Mako (deadman) interview (SHOXX 2004/2)

img_0004-copy
Magazine: SHOXX Vol. 132 (February 2004)
Interview: Miyuki Murayama
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью Мако-сама о фотосессии deadman в Лос-Анджелесе, а также о записи сингла “kafka/moniz”. Подробный фотоотчет с поездки в Лос-Анджелес позднее был опубликован в фанклубных памфлетах группы deadman_2.pct и deadman_5.doc L.A. confidential.

 – Как прошла фотосессия в Лос-Анджелесе?
Mako: Другой город, другое настроение, вот и работа по-другому проходила. Еще мне кажется, японцы слишком много о расходах думают, а там у людей нет скрытого желания сэкономить на чем-нибудь. И в колонах зданий там тоже что-то манящее чувствуется.
– И что же ближе Вам?
Mako: Если выбирать, где жить, то это другое, но если говорить об ощущениях на подсознании, то мне, в целом, понравилось. Есть что-то притягательное. Многие моменты меня впечатлили, и если Вы спрашиваете, что мне ближе – Япония или другие страны, то я бы предпочел другие страны. В японских вещах для меня нет чего-то нового, потому что я уже к ним привык. Это точно так же, как англичане или американцы видят что-то крутое и привлекательное в Японии.
– Ну, думаю, Вы смогли открыть для себя много нового.
Mako: Это так. Но если говорить про климат, то японский мне ближе.
– В Америке очень сухо?
Mako: Предпочитаю когда влажно. (грустно улыбается) Если даже исключить то, где я хотел бы жить, а говорить о себе, как части deadman, то мне больше нравится, когда идет дождь или снег. Более мрачные чувства люблю. (грустно улыбается) Потому что deadman не показывают светлую сторону. Я даже думаю, что если бы мы там дольше пожили, то и звучание у нас изменилось бы. Песни тоже стали бы “сухими”, да и мы сами были бы уже совсем другой группой.
– То есть, тот факт, что вы сейчас живете в Японии, отражается на вашей музыке?
Mako: Уверен, для всех из нас это так. Да и для любого человека. Думаю, мы можем этого не осознавать, но так или иначе это дает о себе знать.
– Не появился ли у Вас интерес попробовать написать что-то в другой стране?
Mako: Пока что трудно сказать, я толком нигде не был, но, в общем-то, мне было бы интересно поехать, к примеру, в Англию или какую-то другую похожую на Японию страну и попробовать пописать песни там. Посмотреть страну, прочувствовать ее, и написать песню. Но определенно не в Америке. Хотя там и есть потрясающие здания.
– Лос-Анджелес не очень схож с образом deadman, но что тогда, как Вам кажется, похоже на deadman?
Mako: Разное. Думаю, какие-то изолированные места подошли бы. Замкнутая среда, где нет совсем ничего. Как тюрьма, например. (грустно улыбается) Возможно, место, где человек подвергается несправедливому давлению. Хотя, когда я так говорю, можно подумать, наверное,  что мне не хватает какой-то свободы, но свобода – это не то, к чему я стремлюсь.
– Не стремитесь к свободе?
Mako: Я думаю, что слишком много свободы – это тоже не очень хорошо. Если это, к примеру, свобода выражения, то ею можно ранить других людей. Когда одни люди получают свободу, у других она отнимается, пропадает равенство, то есть, появляются люди, которых это затрагивает.
– Разве отчаяние и давление, которых так много в Ваших текстах, не обратная сторона надежды и стремления к свободе?
Mako: Да, так и есть. Ведь лучше иметь надежду. Если подумать, что остается с нами до последнего, пока мы живем? Только надежда. Мы не можем утверждать, что что-то произойдет наверняка, что что-то предрешено. Поэтому, если наши надежды не сбудутся и это что-то не произойдет, сможем ли мы быть такими, какими были до этого?
– В такой ситуации важно иметь надежду?
Mako: Даже не имея надежды, сможет ли человек быть самим собой? Возненавидит себя или нет?
– Идея надежды и исполнения желаний Вам не интересна? Или Вы думаете, что они не сбываются?
Mako: Дело не в этом. Я не могу петь о чем-то, чего не вижу. Если я стану петь об исполнении надежд – это буду не я. (грустно улыбается) Будто я знаю выход или как поступить. Внутри себя я не чувствую, что могу такое говорить.
– Потому что у Вас такая подача? Или потому, что у Вас от природы такой характер?
Mako: (смеется) Подача, видимо. Вот только, когда я так делаю, то создаю состояние, в котором и сам в итоге превращаюсь в такого человека.
– Продолжая этот образ, Вы сами становитесь таким человеком?
Mako: Да-да. (грустно улыбается)
– Но петь об исполнении надежд Вы все равно не можете.
Mako: Потому что в жизни не всегда все идет гладко. Если бы так было, то я бы, думаю, не пел.
– Совсем не думаете что-то позитивное поисполнять?
Mako: Если бы и захотел, то в deadman это невозможно. Это были бы уже не deadman. Наверное, и макияж не делал бы. Скорее всего, это было бы похоже на BLUE HEARTS. Мне вот нравятся BLUE HEARTS. Нравится такой позитив, как у них. Из панка мне только у BLUE HEARTS нравятся и тексты, и музыка. Я думаю, что Хирото-сан – гений.
