deadman [art]

art: Hotaru Filth

Advertisements

[2018/4/28] DIMMDIVISION., the god and death stars @ Ikebukuro Chop

Db7n8LNVwAEZt-H
Изначально в этот день я планировала быть на концерте Fall Out Boy в Нагоя, но купить на него билеты я не успела, так как разлетелись они моментально. “Ну, ничего страшного, зато можно со спокойной душой съездить в Токио на Юкино”. С DIMMDIVISION. он не выступал аж с ноября 2016. Казалось бы, к этому времени можно было бы сразу с релизом вернуться, но о таковом объявлено не было. Однако помимо выступления с DIMMDIVISION. в этот день Юкино также планировал диджеить, для чего записал несколько инструменталок, которые в итоге решил оформить в EP, и сообщил у себя в инстаграм, что диск можно будет приобрести на лайве.
Сам лайв был ночным, с 24:00 и до первого поезда (4:30). Последний раз, когда я была на таком ивенте (в 2014 и, что странно, опять-таки с DIMMDIVISION.) до утра я дожила с большим трудом, но что поделаешь, если Юкино последнее время совсем не балует своими появлениями.
В общем, приехала в Токио за два часа до начала лайва. На станции Икебукуро, стоя в очереди в туалет, заметила, как мимо протопал айе с гитарой за спиной. Хотела окликнуть (после последнего учиаге гибкого в Нагоя он стал мне совсем как родненький), но попасть в уборную мне в тот момент было важнее, хех.
До лайва было полтора часа, так что я еще на часок засела поужинать в маке и, наконец, двинула к лайвхаусу. Людей у Чопа собралось уже довольно много, и если зал сегодня не солдаутнулся, то был к этому близок. Хотя вместительность там всего человек 200 в лучшем случае.
Матэнро-сама (аввв давно не виделись) мониторил очередь и просил выстраиваться согласно номеркам. У меня номерок сегодня был 60, но, войдя, я стала как можно дальше, возле диджейского пульта.
До 00:40 мы просто слушали какую-то музычку, наблюдая за сменой анонсов лайвов на экране сцены. Я все не могла понять, почему так долго ничего не начинается, но, оглянувшись на диджейский пульт, я поняла, что мы просто ждем пока Шуу (KEEL, ex-girugamesh) додиджеит. Всего сегодня диджеев должно было быть четверо – он, Данчо (NoGod), Юкино и некто Мурата Сатоши.

Наконец, свет погас и на сцену вышли DIMMDIVISION. Юкино в белом оверсайз свитшоте и, кажется, джинсах. На носу очки с круглыми стеклами слегка сине-голубоватого оттенка. В подобных периодически Джонни Депп мелькает. За ударными сегодня снова был Амон из STEREO C.K., который стал помогать группе после ухода Хибики.
Надеялась, что сегодня они все-таки порадуют нас чем-то новеньким, но сетлист был практически традиционным, а единственная новая песня на лайвах ранее уже исполнялась, просто пока что не изданная. Но все равно услышать их спустя столь долгое время было волшебно. Очень порадовала моя любимая Deva Loka.
Когда они начали играть третью песню, секунд через 10-15 Юкино обнаружил, что что-то не то и:
– Стойте-стойте, можно еще раз?
Казу не сразу понял, что не так (я так и не поняла), но Юкино своим “стоп стоп стоп” в итоге всех остановил.
– Извините, можно мы еще раз начнем?
Юкино тот тип музыкантов, которому если что-то в процессе вдруг не понравится, то выжимать как есть он не будет, сразу все остановит и переделает как надо. Или не переделает, но “абы-как” – это не про него. Помню даже на том ночном лайве в 2014 ему что-то тоже не понравилось и он выстумление прервал. Только тогда это была уже середина песни, и начинать сначала он посчитал нецелесообразным: “Ну, послушаете на диске, видимо. Извините”.
Перед последней песней он прервался на МС:
– Спасибо большое, что пришли. Мы DIMMDIVISION. Есть в зале такие, кто попал на нас впервые?
Оглянул зал, но рук, кажется, не поднял вообще никто.
– О, это очень приятно, спасибо. Много всякого было и мы давно не выступали. Диск собирались издать, но так и не вышло. Уход участника… Хотя нет, вся вина на мне, в общем-то. Как-то так получается, что выступали мы в лучшем случае раз-два в год. Но сегодня мы внезапно даже готовы назвать дату следующего выступления.
Зал радостно аплодирует.
– 22 июля. Других групп не будет, так что… как вы понимаете, ванман. Наш первый. И снова здесь, в нашем любимом Икебукуро Чоп.
Аплодисменты.
– (смотрит на Казу) Название можно сказать, наверно? (Казу жестом показывает “почему нет”). В общем, называться будет “A Day In The Panoramagic”. У нас уже был CD с таким названием, но оно мне очень нравится, так что я решил использовать его еще раз. Будем разные песни играть, и изданные, и неизданные, может даже что-то ностальгическое, так что приходите обязательно. Билеты, кстати, уже сегодня можно будет приобрести, после лайва.
Затем они исполнили последнюю песню, которая как раз таки неизданная, но уже не совсем новая, поблагодарили зал и ушли со сцены. Сетлист:

