gibkiy gibkiy gibkiy tour 2018 “poison excl.” ~gibkiy gibkiy gibkiy vs Merry Go Round Respects~

DRI-b_IUIAAYKiT

Advertisements

kein interview | Fruige Vol.7 (October 2000)

696
Журнал: Fruige Vol.7 (October 2000)
Интервью: Tomiko Suda
Перевод: Hotaru Filth
Описание: Интервью kein по случаю распада группы.

О kein

– Для начала, хотелось бы услышать ваши впечатления от вчерашнего (16/07/2000) ивента “Frush!!”
Reo: Из всех лайвов, что были у нас в Токио до этого, там было больше всего людей, и для нас это было немного неожиданно… Интересно было.
Hibiki: В гримерке было весело. Там были все наши знакомые. Если уж честно говорить, то я даже разнервничался, что вокруг столько хороших ударников. Учиться нужно, учиться. В гримерке было весело, но и сам лайв тоже отлично прошел.
аie: Времени было не много и, чтоб подстроиться, пришлось играть соответствующее количество песен. Ну, нам удалось оторваться.
Yukino: Там участвовали наши группы-друзья, и это было здорово. Но хотелось сыграть чуть больше песен.
Mako: Мне все понравилось…
– Понятно. (смеется) В общем, когда выйдет эта статья, ваша группа уже распадется… Я была правда удивлена такой внезапностью. Когда именно впервые зашел разговор об этом?
Reo: Когда именно… К финалу тура по случаю выхода “Mourou no mi” у нас были ванманы в Токио-Нагоя-Осака, но решили мы еще до того. Мы не хотели объявлять об этом через какие-нибудь журналы, а хотели в первую очередь сообщить именно слушателям, вне записи… Потому удивлены были даже некоторые приближенные к группе люди.
– Еще как удивлены!! Удивлены были даже некоторые из ваших друзей-музыкантов.
Reo: Аа… В любом случае, в первую очередь мы хотели сообщить слушателям… Подумали, что правильнее будет первым делом сообщить об этом людям, пришедшим посмотреть на нас в тот день (9 июня). Потому надеемся, что знакомые уж нас простят.
– Понимаю. Ну, расскажите о ваших чувствах после того, как вы сказали: “kein больше нет”.
аie: С моего прихода в kein прошло не так много времени, но мы провели много отличных, хороших лайвов, достойных выступлений… Я играл, стараясь соответствовать ожиданиям людей, что меня поддерживали, и за то, что они регулярно приходили посмотреть на нас… я очень благодарен.
Yukino: Ну… Я был в группе с самого ее основания, мы отыграли много лайвов и за все время активности kein эта группа стала частью меня… В ней я не просто многому научился, но и вырос как музыкант. И я хочу поблагодарить всех, кто полюбил kein за это время.
Hibiki: … Благодаря участию в kein я смог наладить отношения с людьми, завел контакты с другими группами… Я многое получил… И если я буду продолжать музыкальную деятельность, думаю, эта группа здорово меня закалила. Мы много выступали, но пока не было лайвов, которыми лично я сам был бы доволен… Такое бывает, что ты доволен группой, но не доволен лайвами. Потому я хотел бы продолжать деятельность в группе, чтоб добиться лайвов, которыми наконец буду доволен.
Mako: Мне повезло с участниками kein, с ними было очень легко работать. Я также благодарен и слушателям, которые разделяли наши чувства. …Мне пока не удалось в полной мере донести то, что я хотел передать и показать… Потому мне хотелось бы думать, что мы встретимся где-нибудь снова.
Reo: За то время, что мы играли в kein, нас очень быстро стали высоко ценить, и я не мог не думать: “Как же нам повезло с окружением!” Все это благодаря слушателям, что всегда приходили посмотреть на нас, потому им мы должны сказать отдельное спасибо. Большое спасибо и тем, кто так или иначе был связан с группой и поддерживал нас.

О будущем, о вечном

– Все уже точно решили, что хотят и впредь выступать?
Mako: У всех участников по-разному, думаю. Не могу сказать.
– Не появитесь в скором времени вновь?
Все: Не можем сказать!
Hibiki: Я не знаю.
Все: (смеются)
– Но музыкальную деятельность вы продолжать планируете или как?
Mako: Хибики наверняка откроет в себе новые таланты!
Все: (смеются)
Hibiki: Да-да. (смеется) Чем бы мне заняться. Может, буду делать тамагочи.
Все: Старье! (смеются)
– Вы уже решили, но сказать не можете?
Mako: Не можем сказать, потому что не решили.
– Вот как. Надеюсь, вы в скором времени объявитесь вновь. Ну, расскажите еще раз, чем были для вас kein?
аie: Даже когда группы не станет, то, что мы сделали, останется… Думаю, я навсегда останусь фанатом kein… Это было целью, которую я должен был достичь. И впредь kein навсегда останется важной частью моей жизни.
Yukino: Для меня не было ничего важнее kein…Даже в обычное время я не думал ни о чем, кроме группы… Она была моей жизнью.
Mako: …И другие участники, и я, были группой, что смотрела вперед… Лично я сам… не думал ни о чем, кроме музыки kein. И не смотря на то, что мы подошли к такому финалу… наверное, это лишь подтверждает то, что мы все смотрели вперед.
Hibiki: Я был участником kein и одновременно любил эту группу… В каком-то смысле, я был и фанатом, и участником. И я думал не столько о том, к какой жизни стремлюсь я сам, сколько о том, какой хотел бы видеть свою любимую группу. Мы, все пятеро, были очень дружны, и было очень здорово обсуждать дела группы всем вместе. Группа была местом, где мы все могли поговорить об одном и том же. Это была очень важная часть моей жизни.
Reo: Для меня kein навсегда будет группой, что дала толчок, стимул что-то начать… Конечно, грустно от того, что группа прекращает свое существование, но… Наверное, это потому, что мы уже показали все, что могли сделать в kein. Если мы продолжим заниматься музыкой и найдем что-то, что даст нам новый толчок, то возьмемся за это вновь. А пока спасибо всем, кто нас поддерживал.

