перебарщиваю.
– И тем не менее на анкоре вы исполнили еще “blood” и “sakura to ame”.
Mako: “blood” можно было не исполнять.
– Почему?
Mako: Отвратительно вышло.
– А, я вспомнила. (смеется)
Mako: Как-то разрозненно. “Что это вообще было такое?” – после окончания “blood”. (смеется)
– (смеется) Ну, оставим это. Вы про натуре не болтливый человек. Всегда так было?
Mako: Да. Если мой собеседник неразговорчив, как и я, то мы будем сидеть молча ооочень долго. Каждый раз так. Если у меня что-то спросят, то я поговорю, но от меня инициатива не исходит. Могу спросить: “Ну как ты?”, но на этом всё. Дальше не расспрашиваю. (смеется) “Мм…” – и на этом всё.
– Вам не интересны собеседники, которые могут легко болтать?
Mako: Хм… Такое тоже бывает, наверное. Если они что-то неприятное говорят. В конце концов, есть ведь мои мысли, а есть мысли другого человека? Я их не отрицаю. Поэтому если я уважаю его или ее, то на этом и заканчиваем.
– Понятно. Вот как вы мыслите.
Mako: “А, вот как он думает”. И на этом всё.
– Не думаете “Подождите-ка! Но это ведь не так!”, а просто заканчиваете разговор? Но это ведь не потому, что Вам не интересно, а просто Вы стеснительный человек?
Mako: Ну, как сказать. Я не пытаюсь высказать свое мнение… Я подумаю, что сам я думаю так-то, и останусь при этом. Собеседник может высказать свое мнение, я подумаю: “Мм, ясно”, но сам я думаю иначе… И всё. Меня ведь это никак не изменит. Бывают темы, которые мне интересны, и из таких разговоров я что-то выношу для себя. Но если точек соприкосновения нет, то я просто заканчиваю разговор.
– Интервьюерам так нельзя.
Mako: (смеется) Наверное, я эмоциональный человек, и если буду по каждому поводу высказывать свое мнение, то дойдет до драки. Каждый раз думаю, что толку с этого все равно не будет.
– Даже завидую, что Вы можете так думать.
Mako: Ямамото-сан [занимался звуком на концертах группы – прим.пер.] очень интересно слушать. Мы с ним хорошо ладим, но мысли его совсем отличаются от моих. Но все равно интересно его послушать. Обычно, когда я говорю “А, вот как”, все прекращают разговор, но Ямамото-сан все равно многое мне рассказывает.
– У него интересная теория про конец света.
Mako: Хоть я и гадаю, почему он так думает, все равно любопытно.
– Вы себя с детства так ощущаете?
Mako: Наоборот, тогда я был конфликтным. По любому поводу вставлял аргументы, утверждал, что что-то так, а не иначе… Потом устал от этого. (улыбается)
– Когда Вам это надоело?
Mako: … С переходным возрастом где-то?
– То есть, первое впечатление от Вас в школьном возрасте и от Вас лет в 20 отличалось бы кардинально?
Mako: Хм… Я стал мягче, наверное. Потому что не спрашиваю, кто что думает.
– (улыбается) И в прошлом не спрашивали?
Mako: Да. В том, что я отрицал, меня было не переубедить. Даже до стычек доходило. Мы не замечаем, как ведем себя. Понял это, глядя на других. Увидел себя со стороны. Я и правда был очень конфликтным… Конфликтным и упрямым. Но в то же время я хотел, чтоб меня понимали, потому и прекратил так себя вести.
– Стали мыслить как взрослый?
Mako: Люди стараются думать как их собеседник. Ну, есть люди, которые так не делают, но я стал ставить себя на место другого человека, когда говорю. Когда я вижу человека, который мне не нравится, то думаю о тех его качествах, что напоминают мне себя.
– Вас практически не застать в состоянии возбуждения.
Mako: Спокойным кажусь?
– За редким исключением.
Mako: Стараюсь казаться приятным. (смеется)

– Продумывание предложений в голове и написание лирики отличается от обычных разговоров?
Mako: Конечно, вначале они не предстают в виде текстов. Сначала в голове всплывает не текст, а ситуация в определенном времени. Если бы я был там, то что бы увидел? Что бы почувствовал? Думаю в таком ключе. Слова — это то, что нам нужно для коммуникации с людьми. Я не думаю, что можно на 100% точно и понятно выразить свои мысли, но я бы хотел, чтоб слушатели видели те же образы, что и я. Текст — это слова, которые позволяют увидеть.