HaS
Deva_Loka
Embryo
揺れる

NightFlight.
Новая песня

 Свет над сценой погас и снова зажегся сзади, над диджейским пультом.
– Эй-эй, всем привет!
Все обернулись назад, и я вместо последнего ряда оказалась в первом. За пультом стоял Данчо (NoGod). Это я прочитала на его наклейке-пропуске, потому что о самой группе до этого знала только название.
– Как много вас собралось сегодня! Нравится такая музыка, да? Нагоя кей типа, ага? Так что я вот тоже решил сегодня свой сетлист сделать в таком духе. Нагоя кей всякий будем слушать, идет?
Зал оживленно зааплодировал, и я, конечно же, тоже сразу подумала “а этот товарищ мне определенно нравится” хд
– Первой будет вот такая песенка… HOLLOWGRAM, знаете такую группу?
Он включил HOLLOWGRAM “Pleasance Lidell”. Песни он проигрывал не полностью, а спустя пару минут переключал или миксовал с другими треками. После нее были the studs “Thursday”, Gullet “cult”, kein “グラミー” (здесь мое сердечко, конечно же, екнуло особенно), Blast “Distortion”, deadman “re:make”. Сейчас уже не помню, но также что-то из Merry Go Round, gibkiy gibkiy gibkiy (здесь меня уж совсем изнутри распирало, и чувство было аля “аввв а это мой папка поет!”хд)… Еще кажется MUCC, lynch. (с их творчеством вообще не особо знакома, но названия групп Данчо называл).
– А вот такую песню знаете?
Он включил что-то совсем мне не знакомое, но по смеху в зале и его веселой мимике я предположила, что это, видимо, песня NoGod.
– Ну и раз мы сегодня в Чопе, то надо бы и MUNIMUNI послушать, ага? (включил “フッフー”) Интересно, Матэнро-сама там слушает? (косится в сторону лестницы)
Он прервался и переспросил у стафа:
– Там следующая группа еще не выходит? А то я тут…
Ему показывают жестами, что еще нет.
– А, ну тогда еще разок послушаем вот это… (и снова включает какую-то особенно хадкорную часть той песни NoGod).
Зал снова громко смеется.
Наконец, ему передали, что the god and death stars готовы выходить, он прикрутил музыку, поблагодарил всех, и свет над диджейским пультом погас.

Все музыканты вышли в черных футболках “HITACHINAKA CITY”, которые у них сейчас продаются в качестве мерчандайза, но, как я смотрю, продаются не особо. Вообще Хитачинака это город в префектуре Ибараки, где живет ударник Джун. Но, я думаю, тем, кто там не живет и, скорее всего, даже ни разу не был, вряд ли будет интересно носить такую футболку, так что в итоге Джун их больше раздаривает друзьям-музыкантам. Сегодня, кстати, в зале видела Мию из MUCC в такой же футболке. Мия вообще часто на ивенты айе захаживает.
Db58D5UUwAAd-pa
twitter: @ otakajun

Сетлист tgads был в общих чертах таким же, как на недавнем совместном лайве с for severe addicts only в Нагое. То бишь большая часть песен были одними из последних. И вот вроде бы старые песни обычно для меня любимей и ностальгичней, но в случае tgads я даже не огорчилась, что из старенького ничего почти и не было. Каждый раз жалуюсь, что у tgads лайвы слишком однообразные, но сегодня, как и на том нагойском 2-мане с fsao, было просто огонь. И даже круче, чем на их ванмане в декабре, где я как раз-таки страдала, что все как-то однообразно. Сетлист в этот раз был довольно живенький, а гитарное соло айе в ミンチ это, мне кажется, вообще самый сочный и ожидаемый всеми момент на каждом лайве с момента появления этой песни. Очень драйвово вживую звучит и 再びの椅子. Сетлист не точный, но что-то вроде этого:

焼失
aaron
君に決めた
ミンチ
ジェリーベリー
再びの椅子
elephant in the room
真っ赤な雪

Когда группа ушла со сцены, свет снова зажегся над диджейским пультом. Теперь за ним стоял Юкино. Вот только представление о том, как им пользоваться, у него явно не было. Рядом с ним стоял, как я поняла, тот самый Мурата Сатоши, который должен был диджеить последним, и пытался пояснить Юкино, что к чему. Юкино же себя чувствовал явно неловко, был сконцентрировал на кнопках и рычажках пульта, двигая их довольно рандомно, и глаз на зал вообще не поднимал. Я не видела его с августа 2016, так что рассматривать его так близко было мне очень интересно. Музыку они ставили в основном по выбору Мураты и, как я поняла, это не была музыка Юкино, которую он написал специально к этому ивенту. Хотя я пока не слышала диск и не могу сказать точно. Но песни, которые они ставили, были с вокалом, а музыка на EP Юкино с его слов только инструментальная. Мурата взял микрофон, извинился и сказал, что скорее всего они с Юкино свои диджейские выступления объединят, чтоб тому было комфортнее.

В общем, вскоре мучения Юкино закончились и на сцену вышла последняя на сегодня сессионная группа c айе, Казу, Юмеджи (HOLLOWGRAM, eStrial) и неизвестным мне драммером Мацумото Сейджи. Играли они каверы на Томоясу Хотэя. Кажется, в каком-то интервью айе упоминал, что Казу очень его любит, и поскольку ивент сегодняшний был организован именно Казу, то не удивительно, что для сессии они выбрали его. Я же с творчеством Томоясу Хотэя не знакома, потому сетлист звучал для меня очень непривычно и незнакомо. Не помню, видела ли вообще айе, исполняющим что-то настолько веселое-задорное. Он же веселился от души, периодически выкрикивая залу что-то в духе: “Камон, Иокогама!!” (подразумевая, как я понимаю, стадион Yokohama Arena, где, видимо, выступал Хотэй), чем очень веселил мелкий и тесноватый Чоп.
Время близилось к 4 утра, и хоть айе и шутковал, что “мы будем играть, пока все не упадем и не заснем”, выступление они таки вскоре закончили.
Зал бегом развернулся в сторону стола с мерчем, чтоб выстроиться за билетами на ванман DIMMDIVISION., но стафа пока не было, и вообще вышла какая-то неразбериха в три-четыре очереди. Тем не менее, народу в зале меньше все равно не стало. Все ждали.
Мурата Сатоши, который все-таки вышел еще раз подиджеить, удивленно наблюдал за неубавляющимся залом минут 15, и, наконец, спросил:
– Эээ… Доброе утро всем еще раз. Ммм… Я смотрю вы не расходитесь. Вы чего-то ждете?
– Буппан!
– А?
– Билеты купить!
– А, вот оно что^^’
Парень небось переживал, что все не расходятся, потому что ждут, пока он доджиджеит.
– Мне тут передали, что буппан начнется в 4:30, так что придется еще немного подождать, извините ^^
Наконец, вышла женщина, ответственная за стол с мерчем. Сказала, что номерки билетов будут раздаваться рандомного, то бишь можно расслабиться и давку не устраивать. Первыми она попросила подойти тех, кто приобрел новый DVD the god and death stars во время тура с fsao в поврежденной коробке и хотел ее поменять. Я DVD не покупала, потому просто ждала, пока очередь немного рассосется, чтоб купить билет на ванман DIMMDIVISION. и новый инструментальный дисочек Юкино. Несмотря на то, что подошла я одной из последних, номерок мне выпал 25. Неплохо, может в следующий раз даже поближе стану. Хотя б на Юкино я еще могу спокойно пофанючить.
Диск тоже приобрела, вот только послушать мне его пока не на чем. Нужно раздобыть где-то какой-то недорогой драйвер. Юкино говорил, что это что-то совсем на него не похожее, и мне интересно, что же получилось.

 

kein interview | Fruige Vol.7 (October 2000)

696
Журнал: Fruige Vol.7 (October 2000)
Интервью: Tomiko Suda
Перевод: Hotaru Filth
Описание: Интервью kein по случаю распада группы.