aie (gibkiy gibkiy gibkiy) interview [BARKS] (RU)

001
Источник: BARKS.jp
Интервью: Reiko Arakawa
Перевод: Hotaru Filth
Описание: Персональное интервью aie для BARKS в преддверии выхода нового альбома gibkiy gibkiy gibkiy “In incontinence”.

– Все десять песен для вашего второго альбома “In incontinence” написали Вы?
aie: Мы с Казумой написали их вдвоем, а потом перебросили другим участникам. Как-то так.
– Когда вы пишете музыку вместе с Казумой, есть ли во всем этом какая-то тема? Вы ведь пишете музыку и для других групп, но как это происходит именно в gibkiy gibkiy gibkiy?
aie: Если говорить о том, что нравится Казуме, то, мне кажется, тут дело в аккордовой последовательности. Когда я пишу музыку для себя – она выходит совсем иной, но здесь поет Казума, и, спустя столько лет вместе, я как будто стал понимать, что ему могло бы понравиться. Я пишу музыку под него, затем спрашиваю, нравится ли ему, и если ему нравится, то мы делаем из нее песню. А когда в общих чертах определяемся с основой, то передаем ее Казу и Сакуре.
– Затем вы, наверное, прорабатываете ее вместе в студии и превращаете в готовый трек. В общем, музыку вы пишете под Казуму?
aie: Наверное, так. Например, у меня есть другие группы или сольники, но здесь наша музыка представляет из себя даже более ранний вариант, чем обычная версии без лирики. “Возможно, Казума не будет петь вот здесь” или “Возможно, он скажет, что в этой песне вообще не нужна лирика”. И я создаю более разветвленный ее прототип.
– Что-то предшествующее самому оригиналу песни?
aie: Как неразбавленный раствор… Мы входим в то состояние, в котором писали вдвоем в highfashionparalyze.
– Понимаю. Как бы вы объяснили на словах музыку highfashionparalyze?
aie: Если говорить об ощущениях исполнителя, то от группы мы почти не отличаемся. Казума тоже так считает, но если смотреть со стороны, то это необычный проект, да? Авангардный, наверное.
– Как думаете, каким получился ваш альбом “In incontinence”?
aie: В highfashionparalyze нас было двое и оба мы были на виду, но я не сказал бы, что функции мы делили 50% на 50%. Например, если Казума был тем, кто истекал кровью, то я был тем, кто протирал ее полотном. Но в gibkiy gibkiy gibkiy мы будто все четверо истекаем кровью? Такая вот разница в ощущениях есть.
– Вы больше не протираете кровь, а сами ею истекаете?
aie: Наверное. Если представить, что Казума – дикая сущность, то, чтоб показать ее красиво, мы должны были бы стать клеткой, но мы, пожалуй, такие же дикари как и он? Последнее время на лайвах я чувствую это так. Я говорю “дикая сущность”, “дикарь”, но я имею в виду “инстинкты”. Нам говорят: “Вы делаете что-то сложное”, но я бы так не сказал. Когда Сакура вдруг изменяет ритм, мы под него подстраиваемся, хотя и не сказать, что импровизируем. Мы играем, прислушиваясь к себе, и каждый лайв выходит другим. Нам нравится играть так. Отдаемся инстинктам.
– То есть, альбом “In incontinence” будто запаковал в себе эти инстинкты?
aie: В этот раз, наверное, так. Хотя и с предыдущим альбомом так было. У меня есть и другие группы, так что я не живу на деньги конкретно этого проекта и могу, так сказать, позволить себе никому не угождать. Могу не потакать никому и не думать, что бы они хотели услышать. Мы не пишем музыку для людей, которые любят gibkiy gibkiy gibkiy, так что даже если они скажут, что им не нравится, – да пожалуйста, здесь мы просто делаем то, что нравится нам.
– Для вас это не бизнес?
aie: Именно. Не бизнес.
– Но, думаю, и не хобби. Творческий коллектив?
aie: Если можно выразить через художников, то мы как Ван Гог. До самой смерти он рисовал картины, но никому не было до них дела. И, тем не менее, он ведь все равно посвятил им всю жизнь? Наверное, подобные чувства.
– Вплоть до отрезания уха?
aie: Да-да, мы и в самом деле как Ван Гог, наверное. Хотя было бы хорошо иметь признание еще при жизни, как Пикассо. Но к этому мы тоже стремимся.
– Нелегко приходится? Или нормально?
aie: Совершенно нормально! (смеется) Нам все равно, если кто-то не любит gibkiy gibkiy gbikiy. И не мы свернем группу лишь потому, что у нас плохие продажи.
– То есть, вы не беспокоитесь о том, продается музыка или нет. А в чем сейчас лично для вас заключается привлекательность gibkiy gibkiy gibkiy?
aie: Это очень крутой проект. И в плане музыки, и в плане внешности, если нас как рок-группу рассматривать. Даже наши силуэты круты. И, возвращаясь к разговору о том, что мы никому не потакаем, мне нравится еще и то, что мы не пытаемся думать, кто что думает. Я родился в городе, где было много таких групп, мы делили с ними сцену, и это тоже стало отправной точкой, наверное.
– Понимаю.
aie: Мы хотели создать именно такую группу, нам нравились именно такие группы, и вот постепенно… Чувство, будто в то время мы пытались подстраиваться под людей, лэйбл, нам говорили писать песни в духе реклам Pokari, но вот мы наконец вернулись к тому, какие мы есть.
– Расскажите, с чего для вас началась музыка. Несмотря на то, что сейчас вы играете в таком авангардном проекте, мне хотелось бы удивить читателей и тем, что вы любите CHAGE and ASKA.