– У Вас есть что-то вроде блокнота, куда Вы записываете фрагменты лирики?
Mako: На диктофон записываю.
– Бывают моменты озарения?
Mako: Если в ситуацию не войду, внезапных не бывает. Когда я пишу лирику… Мне обязательно нужно войти в песню.
– А в повседневной жизни, когда вы по улице гуляете, не бывает вдруг?
Mako: Если меня что-то на улице привлечет, то не исключено и такое, но… Больше всего на меня влияют звуки.
– И это не обязательно только ваша музыка?
Mako: Да. Песни, звуки… Любые звуки, в общем-то. Например, звук часов… Если я не слушаю что-то, то ничего не выйдет.
– У Вас всегда играет музыка? Или бывает тихо?
Mako: Иногда звуки мешают. Тогда не включаю.
– Как Вы выбираете музыку и диски, которые слушаете? По вокалистам? Или по группам?
Mako: В основном по наитию. Не по группам. В конечном итоге, что-то близкое мне.
– Исполнители, которые чувствуют что-то близкое Вам?
Mako: Музыка, которая что-то во мне вызывает, в звуках которой я чувствую что-то близкое.
– А бывает, что Вы слушаете диск и думаете: «Вот такое я и сам хотел бы сыграть»?
Mako: Бывает, очень часто.
– Какие артисты Вам интересны? Может, кто-то, кто понравился недавно.
Mako: Blonde Redhead. Там женский вокал. Я их толком не видел, так что не помню, откуда они. На европейскую музыку похоже. Индисы, наверное.
– Где услышали их?
Mako: В Tower Records. Еще Джо Генри. Это джаз-исполнитель. Понравился.
– У Вас нет любимого жанра?
Mako: Нет. Просто то, что понравится… Но есть определенная музыка, что нравится мне… Музыка, которая вызывает радость или гнев, печаль или веселье.
– Понимаю.
Mako: Если так говорить, то музыку я слушаю для себя, но хоть я и покупаю ее для себя, это и для группы в том числе. Хочется вкладывать все в группу. Конечно, это мое личное, и я не уверен, все ли будут разделять мои чувства. Но я хотел бы отображать в группе то, что мне понравилось.
– Мне кажется, Вашу лирику и подачу на сцене очень сложно назвать понятными. А как считаете Вы? Думаете, слушателям понятно то, что Вы выражаете?
Mako: Не думаю. То, что я выражаю – очень фрагментарно. Трудно втиснуть определенное состояние в одну песню, но если в ней есть хоть одна деталь, хоть что-то, что цепляет, это уже хорошо, думаю.
– У Вас есть любимый поэт?
Mako: Нет.
– А кто-то, на кого Вы равняетесь при написании лирики?
Mako: Нет. Я не хочу, чтоб моя лирика походила на чью-то. Думаю, нужно много учиться.
– Хоть Ваша лирика обычно не очень понятна, в той же “Taion”, как ни странно, смысл передан ясно, как мне показалось.
Mako: Потому что припев понятный.
– Слушатели могут сопоставить ее с разными ситуациями, войти в саму песню, и я думаю, что из всех песен, написанных до этого, в ней это особенно заметно. Вам не показалось?
Mako: Состояние, в котором я писал ее, не особо отличалось от привычного.
– Не пишете в песнях посланий каким-то лично знакомым адресатам?
Mako: Хм… Скорее они просто точно отображают настроение, в котором я пребываю в тот момент. Я рад, если это удается.
– В определенном смысле, “Doris~” [Doris kara no tegami] и “GinPara” [Gin no Parasol] тоже довольно понятные.
Mako: Понятные, если связать их с темой любви. Думаю, эти чувства могут понять даже люди, которые не оказывались в подобных ситуациях. В такое состояние легко войти. Кто-то сказал, что все песни о любви. Какой бы ни была ситуация, как бы вы ее не описывали, в итоге это все равно будет песня о любви. Даже если вы ненавидите человека, это лишь потому, что вы любите его… Не знаю, хорошо ли мне удалось передать этот момент.

– На что Вы последнее время подсели?
Mako: Подсел?.. У меня толком небывает чего-то вроде “подсел”. Никогда.
– Никогда?
Mako: Как правило да.
– Ничего, что бы Вам понравилось?
Mako: … Даже не знаю.
– Например, место, куда Вам нравится ходить.
Mako: У меня таких нет. (улыбается)
– Разве Вам не нравится ходить в Tokyu Hands [магазин, специализирующийся на товарах для хобби. – прим.пер.]?