О kein

– Для начала, хотелось бы услышать ваши впечатления от вчерашнего (16/07/2000) ивента “Frush!!”
Reo: Из всех лайвов, что были у нас в Токио до этого, там было больше всего людей, и для нас это было немного неожиданно… Интересно было.
Hibiki: В гримерке было весело. Там были все наши знакомые. Если уж честно говорить, то я даже разнервничался, что вокруг столько хороших ударников. Учиться нужно, учиться. В гримерке было весело, но и сам лайв тоже отлично прошел.
аie: Времени было не много и, чтоб подстроиться, пришлось играть соответствующее количество песен. Ну, нам удалось оторваться.
Yukino: Там участвовали наши группы-друзья, и это было здорово. Но хотелось сыграть чуть больше песен.
Mako: Мне все понравилось…
– Понятно. (смеется) В общем, когда выйдет эта статья, ваша группа уже распадется… Я была правда удивлена такой внезапностью. Когда именно впервые зашел разговор об этом?
Reo: Когда именно… К финалу тура по случаю выхода “Mourou no mi” у нас были ванманы в Токио-Нагоя-Осака, но решили мы еще до того. Мы не хотели объявлять об этом через какие-нибудь журналы, а хотели в первую очередь сообщить именно слушателям, вне записи… Потому удивлены были даже некоторые приближенные к группе люди.
– Еще как удивлены!! Удивлены были даже некоторые из ваших друзей-музыкантов.
Reo: Аа… В любом случае, в первую очередь мы хотели сообщить слушателям… Подумали, что правильнее будет первым делом сообщить об этом людям, пришедшим посмотреть на нас в тот день (9 июня). Потому надеемся, что знакомые уж нас простят.
– Понимаю. Ну, расскажите о ваших чувствах после того, как вы сказали: “kein больше нет”.
аie: С моего прихода в kein прошло не так много времени, но мы провели много отличных, хороших лайвов, достойных выступлений… Я играл, стараясь соответствовать ожиданиям людей, что меня поддерживали, и за то, что они регулярно приходили посмотреть на нас… я очень благодарен.
Yukino: Ну… Я был в группе с самого ее основания, мы отыграли много лайвов и за все время активности kein эта группа стала частью меня… В ней я не просто многому научился, но и вырос как музыкант. И я хочу поблагодарить всех, кто полюбил kein за это время.
Hibiki: … Благодаря участию в kein я смог наладить отношения с людьми, завел контакты с другими группами… Я многое получил… И если я буду продолжать музыкальную деятельность, думаю, эта группа здорово меня закалила. Мы много выступали, но пока не было лайвов, которыми лично я сам был бы доволен… Такое бывает, что ты доволен группой, но не доволен лайвами. Потому я хотел бы продолжать деятельность в группе, чтоб добиться лайвов, которыми наконец буду доволен.
Mako: Мне повезло с участниками kein, с ними было очень легко работать. Я также благодарен и слушателям, которые разделяли наши чувства. …Мне пока не удалось в полной мере донести то, что я хотел передать и показать… Потому мне хотелось бы думать, что мы встретимся где-нибудь снова.
Reo: За то время, что мы играли в kein, нас очень быстро стали высоко ценить, и я не мог не думать: “Как же нам повезло с окружением!” Все это благодаря слушателям, что всегда приходили посмотреть на нас, потому им мы должны сказать отдельное спасибо. Большое спасибо и тем, кто так или иначе был связан с группой и поддерживал нас.

О будущем, о вечном

– Все уже точно решили, что хотят и впредь выступать?
Mako: У всех участников по-разному, думаю. Не могу сказать.
– Не появитесь в скором времени вновь?
Все: Не можем сказать!
Hibiki: Я не знаю.
Все: (смеются)
– Но музыкальную деятельность вы продолжать планируете или как?
Mako: Хибики наверняка откроет в себе новые таланты!
Все: (смеются)
Hibiki: Да-да. (смеется) Чем бы мне заняться. Может, буду делать тамагочи.
Все: Старье! (смеются)
– Вы уже решили, но сказать не можете?
Mako: Не можем сказать, потому что не решили.
– Вот как. Надеюсь, вы в скором времени объявитесь вновь. Ну, расскажите еще раз, чем были для вас kein?
аie: Даже когда группы не станет, то, что мы сделали, останется… Думаю, я навсегда останусь фанатом kein… Это было целью, которую я должен был достичь. И впредь kein навсегда останется важной частью моей жизни.
Yukino: Для меня не было ничего важнее kein…Даже в обычное время я не думал ни о чем, кроме группы… Она была моей жизнью.
Mako: …И другие участники, и я, были группой, что смотрела вперед… Лично я сам… не думал ни о чем, кроме музыки kein. И не смотря на то, что мы подошли к такому финалу… наверное, это лишь подтверждает то, что мы все смотрели вперед.
Hibiki: Я был участником kein и одновременно любил эту группу… В каком-то смысле, я был и фанатом, и участником. И я думал не столько о том, к какой жизни стремлюсь я сам, сколько о том, какой хотел бы видеть свою любимую группу. Мы, все пятеро, были очень дружны, и было очень здорово обсуждать дела группы всем вместе. Группа была местом, где мы все могли поговорить об одном и том же. Это была очень важная часть моей жизни.
Reo: Для меня kein навсегда будет группой, что дала толчок, стимул что-то начать… Конечно, грустно от того, что группа прекращает свое существование, но… Наверное, это потому, что мы уже показали все, что могли сделать в kein. Если мы продолжим заниматься музыкой и найдем что-то, что даст нам новый толчок, то возьмемся за это вновь. А пока спасибо всем, кто нас поддерживал.