aie: Я слушаю все их альбомы, но ASKА, мне кажется, вообще сумасшедший человек. И в плане лирики, и в плане мелодий, и в плане аккордовой последовательности.
– А кто ваш герой гитары? Томоясу Хотэй, наверное?
aie: Томоясу Хотэй — это к Казу! Если же говорить о том, кто оказал особенное влияние и на мою игру на гитаре, и на песни в целом, то это Тэцу Такано.
– Что именно вас привлекает?
aie: Как тот же Курт Кобейн, я не играю ничего сложного. Например, я могу постоянно играть одной струной и быть этим доволен, и тем не менее скопировать это не получится. Наверное, люди, которые взялись за гитару только сегодня, тоже смогли бы так играть… Что-то подобное и представляет из себя моя игра. Я играю только музыку, которую вы смогли бы выучить где-то за один день, но ведь не получится? Так мне кажется. И вот такие же люди меня и привлекают.
– Тэцу Такано умеет придавать форму тому, что вы сами хотели бы играть?
aie: Да, наверное, это похоже на момент, когда я увидел X JAPAN и подумал, что тоже хотел бы играть в группе. Когда я услышал его гитару, то подумал: «Вот оно!»
– Но ведь вы играли на гитаре еще до того, как Тэцу стал петь под свою гитару? На тот момент у вас еще не было героя?
aie: В то время мне нравился Курт Кобейн, Red Hot Chili Peppers, ничего особенного. Определенно, мне нравились не столько гитаристы, сколько не гитаристы, играющие на гитаре. Звучание и фразы играющих на гитаре вокалистов.
– Не гитаристы, а вокалисты, играющие на гитаре?
aie: Для кого-то это звуки, а для кого-то жизнь. Мне нравились не гитаристы, которые хотели, чтоб услышали их игру, а гитаристы, которые играли потому, что им было, что спеть. Поэтому всегда… Ну, последнее время не так, но до deadman и the studs я почти не играл гитарных соло. Был убежден, что они не нужны.
– Если вы изредка их и играете, то выглядите очень смущенным.
aie: Мне изначально нравится, когда гитара не вмешивается в песню. И мне всегда нравилось гитарное звучание групп из трех участников.
– То есть, не хэви метал гитаристы?
aie: Через них я тоже прошел. Даже покупал журнал YOUNG GUITAR.
– Сейчас вы стали играть больше соло?
aie: Когда gibkiy gibkiy gibkiy участвовали в ивенте “PARTY ZOO” Кена из L’Arc-en-Ciel, там собрались разные гитаристы, с которыми мы вели беседу о гитарах, и я получил от них большой стимул. И именно поэтому я стал играть больше гитарных соло. (смеется) Это даже напомнило мне годы моей старшей школы, когда я только решил заняться гитарой и собрать группу. И в прошлом году я об этом наконец-то вспомнил, правда. Так что этот момент я за последний год преодолел. И в the god and death stars, и в KEEL, и в gibkiy gibkiy gibkiy — везде это отразилось. Сейчас не могу даже вспомнить чего-то более масштабного. (смеется)
– Это ведь хорошо. Что вы вдохновились другими гитаристами и стали играть гитарные соло.
аie: Я подумал, что это здорово. Там я познакомился с гитаристом по имени Duran (Made in Asia), и вот из людей, с которыми я познакомился в прошлом году, он произвел на меня наибольшее впечатление. Внезапно! Надо же, какие гитаристы есть, подумал. Я смотрел его канал на YouTube и играл на гитаре. Многое почерпнул оттуда. Там было видео, что-то вроде «Как практикуется Duran?», и мне тоже захотелось попробовать. (смеется)
– Это как-то отразилось на новом альбоме gibkiy gibkiy gibkiy?
аie: … Пожалуй, нет?
– А, это другое? Наверное, на KEEL отразилось?
аie: Скорее на the god and death stars. В gibkiy gibkiy gibkiy я на подобное не обращаю внимания. Стараюсь двигаться более естественно. А гитарное соло я сыграть не смогу, если заранее не подготовлюсь. (смеется) Так что, поскольку я тщательно продумываю гитарные соло, это скорее the god and death stars.
– Во время записи песен gibkiy gibkiy gibkiy было ли что-то, для чего вы особенно выложились, или, возможно, ставили перед собой за цель как гитарист?
аie: Думаю, это альбом, в котором я попробовал многое, как для своей гитарной карьеры. Он получился очень гитарным, так сказать. Есть треки, для которых было записано по 4-5 гитарных партий. Но способ толком не изменился, наверное?
– В песне «Darari to tareru» есть разные гитарные звучания, как мне показалось.
аie: Так только слышится, на самом деле оно одно. Основное — одно. «Darari to tareru» мне напоминает NIRVANA, гранж. Думаю, в ней красиво сочетается и этот элемент, и мой стиль, и глубина Казумы.
– А в интро песен вроде «Inran bunshi» и «Muchuumu», мне кажется, вы оставили мрачность атмосферы highfashionparalyze.
аie: А, возможно. «Inran bunshi» среди них самая новая. Возможно поэтому, но в ней особенно чувствуется, что это моя песня. Наиболее.
– Наиболее?
аie: Может, я странно говорю, но ее исходник я мог бы попробовать играть и в некоторых других своих группах. Но остальные песни я не мог бы играть нигде, кроме как в gibkiy gibkiy gibkiy.
– Понимаю. Кстати, гитаристы в своих интервью часто рассказывают, что в такой-то песне, они подолгу застревали на такой-то фразе или звучании. У вас такое было?
аie: Вообще не было. Я же играю с мыслью, что хочу поскорее вернуться домой. (смеется)
– В припеве не участвуете?