Mako: А, это… Но мне нравится не столько ходить туда, сколько мастерить что-то своими руками. Когда сам что-то делаю.
– Да-да, Вы говорили, что у Вас легко выходит мастерить маленькие вещи?
Mako: Да, такое мне нравится. Но я бы не сказал, что это прям “подсел”. Пластиковые модельки меня не интересуют и такое я не покупаю. Но если это, например, чокеры на шею… Еще я сам смастерил дома подставку для фигурок. (улыбается) Если будет возможность, хочу попробовать также сделать что-нибудь из серебра.
– У Вас хорошо выходит что-то объемное создавать?
Mako: Нет-нет. Не то чтоб… Но хочу пробовать. Делать что-то самому. Приятно когда вопреки ожиданиям что-то получается.
– На первый взгляд никогда не скажешь, что Вы человек, у которого есть свои инструментики и который что-то мастерит. Я удивилась, когда Вы принесли ту акриловую пластину с дырочками. (на фотографиях для июньского флаера)
Mako: Они не получились. (улыбается) Разбились. Если бы я знал, как их правильно делать, сделал бы что-то получше… Может, научиться? Это интересно.
– Было бы здорово.
Mako: С акриловыми пластинами было сложно. Отверстия не выдавливались. Но мне все равно было интересно их делать.

– В чем для Вас разница между Токио и Нагоя?
Mako: За все нужно платить. Если паркуешь велосипед или мотоцикл — нужно платить. В Нагоя такого не было.
– Вот как.
Mako: И это, и другие мелочи… Почему-то за каждую мелочь приходится платить. Будто все сводится к деньгам. Токио мне показался грязным. Почему так? Если сравнивать с Нагоя… Не могу этого понять, но тут грязно.
– Это где именно грязно?
Mako: В душе. Ограниченный… Словно сгусток алчности.
– С переездом в Токио для Вас стало сложнее заниматься группой?
Mako: Конечно, попадаются неприятные личности, но с моим окружением мне повезло. Люди, которые меня окружают, важны для меня. Я не думаю о том, что мне неприятно, так что в этом смысле с переездом в Токио мало что изменилось по сравнению со временем в Нагоя.
– Может скинуть бомбу? На Токио.
Mako: … Давайте. (смеется)
– Изменю немного тему. Вы известны тем, что не едите мясо. А едите ли рыбу?
Mako: Дома не ем.
– Но Вы едите что-то питательное? Вы просто очень худой.
Mako: Мясо плохо влияет на кровь. Хмм… К тому же, полнота ведь не зависит от того, что человек ест мясо.
– Ну, это так, наверное.
Mako: У меня есть свои взгляды на то, что человек не должен есть. Не должен есть три раза в день, не должен есть мясо…
– Но люди наверняка волнуются, что Вы такой худой. Поклонники в том числе.
Mako: Видимо, я плохо выгляжу. (смеется)
– Нет-нет, дело не в этом.
Mako: Но все думают, что я такой худой, потому что не ем мясо.
– Если бы Вы ели хоть немного, то стало бы понятно.
Mako: Даже когда я прошу не класть мне мясо… Говорю, что есть проблемы, и мясо мне не кладите, все равно обнаруживаю его. Что за дела? (смеется) “Вчера тоже не было мяса?” “Не было” Но я же знаю, что было.
– Не слушают, что люди говорят.
Mako: “Это что, мясо?” Бывает и такое. “А курятину тоже не класть?” “А курятина что, не мясо?”
– Мясо.
Mako: “Не кладите” – говорю. Но они все равно будто не понимают.
– Определенно, в Японии вегетарианцев не понимают.
Mako: Не понимают люди, которым это не интересно. Если посмотреть состав рамэна быстрого приготовления, то там есть говяжий бульон. Такое я тоже не употребляю. Но обычные люди не обращают на это внимания, думаю. Я обращаю, потому проверяю, и тут тоже ничего не поделаешь.
– Теперь я всерьез переживаю. Вы вообще едите?
Mako: Что Бог пошлет.
– Любимое Ваше блюдо все еще паста?
Mako: Да. В основном у меня не бывает такого, что хочется чего-то вкусненького.
– То есть?
Mako: Поел и хорошо. Мне главное голод утолить, и я доволен.
– Разве это не грустно?
Mako: Вовсе нет.
– Правда?
Mako: Даже если мне дадут что-то очень вкусное… “Ну ладно”
– В смысле?
Mako: Наверное, у меня нет чувства вкуса, так что меня не очень привлекает.
– Еда?
Mako: Среди видов пасты есть кое-что, что я нахожу вкусным, но особого восторга я по этому поводу не испытываю.