aie (gibkiy gibkiy gibkiy) interview [BARKS] (RU)

001
Источник: BARKS.jp
Интервью: Reiko Arakawa
Перевод: Hotaru Filth
Описание: Персональное интервью aie для BARKS в преддверии выхода нового альбома gibkiy gibkiy gibkiy “In incontinence”.

– Все десять песен для вашего второго альбома “In incontinence” написали Вы?
aie: Мы с Казумой написали их вдвоем, а потом перебросили другим участникам. Как-то так.
– Когда вы пишете музыку вместе с Казумой, есть ли во всем этом какая-то тема? Вы ведь пишете музыку и для других групп, но как это происходит именно в gibkiy gibkiy gibkiy?
aie: Если говорить о том, что нравится Казуме, то, мне кажется, тут дело в аккордовой последовательности. Когда я пишу музыку для себя – она выходит совсем иной, но здесь поет Казума, и, спустя столько лет вместе, я как будто стал понимать, что ему могло бы понравиться. Я пишу музыку под него, затем спрашиваю, нравится ли ему, и если ему нравится, то мы делаем из нее песню. А когда в общих чертах определяемся с основой, то передаем ее Казу и Сакуре.
– Затем вы, наверное, прорабатываете ее вместе в студии и превращаете в готовый трек. В общем, музыку вы пишете под Казуму?
aie: Наверное, так. Например, у меня есть другие группы или сольники, но здесь наша музыка представляет из себя даже более ранний вариант, чем обычная версии без лирики. “Возможно, Казума не будет петь вот здесь” или “Возможно, он скажет, что в этой песне вообще не нужна лирика”. И я создаю более разветвленный ее прототип.
– Что-то предшествующее самому оригиналу песни?
aie: Как неразбавленный раствор… Мы входим в то состояние, в котором писали вдвоем в highfashionparalyze.
– Понимаю. Как бы вы объяснили на словах музыку highfashionparalyze?
aie: Если говорить об ощущениях исполнителя, то от группы мы почти не отличаемся. Казума тоже так считает, но если смотреть со стороны, то это необычный проект, да? Авангардный, наверное.
– Как думаете, каким получился ваш альбом “In incontinence”?
aie: В highfashionparalyze нас было двое и оба мы были на виду, но я не сказал бы, что функции мы делили 50% на 50%. Например, если Казума был тем, кто истекал кровью, то я был тем, кто протирал ее полотном. Но в gibkiy gibkiy gibkiy мы будто все четверо истекаем кровью? Такая вот разница в ощущениях есть.
– Вы больше не протираете кровь, а сами ею истекаете?
aie: Наверное. Если представить, что Казума – дикая сущность, то, чтоб показать ее красиво, мы должны были бы стать клеткой, но мы, пожалуй, такие же дикари как и он? Последнее время на лайвах я чувствую это так. Я говорю “дикая сущность”, “дикарь”, но я имею в виду “инстинкты”. Нам говорят: “Вы делаете что-то сложное”, но я бы так не сказал. Когда Сакура вдруг изменяет ритм, мы под него подстраиваемся, хотя и не сказать, что импровизируем. Мы играем, прислушиваясь к себе, и каждый лайв выходит другим. Нам нравится играть так. Отдаемся инстинктам.
– То есть, альбом “In incontinence” будто запаковал в себе эти инстинкты?
aie: В этот раз, наверное, так. Хотя и с предыдущим альбомом так было. У меня есть и другие группы, так что я не живу на деньги конкретно этого проекта и могу, так сказать, позволить себе никому не угождать. Могу не потакать никому и не думать, что бы они хотели услышать. Мы не пишем музыку для людей, которые любят gibkiy gibkiy gibkiy, так что даже если они скажут, что им не нравится, – да пожалуйста, здесь мы просто делаем то, что нравится нам.
– Для вас это не бизнес?
aie: Именно. Не бизнес.
– Но, думаю, и не хобби. Творческий коллектив?
aie: Если можно выразить через художников, то мы как Ван Гог. До самой смерти он рисовал картины, но никому не было до них дела. И, тем не менее, он ведь все равно посвятил им всю жизнь? Наверное, подобные чувства.
– Вплоть до отрезания уха?
aie: Да-да, мы и в самом деле как Ван Гог, наверное. Хотя было бы хорошо иметь признание еще при жизни, как Пикассо. Но к этому мы тоже стремимся.