аie: Нет, все поет Казума. Мне не хочется вступать в припеве. Не хочу, чтоб передо мной стояла микрофонная стойка, она мешает. Даже если это всего одна палка, она ведь стоит немного перед зрителями? И для меня ее наличие создает чувство стены. Когда есть микрофонная стойка, она для меня будто перегородка. Есть у меня в голове такой пунктик.
– Когда ее нет, у вас больше свободного пространства?
аie: Да-да! И я могу делать, что захочу. Потому в gibkiy gibkiy gibkiy я предпочитаю не вступать в припеве.
– Значит, свободно двигаться по сцене вы начали именно в gibkiy gibkiy gibkiy?
аie: Когда нет микрофонной стойки, ощущения очень меняются. Среди гитаристов есть люди, которые ставят перед собой микрофон, даже если не поют. Будто им неловко, если ничего не стоит. Так что те, кто играет, чувствуют эту разницу.
– С психологической стороны есть разница. Но для вас, как гитариста gibkiy gibkiy gibkiy, свободнее, когда ее нет.
аie: Да, так веселей. Хотя не сказать, что я прям гуляю хожу.
– Вернемся к теме гитары. То есть, нет ничего, на чем вы хотели бы заострить внимание слушателя как гитарист?
аie: Думаю, я мог бы играть не только на гитаре. Например, стоя на сцене, с таким же успехом я мог бы стучать по каким-нибудь инструментам из металла, играть на клавишах или терменвоксе. Но гитара мне нравится больше, поэтому я играю на ней. Я даже стесняюсь, когда меня гитаристом называют. Не настолько уж я хорош… (смеется)
– Хахаха. Да ладно (смеется)
аie: Я так давно играю, но если передо мной достанут гитару и скажут: «Сыграй-ка что-нибудь», я не смогу. Для съемки к памфлету “PARTY ZOO” была заранее подготовлена и гитара, и усилитель. Это была всего лишь фотосессия, но Кен попросил меня сыграть что-нибудь и передал гитару. А я не могу. Не получается толком. Есть ведь люди, которые играют в магазинах инструментов? Но я так не могу.
– Стесняетесь?
аie: Нет, просто у меня нет таких уж скилов. Нет у меня техник, благодаря которым люди могли бы сказать: «О! А он здорово играет!»
– Вы так думаете? Но разве вы только что не говорили, что чем проще играть — тем лучше?
аie: Я, наверное, такой гитарист, который только тренькает.
– Вы определенно не тот музыкант, что играет соло из одной ноты.
аie: Не тот. В общем, я жутко нервничал, пока играл. (смеется) А потом гитару передали Duran, и – о, эта гитара! Как же он был крут! Это была все та же гитара, но какие же классные звуки он из нее издавал. Меня прям пробило. «Я должен с ним подружиться!» (смеется) Потому мне и неловко, когда меня называют гитаристом.
– Это интервью превратилось в признание любви к Duran. (смеется) А сейчас хотелось бы послушать про ваш энтузиазм касательно тура «dyeing», приуроченного к выходу «In incontinence».
аie: Во время нашего прошлогоднего тура (「the dark side of the monochrome」) я думал, что это был ад. Думал, что настолько жесткого тура за мою почти 20-летнюю карьеру у меня еще не было! Но когда тур закончился, я про эти эмоции забыл. «Отличный получился тур!» (смеется)
– Хахаха. Это страшно, как может меняться память. (смеется)
аie: Сейчас я думаю, что в прошлый раз мне, вроде как, понравилось. Так что и этот тур я жду с нетерпением.
– В Фукуока DRUM SON, помнится, было очень тяжело тащить по лестнице оборудование?
аie: Уже не помню. (смеется) На все про все у нас было 23 часа, на следующее утро в 6:00 мы должны были отчаливать. Вернулись в спешке, принял ванну, и на поспать осталось всего часов 5? К тому же, на следующий день у нас был новый сет-лист и его еще нужно было запомнить. Даже поесть некогда было! Это же Хаката! Специально поехали в Хаката, а по дороге закусывали Karaage-kun и Ippei-chan (марки еды быстрого приготовления из японских круглосуточных супермаркетов, курица и якисоба — прим.пер.), разучивая песни. У выдержки тоже есть предел. Хотя я не слышал.
– Да, это было мучительно. (смеется) К тому же, во время совместного тура с Fujita Yukiya Electric! и Közi, вы, Казу и Сакура также выступали в проекте Fujita Yukiya Electric!
аie: Да-да. Горячая вода была на каждом этаже отеля возле лифта, и мы с музыкантами там постоянно сталкивались, когда ходили набрать воды. Всем было хреново. (смеется) Это был тур, о котором без слез не вспомнишь.
– Хаката ведь славится блюдом моцунабэ.
аie: Я хотел попробовать! Как ни странно, все плохое я забываю. Я наше расписание пока только мельком видел, но может в этом году будет возможность.
– Есть места, которые вы посетите впервые?
аie: Ибараки. Альбом получился очень хорошим и я хочу уже поскорее с ним повыступать, так что очень жду. Но что касается энтузиазма… Даже не знаю, испытывал ли я в жизни что-то такое. Наверное, особо нет. Но я все равно стараюсь. Последние года 3-4 стараюсь выступать каждый раз, как в последний. Меня это тоже касается, но что, например, если кому-то из зрителей завтра придется уехать в Америку, или если кто-то умрет и это будет последний лайв, который он увидит? Думая об этом, я чувствую большую ответственность. И с такими мыслями я выступаю последние несколько лет. Неожиданно для себя стал так думать. Раньше я был более безответственным, мог даже с похмельем выступать. А тут будто немного повзрослел. Серьезным стал.