– В zoisite последнее время поговаривают: “Я так устал. Не смогу работать, если не съем что-нибудь вкусненькое”. (смеется) Остается только выяснить, что именно “вкусненькое”.
Mako: Мне, в общем-то, интересны высококлассные дорогие заведения, но не будешь же только в них питаться. Наверное, тогда будет хотеться только такой еды.
– Безусловно, есть только дорогую пищу не получится. Сладости тоже не едите?
Mako: Не ем. Нет чего-то такого, что было бы мне интересно. (улыбается) Как сказать… Лучше так, чем злиться, что у тебя чего-то нет. У меня не бывает чувства, что мне что-то нужно. Раньше бывало, думаю, но я уже забыл. Раньше я был неприятным типом. Мелочным был. Мог разозлиться уже только из-за того, что поранился. Но уже прошло.
– Видимо, Вы ни к чему не привязаны… То есть, Вы такой тип людей, который выбрасывает все ненужное? Я бы так не смогла.
Mako: Если так думаю, то выбрасываю. Бывают ведь фигурки или какие-то другие вещи, которые вы купили давно, но которые вам больше не нужны? Я их выбрасываю. Недавно Devilman’а выбросил.
– Последнее время не покупали?
Mako: Сейчас иначе. Выбрасывал повторки того, что покупал ранее.
– Ну, повторки можно. А остальное храните?
Mako: Храню. Еще раньше у меня была фигурка “Конана – мальчика из будущего”. Купил, потому что нравилось. Но уже выбросил.
– Потеряли интерес? Или некуда было ставить?
Mako: Потерял интерес.
– А есть что-то, что было Вам не интересно в детстве, но с возрастом понравилось?
Mako: Нет, наверное?
– То, что нравится Вам сейчас, нравится Вам потому, что Вы любили это в детства?
Mako: Пожалуй. Токи-кун и остальные любят играть в Супер Марио, но мне это совсем не интересно.
– Вот как?
Mako: Потому что не играл в него.
– То есть, игры Вы считаете тратой времени?
Mako: Вы играли в “Кошмар перед рождеством”?
– Нет, не играла. Только купила и все.
Mako: Там очень хорошая графика.
– Я купила гид по игре, но дальше не продвинулась.
Mako: (улыбается) Смотрели?
– Нет, только купила. В игры я совсем плохо играю, но сначала хочу все-таки попробовать “Шоу ужасов Грегори”.
Mako: Нет, Кошмар лучше, чем Грегори, определенно.
– Вот как?
Mako: Потому что это экшн. Когда побеждаешь, переходишь к следующей сцене. Если просто лупить по квадратной кнопке, то [враги] умирают. (улыбается)
– Кажется сложным. Я играю плохо, потому просто люблю смотреть со стороны как играют в игры с красивой графикой люди, у которых хорошо получается.
Mako: В лесу особенно приятная атмосфера. [В игре “Кошмар перед рождеством” – прим.пер.]
– Графика в игре отличная. Но, говоря о играх, многим людям нравятся онлайн-игры.
Mako: В такое я не играю.
– Потому что есть и люди, которые достигают больших высот.
Mako: Если такое возможно, то я хотел бы стать таким человеком, правда. Наверное поэтому мне и не интересно. Я действительно хочу стать таким человеком, так что мне не интересно все, что не ведет меня к в этом направлении.
– Кем, например?
Mako: Музыкант или актер мог бы стать таким человеком.
– Каким Вы рисуете для себя портрет идеального человека?
Mako: Как сказать? Меня интересует лишь то, кем я могу стать, потому все остальное меня не интересует.
– Опишите подробнее, кем можно стать.
Mako: Как вариант, можно стать героем, воином, но это не про меня. Если ты родился человеком, то не сможешь стать, к примеру, собакой.
– Кем Вы хотели стать во времена младшей школы?
Mako: Отрицательным героем, как актер. Играть роли не на стороне справедливости, а антагонистов.
– Антагонистом, значит.
Mako: Хотел. Помню, как писал об этом. (смеется)
– Надеюсь, только в ролях. (смеется)
Mako: Еще хотел играть кого-то, кто умрет очень печальной смертью.
– Вы мотрели “Taiyou ni hoero”? [старая многосерийная полицейская дорама. – прим.пер.]
Mako: Не смотрел.
– А “Seibu Keisatsu”? [еще одна полицейская дорама. – прим.пер.] Какие вообще передачи помните? Когда Вы говорите про отрицательных героев, у меня только с криминалом ассоциации.
