kein interview (SHOXX 1999/9)

82580775
Magazine: SHOXX Vol. 79 (September 1999)
Interview: Reiko Arakawa
Translation: Hotaru Filth
Comment: Интервью kein о любимой музыке, о своем знакомстве, о недавно завершенном первом туре по стране и предстоящем ванмане. Состав группы на тот момент: Mako, Reo, Yukino, Ruka, Hibiki.

– Поскольку это мое первое знакомство с kein, хотелось бы начать беседу с ваших любимых тем. Как насчет музыки, которая нравится всем участникам группы?

Reo: То есть, какие одинаковые диски у нас есть? Наверное, нет таких. Может у двоих-троих из нас что-то и совпадает, но ничего удивительного в том нет. К тому же мы обмениваемся дисками, что у нас есть. И в центре всего того, что у нас в итоге совпадает, находится kein. Так мы собрались и так мы играем.

– Ну, чтоб попытаться понять, что так или иначе влияет на kein, расскажите про любимые группы или исполнителей каждого?

Mako: У меня ничего особенного, просто люблю атмосферность. Будь то музыка, будь то книги. Проникнусь ли я этой атмосферой или нет? Бывает, что кто-то говорит: «Это атмосферно!», а я такого не чувствую и не могу проникнуться.

Reo: До недавнего времени я концентрировался на определенных жанрах, был довольно зацикленным, но с тех пор, как начал играть в группе, стал слушать и то, что нравится другим участникам. Потому сейчас я слушаю всё.

Yukino: Я начинал с панка. В средней школе слушал Guns N’ Roses, которых просто обожал, и так я стал слушать западную музыку. В старшей школе слушал U2 – их атмосфера была мне особенно близка в то время. Да и сейчас люблю и тех, и других. Недавно тоже покупал диски, но я всё чаще интересуюсь не столько группами, сколько отдельными музыкантами в них.

– А Рука-кун?

Ruka: То, что я слушаю, не связано с тем, что я хочу играть. Я слушаю популярную западную музыку… Но до покупок CD не доходит. Слушаю то, что транслируют, либо одалживаю то, что есть у моих знакомых. Мне трудно описать, что же я сам хочу играть, но играть я хочу то, что сам сочинил.

Hibiki: Я слушаю всего по чуть-чуть: от попсы и хардкора до фолка. Без разбору. Нет такого, чтоб мне нравился какой-то конкретный жанр. Обычно мне нравится по две-три песни у группы, но глубже я копать не начинаю, и внезапно начинаю любить уже совсем другой жанр.

– То есть, хоть вы и не выделяете чего-то конкретного, вам всем нравится западная музыка?

Yukino: Да. Даже когда мы работаем над своими песнями, часто многое черпаем из иностранной музыки. У каждого есть такое, что ему нравится или не нравится, но в целом мы во вкусах схожи, да?

– Иначе вы не собрались бы в группу.

Reo: Дело не столько в западной или японской музыке, а в восприятии музыки вообще, в мелодиях, которые мы подбираем, когда пишем песни, и так учимся. Я бы не говорил, что у нас в основе западная или японская музыка. Это просто музыка. В конце концов, мы ведь открыты для новых идей? Так я думаю.

– Времена изменились, это все чувствуют. В мое время люди, что слушали западную музыку, японскую не любили.

Reo: У меня тоже был такой период, но я думаю, что и в японской музыке много хорошего. Так что эта стена постепенно исчезает. Разве то, что пишу я, не японская музыка, в конце концов? Так что хватит так думать. Если западная музыка хороша, а японская нет, значит, то, что делаю я, тоже отстой? К такому выводу я пришел.

– Это верно. Итак, с тех пор, как ваша группа образовалась, прошло уже два года. В какой момент количество ваших лайвов возросло?

Reo: Где-то год назад мы начали выступать по разу в месяц, в Нагоя. У нас ушел год на то, чтоб определиться с предпочтениями каждого из участников, написать песен. И когда наконец цели участников устремились к чему-то общему, мы начали выступать. Ну а он (Ruka) присоединился к нынешнему составу в качестве официального басиста в феврале этого года.