305 (1)

Читайте также:
kazuma (gibkiy gibkiy gibkiy) interview [BARKS]
kazu (gibkiy gibkiy gibkiy) interview [BARKS]
sakura (gibkiy gibkiy gibkiy) interview [BARKS]

Kazuya x yukino (david & lynch) [interview]

107001438
Pamphlet: deadmanlynch. – david & lynch
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью Казуи и Юкино в период совместного тура deadman и lynch. Рассказывают о своем первом знакомстве во времена kein и babysitter, положительных и отрицательных качествах друг друга.

– Только что мы закончили беседу с айе и Рео, с которыми решили не говорить про тур, и теперь, наконец, приступаем к беседе с басистами. Здесь мы тоже, наверное, опустим тему самого тура. Расскажите, как долго вы знакомы?
yukino: Лет 5-6?
Kazuya: С первой встречи лет 5-6.
– Когда вы впервые встретились?
yukino: У kein был совместный лайв с babysitter в Ниигате. Вот с тех пор. После лайва мы с Мако сидели и разговаривали, а он подошел к нам такой с выпивкой: “Привет-привет”! Помню, как тогда подумал, что у него очень смуглое лицо.
Kazuya: (смеется) Мы здорово поговорили тогда.
yukino: В то время я был очень стеснительным, да и Мако не особо разговорчив с незнакомцами. Так что ты нас наоборот выручил.
Kazuya: Да я так и подумал. “О, те двое кажутся такими одинокими, нужно к ним подойти!” Доброта!
yukino: Ты просто не хотел идти за столик Нигу и Хибики.
Kazuya: (смеется)
yukino: Они были очень шумными. (смеется) Нигу хоть и не пьет, но его все равно много. Видимо, это его улун так стимулирует.
Kazuya: О да. Вдвоем они бесподобны. Я этого не понимаю, но характерами они сошлись…
yukino: И правда, очень. К концу первой афтепати Нигу уже звал Хибики “эй ты”.
– Похоже, они очень подружились.
Kazuya: Еще как! Никто этого не ожидал.
yukino: Но я могу это понять, у них…
Kazuya: Есть что-то общее, да?
yukino: Да.
Kazuya: Что же это?.. Кстати, на момент, когда решилось, что у нас будет совместный лайв в Ниигате, мы все тайно любили kein.
– А не Laputa?
Kazuya: Ах, Вы про те шуточки! Мне тоже говорили. [Скорее всего, речь о том, что babysitter часто сравнивали с Laputa, аля первые копируют вторых. – прим.пер.] В общем… Мы очень ждали, когда kein приедут из Нагоя, чтоб провести с нами совместный лайв, и решили, что обязательно должны с ними подружиться. Поэтому когда лайв закончился, мы сразу налетели на них: “А не пойти ли нам выпить?” Лично я был очень возбужден. Так и завязалось.
– Как правило, такие афтепати всегда проходят дружно, но когда люди живут далеко друг от друга, есть вероятность, что на том все и закончится. Вы продолжили общаться и впоследствии?
yukino: Это тогда мы телефонами обменялись?
Kazuya: Вроде да. Но вообще, на той афтепати я тоже весьма стеснялся такого количества знакомых людей.
yukino: Знакомых? Незнакомых ты хотел сказать?
Kazuya: Ну да, незнакомых.
yukino: Болван. (смеется) [В оригинале Казуя перепутал слово “hito-mishiri” (“стеснительный”) с “kao-mishiri” (“знакомый”) – прим.пер.]
Kazuya: Чего? (смеется) В общем, я очень стеснялся, как мне кажется. Но, когда я увидел Юки в качестве басиста, мне очень понравилось, как он играет, так что я его много расспрашивал про бас. И на той афтепати мы говорили в основном про бас… кажется… да?
yukino: Я не помню, о чем мы говорили.
Kazuya: (смеется) Не помнит он! Да, говорили про бас, но иногда и странные темы проскакивали… Потому что это была наша первая встреча и я очень нервничал…  А потом мы обменялись телефонами.
yukino: А, да-да, тогда это и произошло.
Kazuya: И мы стали много звонить друг другу по любому поводу, даже обсуждали, не создать ли нам как-нибудь общую группу… Да?
yukino: Да. Общались довольно часто… Есть люди, с которыми я обменялся телефонами, и потом почти не созванивался, но вот с Казуей я общаюсь. А есть люди, которым я вообще ни разу и не звонил.
– То есть, был интерес?