Mako: Иногда смотрел что-то вроде “Kayou Suspense”.
– Аа..
Mako: Еще дедушка смотрел что-то про призрака Ёцуи. Страшный человек из страшного фильма.
– Страшный человек из страшного фильма?
Mako: Я тогда совсем маленький был, так что не помню, что за фильм.
– Но есть что-то, что оставило особенно сильное впечатление?
Mako: Да. Человек, который повесился. Почему меня зацепил именно этот момент? Разве он не был положительным героем? Даже не знаю… Чувствую какое-то восхищение, когда вижу, как человек умирает страшной смертью. (смеется)
– Похоже, Вы с детства были странным. (смеется)
Mako: Когда смерть выглядит реалистично, мне очень нравится.
– Только потому, что вид смерти казался Вам привлекательным, Вас стала привлекать сама смерть?
Mako: Хмм, наверное. Так как обычно смерть вызывала у меня негативные эмоции.
– Я слышала, что у мужчин и женщин разные взгляды на смерть, а какой взгляд у Вас? Хоть даже в лирике Вы не говорите об этом прямо, но наверняка есть определение, позволяющее понять?
Mako: Смерть — это небытие? Небытие, что подразумевает под собой несуществование в реальном мире. Например, та незаполненность, которую мы ощущаем, когда умирает человек. “Я умираю” означает, что я покинул это место, что меня больше нет в реальном мире. И то, что остается, — это мысли об этом человеке.
– На эту тему есть фильмы вроде “Шестое чувство”.
Mako: Если он остается в том месте, то это не смерть, думаю. Когда человек умирает, а мы продолжаем говорить о нем вот так… мы к нему приближаемся, так ведь? (улыбается) В то же время, когда человека нет, это в каком-то роде тоже смерть, в итоге. Когда человек уходит, это словно смерть. Люди, которые ушли, похожи на умерших людей. В общем-то, если бы мой любимый человек умер, но продолжал оставаться рядом, я был бы рад. Но даже так — это эгоистично по отношению к нему, потому остается только отпустить.
– Это так. Что-то беседа какой-то страшной стала.
Mako: Мы не знаем этого. Что если все это нереально, а после смерти нас ждет мир вроде Матрицы.
– Вы верите в прошлую жизнь?
Mako: Прошлая жизнь… она есть, наверное.
– Не пытались узнать, кем были в прошлой жизни?
Mako: Нет. Я думаю, что прошлая жизнь есть, но мне не интересно, чем я в ней занимался. Ничем хорошим, скорее всего. (смеется) Лучше мне об этом не знать. Возможно, я не смогу с этим жить, если узнаю.
– Я читала о том, что с людьми, которых мы знаем в этой жизни, мы были как-то связаны и в прошлой жизни. Это очень интересно. Заставляет думать о том, при каких обстоятельствах мы встречались раньше. Жаль, что мы этого не помним.
Mako: Иногда эти воспоминания пробуждают. В состоянии гипноза возвращаются к воспоминаниям прошлого, и даже в прошлые жизни… Видел что-то вроде документального фильма. Вернувшись назад, в детство, можно найти корень чего-то, о чем не подозревал. И так излечить болезнь души.
– А, конечно, есть такой способ лечения.
Mako: Почему этот человек боится воды? В этом мире причин не видно. Но если отправиться в жизнь прошлую, то окажется, что в ней этот человек утонул.
– Оо…
Mako: Человек, который проводил лечение гипнозом, тоже об этом не знал… Однако неизвестно, на всех ли людей это действует.
– Ну, прошу осветить эту тему в лирике.
Mako: (смеется) С вещами, которые не происходят в реальности, сложно.
– Что ж, жаль. (смеется) Но я подумала, что эта тема довольно интересная. Ну, в любом случае хотелось бы узнать, что Вы сейчас думаете касательно ваших последующих песен?
Mako: Будем обязательно создавать хорошие вещи… Сейчас могу сказать только это.

deadman photobook status update

Только что zoisite запостили в своем твиттере две ранее неопубликованные фотографии deadman. Они также написали, что не забыли про обещанный новый фотобук, просто фотографий слишком много, потому работа продвигается медленно. Кроме того, zoisite планируют добавить в фотобук не только фотографии с лайвов.

Few minutes ago zoisite posted to their twitter 2 previously unreleased photos of deadman! They also mentioned that they hadn’t forgotten about the new photobook. The work is going so slow because of the huge number of photos. Moreover, they are going to add not only live photos to the book.

источник / source: zoisite_information

читайте также / read more: deadman live photo book