– Нелегко приходится? Или нормально?
aie: Совершенно нормально! (смеется) Нам все равно, если кто-то не любит gibkiy gibkiy gbikiy. И не мы свернем группу лишь потому, что у нас плохие продажи.
– То есть, вы не беспокоитесь о том, продается музыка или нет. А в чем сейчас лично для вас заключается привлекательность gibkiy gibkiy gibkiy?
aie: Это очень крутой проект. И в плане музыки, и в плане внешности, если нас как рок-группу рассматривать. Даже наши силуэты круты. И, возвращаясь к разговору о том, что мы никому не потакаем, мне нравится еще и то, что мы не пытаемся думать, кто что думает. Я родился в городе, где было много таких групп, мы делили с ними сцену, и это тоже стало отправной точкой, наверное.
– Понимаю.
aie: Мы хотели создать именно такую группу, нам нравились именно такие группы, и вот постепенно… Чувство, будто в то время мы пытались подстраиваться под людей, лэйбл, нам говорили писать песни в духе реклам Pokari, но вот мы наконец вернулись к тому, какие мы есть.
– Расскажите, с чего для вас началась музыка. Несмотря на то, что сейчас вы играете в таком авангардном проекте, мне хотелось бы удивить читателей и тем, что вы любите CHAGE and ASKA.
aie: Я слушаю все их альбомы, но ASKА, мне кажется, вообще сумасшедший человек. И в плане лирики, и в плане мелодий, и в плане аккордовой последовательности.
– А кто ваш герой гитары? Томоясу Хотэй, наверное?
aie: Томоясу Хотэй — это к Казу! Если же говорить о том, кто оказал особенное влияние и на мою игру на гитаре, и на песни в целом, то это Тэцу Такано.
– Что именно вас привлекает?
aie: Как тот же Курт Кобейн, я не играю ничего сложного. Например, я могу постоянно играть одной струной и быть этим доволен, и тем не менее скопировать это не получится. Наверное, люди, которые взялись за гитару только сегодня, тоже смогли бы так играть… Что-то подобное и представляет из себя моя игра. Я играю только музыку, которую вы смогли бы выучить где-то за один день, но ведь не получится? Так мне кажется. И вот такие же люди меня и привлекают.
– Тэцу Такано умеет придавать форму тому, что вы сами хотели бы играть?
aie: Да, наверное, это похоже на момент, когда я увидел X JAPAN и подумал, что тоже хотел бы играть в группе. Когда я услышал его гитару, то подумал: «Вот оно!»
– Но ведь вы играли на гитаре еще до того, как Тэцу стал петь под свою гитару? На тот момент у вас еще не было героя?
aie: В то время мне нравился Курт Кобейн, Red Hot Chili Peppers, ничего особенного. Определенно, мне нравились не столько гитаристы, сколько не гитаристы, играющие на гитаре. Звучание и фразы играющих на гитаре вокалистов.
– Не гитаристы, а вокалисты, играющие на гитаре?
aie: Для кого-то это звуки, а для кого-то жизнь. Мне нравились не гитаристы, которые хотели, чтоб услышали их игру, а гитаристы, которые играли потому, что им было, что спеть. Поэтому всегда… Ну, последнее время не так, но до deadman и the studs я почти не играл гитарных соло. Был убежден, что они не нужны.
– Если вы изредка их и играете, то выглядите очень смущенным.
aie: Мне изначально нравится, когда гитара не вмешивается в песню. И мне всегда нравилось гитарное звучание групп из трех участников.
– То есть, не хэви метал гитаристы?
aie: Через них я тоже прошел. Даже покупал журнал YOUNG GUITAR.
– Сейчас вы стали играть больше соло?
aie: Когда gibkiy gibkiy gibkiy участвовали в ивенте “PARTY ZOO” Кена из L’Arc-en-Ciel, там собрались разные гитаристы, с которыми мы вели беседу о гитарах, и я получил от них большой стимул. И именно поэтому я стал играть больше гитарных соло. (смеется) Это даже напомнило мне годы моей старшей школы, когда я только решил заняться гитарой и собрать группу. И в прошлом году я об этом наконец-то вспомнил, правда. Так что этот момент я за последний год преодолел. И в the god and death stars, и в KEEL, и в gibkiy gibkiy gibkiy — везде это отразилось. Сейчас не могу даже вспомнить чего-то более масштабного. (смеется)