yukino: Я не общаюсь с людьми, с которыми сложно поддерживать разговор. Люди, с которыми я обменялся телефонами, но потом ни разу не звонил, это те, с которыми разговор не вяжется… С которыми беседа будто прерывается… Но с Казуей болтать очень легко, так что с ним мы общались много.
– Во время этого тура вас часто можно заметить с бас-гитарами, беседующими во время репетиций. Вы будто построили свой мирок.
Kazuya: Вот как?
– На фоне драммеров, которые общаются более стесненно, вы выделяетесь.
Kazuya: Выглядим естественно?
– Да.
yukino: Хоть мы и встретились впервые за долгое время, нет чувства будто мы давно не виделись.
Kazuya: Это так.
yukino: Мы можем общаться так, будто часто видимся и без того. Так что во время этого тура мы чувствуем себя легко. Это очень здорово, можно вести себя непринужденно. И можно обмениваться оборудованием.
– Если так подумать, это удобно.
Kazuya: Удобно, да. Довольно часто пользуемся…Что-то разговор перешел в немного серьезную степь о музыке, но оборудование мы тоже одинаковое используем.
yukino: Почти во всем сходимся. У нас и производитель один, и серия. Иногда лень что-то доставать, так что, бывает, просто одалживаем.
Kazuya: Бывает. Мне тоже кажется, что мы на одной волне, это даже странно. И говорить можем о чем угодно.
yukino: Вот мы сейчас беседуем, но нам вообще без разницы… В плане содержания. Так что о чем бы еще поговорить?
– Оборудование у вас одинаковое, но взгляды на игру, думаю, разные. В чем, как вам кажется, вы отличаетесь?
Kazuya: Лично мне кажется, что я довольно грубоват. В игре.
yukino: А я думаю наоборот.
Kazuya: Правда? Чисто играю?
yukino: Я думаю, что Казуя более старательный.
Kazuya: Серьезно? Ого… Правда?
aie: Не старательный он! (находился поблизости вместе с Рео)
Kazuya: Не старательный?
Reo: У тебя сейчас такое лицо счастливое было. “Я старательный?”
Kazuya: (смеется) Потому что мне никто никогда не говорит, что я старательный.
yukino: Я более безответственный.
Kazuya: Но разве мы первым делом не на стиль игры смотрим?
yukino: А.
Kazuya: Поэтому, если посмотреть так, я думаю, ты играешь очень непринужденно. У меня так не получается…
yukino: Понимаю. Кое-как понимаю.
Kazuya: Потому я и назвал свою игру грубоватой.
yukino: Даже не знаю. Не могу сказать, что именно в ней грубого.
Kazuya: Ну ты понял. В итоге, с нами обоими что-то не так.
yukino: Если на то пошло, то я не то чтоб любил бас. Ну, я его люблю, просто… Как сказать? Сложно подобрать слова, но, наверное, я выбрал его потому, что ничего другого не умею. Пока только это на ум приходит.
Kazuya: Аа…
– Но разве в прошлом Вы не играли на гитаре?
yukino: Играл, но когда я думаю об этом сейчас, мне кажется, что мне было все равно какой инструмент выбрать.
Kazuya: Я видел фото, где Юки на гитаре играет.
yukino: В журнале?
Kazuya: Ооочень давно.
yukino: Тогда у меня еще были длинные волосы.
Kazuya: Да-да-да. Но сейчас для меня это будто незнакомый участник какой-то группы. (смеется)
yukino: Аа… (смеется) Ну да.
Kazuya: Помню как смотрел и думал: “Ух, какой классный!”
yukino: Сейчас уже не на что смотреть.
Kazuya: (смеется)
– А Казуя ведь тоже…
Kazuya: Каким же я был…
– Вы ведь больше макияжа использовали? Я бывал(а) и на лайвах, но… Простите! У вокалиста была слишком сильная харизма (смеется), впечатлений о Вас у меня не сохранилось.
Kazuya: (смеется)
yukino: Сильная, да. В обычной жизни тоже не уступает.
Kazuya: Куда бы я не подался, везде сильные вокалисты, так что мне часто говорили, что кроме них ничего не помнят.
– В babysitter и правда трудно запомнить что-то кроме Нигу.
yukino: babysitter – они такие.
Kazuya: (смеется) Ну, это ведь хорошо? Когда вокалист сильный, то и результат соответствующий.