– То есть, еще и полгода не прошло?

Ruka: Но по ощущениям — уже больше года. Ведь я и в туре был.

Hibiki: Он точно на своем месте.

– Но так много лайвов вы стали давать не так уж давно?

Reo: Да. До этого выступали раз в месяц, но во время тура после второй demo tape мы за два месяца дали целых 17 лайвов! Это были два плодотворных месяца.

– Наверняка во время этого тура у вас произошло много новых открытий, остались ценные впечатления?

Mako: Восприятие слушателей отличается… Восприятие местных слушателей и людей в других городах, где мы выступали. Я подумал, что нужно изъясняться понятнее, искать более простые способы передать свои мысли.

Reo: Не важно, много слушателей или мало, мы становимся единым целым… Мне приятно вспоминать об этом, да и вообще моё видение лайвов изменилось. Я понял, что нужно ценить каждый из них.

Yukino: Когда мы выступали по разу в месяц, мы просто развлекались. В каком-то смысле это были словно презентации… Так мы думали по большей части. Но после тура по стране число людей возросло, мы стали выступать перед большим количество людей, а потому мы больше не можем так думать… Многие люди обсуждают. Хоть мы и индисы, но к тому, что мы делаем, нужно относиться с серьезностью профессионалов. Вот, что я осознал. Хотя на лайвах бывало и такое, что со звуком не везло, и весь задор играть исчезал уже после самой первой песни.

– Понимаю. «Ох! Это еще что за звук!»

Yukino: (смеется) Так случается, но профессионал всё равно не должен сдаваться сам и не должен показываться своё недовольство слушателям. Вот, какой урок я извлек.

Ruka: Перед тем как я пришел в группу, я смотрел их лайвы, пытался найти какие-то недочеты. Чтоб заполнить их, когда сам стану участником. Первым делом присматривал себе место, где я буду стоять. Во время этого тура у меня постепенно появилась такая возможность, я уловил перемещения других участников, понял, где лучше находиться мне, и сам стал играть с комфортом.

Hibiki: А я всегда играю на ударных позади них, и во время всего тура передо мной маячили эти четверо, что жутко бесило! Это чувство и стало самым сильным.

– Это то самое профессиональное отношение?

Hibiki: Нет, это мое отношение человека как индивида. Всё остальное совпало, думаю. Но всё равно, если бы не это…

– До того, как вы стали группой, вы были знакомы?

Reo: Да. Все, кроме него (Mako), играли в других группах… В одних лайвхаусах выступали, но в разных группах.

– То есть, было 4 группы?

Reo: Да.

Yukino: За исключением Мако, мы все знали друг друга 3-4 года.

Reo: Ходили на лайвы, после концертов встречались, болтали… Общались как знакомые группы.

Mako: Один я без друзей.

– (смеется) Так где же Вы были?

Reo: Мы с предыдущим басистом и с ним (Yukino) искали втроем вокалиста. И на один из ивентов его привел наш общий друг. «Ох! То, что нужно!»

– Он пел?

Reo: Нет. Я тогда просто подошел и взял телефонный номер. (смеется) Потом, я просто хотел послушать, как он поет, и мы пошли в караоке. И когда он спел… «Это он!» Хибики тогда был саппорт-музыкантом у нас, но когда мы решили начать выступать, всё пришло к тому, чтоб принять его официально.

– Если бы Вас тогда не пригласили, Мако-кун, как думаете, вы бы не пели?

Mako: Нет, думаю, пел бы.

– Искали, где петь?

Mako: Скорее, не петь, а передавать мысли.

Reo: Мы тогда как раз прослушивали разных вокалистов, и когда он вдруг появился, я сразу понял, что именно его мы и искали!

Mako: Я был рад даже больше.

Reo: (улыбается)

– 31 июля у вас состоится первый ванман в Nagoya Heartland, билеты на который уже распроданы. Каким вы хотите сделать этот лайв?

Reo: Хотелось бы, чтоб после него все сказали: «Это было здорово!» Это уже не общий ивент, тут будут только наши слушатели, а потому для нас это своего рода вызов. Мы не должны уступать себе, и должны выступить не хуже, чем было до этого.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s