– Это ведь хорошо. Что вы вдохновились другими гитаристами и стали играть гитарные соло.
аie: Я подумал, что это здорово. Там я познакомился с гитаристом по имени Duran (Made in Asia), и вот из людей, с которыми я познакомился в прошлом году, он произвел на меня наибольшее впечатление. Внезапно! Надо же, какие гитаристы есть, подумал. Я смотрел его канал на YouTube и играл на гитаре. Многое почерпнул оттуда. Там было видео, что-то вроде «Как практикуется Duran?», и мне тоже захотелось попробовать. (смеется)
– Это как-то отразилось на новом альбоме gibkiy gibkiy gibkiy?
аie: … Пожалуй, нет?
– А, это другое? Наверное, на KEEL отразилось?
аie: Скорее на the god and death stars. В gibkiy gibkiy gibkiy я на подобное не обращаю внимания. Стараюсь двигаться более естественно. А гитарное соло я сыграть не смогу, если заранее не подготовлюсь. (смеется) Так что, поскольку я тщательно продумываю гитарные соло, это скорее the god and death stars.
– Во время записи песен gibkiy gibkiy gibkiy было ли что-то, для чего вы особенно выложились, или, возможно, ставили перед собой за цель как гитарист?
аie: Думаю, это альбом, в котором я попробовал многое, как для своей гитарной карьеры. Он получился очень гитарным, так сказать. Есть треки, для которых было записано по 4-5 гитарных партий. Но способ толком не изменился, наверное?
– В песне «Darari to tareru» есть разные гитарные звучания, как мне показалось.
аie: Так только слышится, на самом деле оно одно. Основное — одно. «Darari to tareru» мне напоминает NIRVANA, гранж. Думаю, в ней красиво сочетается и этот элемент, и мой стиль, и глубина Казумы.
– А в интро песен вроде «Inran bunshi» и «Muchuumu», мне кажется, вы оставили мрачность атмосферы highfashionparalyze.
аie: А, возможно. «Inran bunshi» среди них самая новая. Возможно поэтому, но в ней особенно чувствуется, что это моя песня. Наиболее.
– Наиболее?
аie: Может, я странно говорю, но ее исходник я мог бы попробовать играть и в некоторых других своих группах. Но остальные песни я не мог бы играть нигде, кроме как в gibkiy gibkiy gibkiy.
– Понимаю. Кстати, гитаристы в своих интервью часто рассказывают, что в такой-то песне, они подолгу застревали на такой-то фразе или звучании. У вас такое было?
аie: Вообще не было. Я же играю с мыслью, что хочу поскорее вернуться домой. (смеется)
– В припеве не участвуете?
аie: Нет, все поет Казума. Мне не хочется вступать в припеве. Не хочу, чтоб передо мной стояла микрофонная стойка, она мешает. Даже если это всего одна палка, она ведь стоит немного перед зрителями? И для меня ее наличие создает чувство стены. Когда есть микрофонная стойка, она для меня будто перегородка. Есть у меня в голове такой пунктик.
– Когда ее нет, у вас больше свободного пространства?
аie: Да-да! И я могу делать, что захочу. Потому в gibkiy gibkiy gibkiy я предпочитаю не вступать в припеве.
– Значит, свободно двигаться по сцене вы начали именно в gibkiy gibkiy gibkiy?
аie: Когда нет микрофонной стойки, ощущения очень меняются. Среди гитаристов есть люди, которые ставят перед собой микрофон, даже если не поют. Будто им неловко, если ничего не стоит. Так что те, кто играет, чувствуют эту разницу.
– С психологической стороны есть разница. Но для вас, как гитариста gibkiy gibkiy gibkiy, свободнее, когда ее нет.
аie: Да, так веселей. Хотя не сказать, что я прям гуляю хожу.
– Вернемся к теме гитары. То есть, нет ничего, на чем вы хотели бы заострить внимание слушателя как гитарист?
аie: Думаю, я мог бы играть не только на гитаре. Например, стоя на сцене, с таким же успехом я мог бы стучать по каким-нибудь инструментам из металла, играть на клавишах или терменвоксе. Но гитара мне нравится больше, поэтому я играю на ней. Я даже стесняюсь, когда меня гитаристом называют. Не настолько уж я хорош… (смеется)
– Хахаха. Да ладно (смеется)