yukino: Хочу вернуться к предыдущей теме. Вот Казуя сказал, что я играю непринужденно, а он нет, но мне кажется, он просто такой тип музыкантов, которые очень точно подстраиваются. Я в этом плане более самовольно себя веду. И я сомневаюсь, хорошо ли это. Поэтому, с такой точки зрения, это я грубоват, а Казуя вписывается более чисто. Но, если так подумать, сейчас мы вертимся в одном туре и у меня есть возможность рассмотреть его получше. С тех пор как я послушал новый альбом deadman, я думаю о том, что если бы выбирал басиста для группы, то предпочел бы не себя, а Казую.
Kazuya: О… ого.
yukino: Так я думаю. Я больше на гитариста похож.
Kazuya: Аа…
yukino: Я не думаю о себе, как о басисте.
Kazuya: В принципе, этот нюанс я понимаю.
yukino: И сэмпаи среди музыкантов, и люди в окружении, говорят мне, что я не похож на басиста. В плане игры. Так что мне кажется, я такой тип музыканта, который сбивает группу с пути. Если нас сравнивать, Казуя более надежный. И с Токи он хорошо сработался.
Kazuya: Ты так думаешь?
yukino: Когда я послушал, мне понравилось.
Kazuya: Это очень приятно. Жаль только, что у меня особо нет какого-то самоопределения.
yukino: Ты лучше меня, серьезно.
Kazuya: Нет-нет-нет!
yukino: Но я умнее.
Kazuya: (смеется)
yukino: Ну правда.
Kazuya: Сейчас как бы не об этом речь, нет?
yukino: Я поражаюсь твоей тупости.
Kazuya: (смеется)
yukino: Я в шоке был. Во время тура. “Что с ним не так вообще?”
– Кандзи писать не умеет. (смеется)
Kazuya: Ты это понял после того, как мы столько времени вместе провели?
yukino: Мне было бы все равно, если бы ты плохо играл на басу, но ты хотя бы кандзи пиши! На тесте по иероглифам у меня было первое место, а у него последнее.
– (В Нагано) Рео проводил тест по иероглифам, 1е место занял Юкино, 2 и 3 – lynch., с 4 по 7 – deadman. Для меня это было ударом. (смеется)
yukino: Во время теста Казуя тащил их вниз.
Kazuya: (смеется) Это так. Я всегда плетусь позади.
yukino: Подался в музыку, потому что здесь иероглифы не нужны. Подучи хоть немного.
kazuya: Почему я люблю эту сферу? Потому что здесь не нужны общие знания!
yukino: Хоть и не нужны, а кандзи пиши! Хоть немного.
Reo: Хотя бы просто по-человечески.
aie: “По-человечески” он тоже вряд ли напишет.
Kazuya: Наверное.
Reo: “Наверное”! (смеется)
– Повелитель иероглифов и неудачник…
Kazuya: Здесь мы прям на контрасте. Вершина и дно.
Reo: И чему ты радуешься? (смеется)
Kazuya: (смеется) Ох, что-то у меня голова разболелась.
aie+Reo: (смеются)
Reo: Мозг жмет?
(все смеются)
yukino: Да ничего там нет.
Kazuya: Ну, я просто не люблю думать головой. Я все выражаю через чувства.
yukino: Но разве ты не думаешь над басовыми фразами?
Kazuya: М? Хм…
yukino: Твоя голова работает только в эту сторону?
Kazuya: Наверное. Над басом я подумываю.
yukino: “Задумываюсь”, нет? [Казуя сказал “kangaeru”, но грамматически правильнее было бы “kangaeteiru” и Юкино его подстебнул поправил. – прим.пер.]
Kazuya: Когда я думаю над одной гитарной фразой… Если ничего не выходит, то это из-за моей незрелости, наверное. Бывает, что я могу потратить целый день, думая над одной только фразой.
yukino: Хм… У меня такого нет. Потому что над ними я наоборот не думаю. Похоже, мы по-разному используем голову?
Kazuya: (смеется) Ну ладно.
aie: Кошмар! Выставили Казую каким-то дураком! (смеется)
Yukino: Фразы приходят в голову, когда ты просто играешь, разве нет? “О, вот здесь такая подойдет”. Наверное, у меня это просто дело техники.
Kazuya: Они-то приходят… Просто когда думаешь дальше, начинает казаться, что другая подошла бы больше.
yukino: Такое тоже бывает.
Kazuya: Поэтому о музыке я очень усердно думаю. За это не переживайте.
– Хорошо. Ну, главное, чтоб Вы могли сетлист прочесть.
Kazuya: Думаю, по окончанию тура davidlynch. они все прочувствуют мою философию.
аie: Тур, в общем-то, заканчивается завтра.
Kazuya: Вот как, завтра?… Разговор что-то совсем от темы отошел, это ничего? Такое что-то.
– Ничего (смеется) Ну, напоследок, расскажите про свои общие ожидания на будущее.