– Это очень неожиданно.
Mako: Думаю, в некоторых нюансах мы даже похожи. Мне нравится тот свет и позитив, что у них, тогда как другие светлые песни я не представляю, как пел бы. Позитив BLUE HEARTS – не искуственный. Они, скорее, отстаивают позицию, что желание может сбыться. Так что если бы я и попробовал [петь что-то в таком роде], то это было бы как BLUE HEARTS.
– Понятно. Расскажете про лирику для лайв-лимитного CD к предстоящему туру, над которым вы сейчас работаете? 
Mako: Есть некоторые нюансы, потому еще не готово. Если бы написали сначала музыку, было бы быстрее. Я пишу, но для атмосферы мелодии эта лирика не подходит.
– Вы ее один продумываете?
Mako: Да. Я пишу историю и выбираю из нее моменты, но когда складываем текст с музыкой, она меняется.
– Наверное, нотируете всё?
Mako: Не прям всё, но записываю. Создаю ситуацию и начинаю думать, что должно произойти. Тогда появляется персонаж. И когда он появляется, я могу записать всю историю. С этого всё начинатеся. Персонаж, помещенный в определенную ситуацию.
– Начинаете думать, как это всё выразить?
Mako: Да.
– Есть что-то, о чем бы Вам хотелось написать в новом CD?
Mako: Лоботомия. [Речь о песне “moniz” – прим.пер.]
– И снова мрачная тема. (грустно улыбается) О человеке, что подвергся лоботомии?
Mako: У меня всегда то, о чем я хочу изначально написать, в итоге становится чем-то другим. Так что “лоботомия” – просто ключевое слово.
– Почему так решили?
Mako: Это состояние, когда человек теряет способность мыслить, когда его будто полностью переделывают. Когда процессы в мозгу ломают внешним воздействием.
– То есть, в итоге это может преобразоваться в историю о неспособности мыслить, а не о лоботомии непосредственно.
Mako: Да. Именно так.
– Пока что в планах только это?
Mako: Во второй песне у нас изменилась мелодия. Так что всё отменилось. (грустно улыбается)
– В диск войдет та мощная новая песня, что вы недавно на ванмане исполняли, плюс еще одна?
Mako: В той, что мы играли на ванмане, меняются и текст, и мелодия, так что кроме ключевого слова “лоботомия” я пока ничего не могу сказать. Изначальный вариант новой песни отменился. С ней всё сложно. (грустно улыбается) Но мы уже на финишной прямой и с текстом, и с мелодией.
– Какой будет лирика в ней?
Mako: Этого пока сказать не могу. Разрозненно всё. Потому что вокалист и музыканты предлагают разные идеи. Будто группа принесла что-то одно, а я карлинально другое. (грустно улыбается)
– Похоже, разница и впрямь существенная.
Mako: Так получилось. Мне просто сейчас очень нравится то, что я предлагаю, так что очень настаиваю. (грустно улыбается) Наверное, это немного отличается от того, что мы делали до этого.
– До этого всё всегда было согласованно?
Mako: Да. Хотя, начиная с прошлого года, уже немного бывало такое, но впредь хотелось бы еще больше расширять горизонты.
– В какой обстановке Вы пишете лирику?
Mako: Закрываюсь в комнате, как правило. В одиночестве. Я словно становлюсь героем лирики, так что не смогу написать текст, если не войду в его состояние. Этого героя я создаю сам, но чтоб дать ему сердце, мне нужно им стать.
– Почувствовать его в своем теле?
Mako: На уровне эмоций.
– Но этот персонаж, в каком-то смысле, живет внутри Вас?
Mako: Есть и такое. Думаю, я смог бы показывать и что-то, чего во мне нет, но то, что я обычно показываю, наверное, и есть я?
– Очень интересно, каких персонажей Вы еще покажете. Этот год уже подходит к концу. Каким он был, если оглянуться?
Mako: Довольно успешным. Для меня как для музыканта в том числе. Я прилагал все возможные усилия, но впредь хотелось бы заниматься музыкой с еще большим рвением. Мои изначальные взгляды на музыку не изменились, но хочется и что-то новое попробовать, как я уже сказал ранее. Привнести новых элементов. (улыбается) Хочется вобрать всего самого разного.
– После тура в январе у вас будет совместный тур с D’espairsRay.
Mako: Мы принадлежим к одному жанру, и в том, что мы делаем, есть схожые моменты, но всё равно мы очень разные. И мне интересно, насколько мы сможем показать себя в наших различиях.
– Вы ведь и до этого выступали вместе на других ивентах?
Mako: Мы хорошо ладим. И музыка у них классная. Это они предложили [провести совместный лайв], и мы согласились. Я думаю, они серьезно относятся к музыке, и поговорить с ними есть о чем. А значит, мы в чем-то сходимся. В общем, ждем с нетерпением.
– Что загадываете на следующий год?
Mako: Хотелось бы регулярно выпускать релизы. Больше песен писать. До этого мы выпускали CD примерно каждые полгода, но хотелось бы, чтоб это было еще чаще.
– А есть что-то не связанное с группой, что Вам хотелось бы осуществить?
Mako: Ничего, что не было бы связано с группой. (грустно улыбается) А, разве что больше друзей завести. Стать более общительным.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s