аie: Я так давно играю, но если передо мной достанут гитару и скажут: «Сыграй-ка что-нибудь», я не смогу. Для съемки к памфлету “PARTY ZOO” была заранее подготовлена и гитара, и усилитель. Это была всего лишь фотосессия, но Кен попросил меня сыграть что-нибудь и передал гитару. А я не могу. Не получается толком. Есть ведь люди, которые играют в магазинах инструментов? Но я так не могу.
– Стесняетесь?
аie: Нет, просто у меня нет таких уж скилов. Нет у меня техник, благодаря которым люди могли бы сказать: «О! А он здорово играет!»
– Вы так думаете? Но разве вы только что не говорили, что чем проще играть — тем лучше?
аie: Я, наверное, такой гитарист, который только тренькает.
– Вы определенно не тот музыкант, что играет соло из одной ноты.
аie: Не тот. В общем, я жутко нервничал, пока играл. (смеется) А потом гитару передали Duran, и – о, эта гитара! Как же он был крут! Это была все та же гитара, но какие же классные звуки он из нее издавал. Меня прям пробило. «Я должен с ним подружиться!» (смеется) Потому мне и неловко, когда меня называют гитаристом.
– Это интервью превратилось в признание любви к Duran. (смеется) А сейчас хотелось бы послушать про ваш энтузиазм касательно тура «dyeing», приуроченного к выходу «In incontinence».
аie: Во время нашего прошлогоднего тура (「the dark side of the monochrome」) я думал, что это был ад. Думал, что настолько жесткого тура за мою почти 20-летнюю карьеру у меня еще не было! Но когда тур закончился, я про эти эмоции забыл. «Отличный получился тур!» (смеется)
– Хахаха. Это страшно, как может меняться память. (смеется)
аie: Сейчас я думаю, что в прошлый раз мне, вроде как, понравилось. Так что и этот тур я жду с нетерпением.
– В Фукуока DRUM SON, помнится, было очень тяжело тащить по лестнице оборудование?
аie: Уже не помню. (смеется) На все про все у нас было 23 часа, на следующее утро в 6:00 мы должны были отчаливать. Вернулись в спешке, принял ванну, и на поспать осталось всего часов 5? К тому же, на следующий день у нас был новый сет-лист и его еще нужно было запомнить. Даже поесть некогда было! Это же Хаката! Специально поехали в Хаката, а по дороге закусывали Karaage-kun и Ippei-chan (марки еды быстрого приготовления из японских круглосуточных супермаркетов, курица и якисоба — прим.пер.), разучивая песни. У выдержки тоже есть предел. Хотя я не слышал.
– Да, это было мучительно. (смеется) К тому же, во время совместного тура с Fujita Yukiya Electric! и Közi, вы, Казу и Сакура также выступали в проекте Fujita Yukiya Electric!
аie: Да-да. Горячая вода была на каждом этаже отеля возле лифта, и мы с музыкантами там постоянно сталкивались, когда ходили набрать воды. Всем было хреново. (смеется) Это был тур, о котором без слез не вспомнишь.
– Хаката ведь славится блюдом моцунабэ.
аie: Я хотел попробовать! Как ни странно, все плохое я забываю. Я наше расписание пока только мельком видел, но может в этом году будет возможность.
– Есть места, которые вы посетите впервые?
аie: Ибараки. Альбом получился очень хорошим и я хочу уже поскорее с ним повыступать, так что очень жду. Но что касается энтузиазма… Даже не знаю, испытывал ли я в жизни что-то такое. Наверное, особо нет. Но я все равно стараюсь. Последние года 3-4 стараюсь выступать каждый раз, как в последний. Меня это тоже касается, но что, например, если кому-то из зрителей завтра придется уехать в Америку, или если кто-то умрет и это будет последний лайв, который он увидит? Думая об этом, я чувствую большую ответственность. И с такими мыслями я выступаю последние несколько лет. Неожиданно для себя стал так думать. Раньше я был более безответственным, мог даже с похмельем выступать. А тут будто немного повзрослел. Серьезным стал.

305 (1)

Читайте также:
kazuma (gibkiy gibkiy gibkiy) interview [BARKS]
kazu (gibkiy gibkiy gibkiy) interview [BARKS]
sakura (gibkiy gibkiy gibkiy) interview [BARKS]