yukino: Ожидания… Что будет, то будет.
– Может, Вы хотите, чтоб Казуя стал умнее?
yukino: Непременно.
Reo: Я тоже об этом подумал.
yukino: Недавно разговор о географии зашел, так он вообще не знает, где что находится. Я тоже не так уж много знаю, но он с такой уверенностью заявлял: “А, это там-то!” (смеется) У меня даже возникло желание купить ему учебник.
– Не понимает, в какой части Японии сейчас находится?
yukino: Недавно спрашивал: “А Кавасаки это где?” Сказали, что в префектуре Накагава, а он: “А, Канадзава”. Ну, к музыке это отношения не имеет.
Kazuya: Буду рад, если однажды найдется человек, который примет меня таким, какой я есть.
yukino: Для того, чтоб это произошло, тебе и говорят подучиться! Но оставим эту тему. У тебя самого-то есть какие-то ожидания?
Kazuya: Есть. Конечно, я хотел бы продолжать деятельность в deadman, играть музыку, и как-нибудь снова выступить вместе на одной сцене. В общем, совместный лайв хочу.
аie: Завтра? Завтра будет!!!
(все смеются)
Kazuya: Нет, нет, ну я ж не об этом.
Reo: Как перестать ржать.
Kazuya: Я бы хотел, чтоб мы и после этого всегда были вместе…
– Так может продолжить в составе davidlynch.?
Kazuya: Неплохая идея. Чтоб еще такого сказать, чтоб это и нашей последующей деятельности касалось. Может мне лучше перефразировать и сказать все нормально?
yukino: Как будто ты найдешь слова получше. (смеется) Или найдешь? В  твоем-то словарном запасе.
Kazuya: Ну хорош уже! В конце ведь нужно закончить красиво. А, только это не совсем ожидания были, а желания.
yukino: Ожидания… Ну, будем считать, что это ожидания человека, стоящего на сцене.
Kazuya: Так сойдет?
yukino: Ну, итоги подвели. Ожидания… У меня тоже желания.
Kazuya: Желания ведь можно? Можно желания?
– Можно. Вроде тех, чего вы хотели бы достичь?
yukino: Чего я хотел бы достичь… Скорее, достигну ли я чего-то, если буду делать так-то.
Kazuya: Аа.
yukino: Это не касается интервью, но мне хотелось бы спросить. Если я буду прикладывать больше усилий в таком ключе, хорошо ли это будет?
Kazuya: Играя на басу? Все может быть…
yukino: Когда я увидел deadman после прихода Казуи, я подумал, что это то что нужно. Хотя я не имел ничего против Такамасы. Токи, вроде бы, тоже легко все дается, и я вижу, что он может положиться на Казую, когда играет на ударных. Вчера в Канадзава я наблюдал за его игрой в конце зрительского зала и подумал, что выглядит он убедительно. Если я могу судить о нем, как о басисте, то сейчас у него есть все, что нужно. Особо нет чего-то, что ему можно было бы изменить. Но чисто как человеку, стоящему на сцене, я посоветовал бы ему расслабиться.
Kazuya: Аа, я понял.
yukino: Ты очень серьезно играешь.
Kazuya: Аа.
yukino: Иногда ты вроде бы и двигаешься, но я думаю: «Почему он так зажат?» Тебе можно было бы делать больше внезапных движений. Думаю, ты мог бы вести себя немного развязнее.
Kazuya: Я понял.
yukino: Мне нравится, когда я смотрю и происходит что-то внезапное. И со своей стороны я считаю, что у меня много таких моментов. Правда, это мешает мне играть.
Kazuya: (смеется)
yukino: Когда я так заведен, мне тяжело играть. Это все осложняет.
Kazuya: Наверное, в этом мы противоположны… Я, конечно, играю серьезно, так что как музыканту мне хотелось бы предложить тебе попробовать играть более ответственно. Это на тему того, что я хотел бы сказать тебе как музыканту. Но чисто по-человечески мне до тебя далеко. Мне очень нравится, как ты ведешь себя на сцене, и я хотел бы у тебя поучиться. Это то, в чем мы отличаемся.
yukino: Наверное, мне стоило бы играть серьезнее.
Kazuya: Если бы мы могли заполнить недостатки друг друга, было бы идеально.
yukino: Фьюжн нам помог бы.
Kazuya: А?
yukino: Как в Dragon Ball.
Kazuya: Да, я мог бы играть, а ты отвечать за перформанс. Было бы круто стать единым целым. (смеется)

Читайте также:
Mako x Hazuki (david & lynch) [interview]