CLiCK File. 3 (October 1999) Mako personal interview

81437269
Magazine: CLiCK File. 3 (October 1999)

Translation: Hotaru Filth
Comment: Вероятно, первое персональное интервью Мако-сама. Имя интервьюера не указано. Довольно сложное интервью, много оборванных мыслей, незаконченных фраз, но я старалась, как могла.

– Для начала, расскажите о смысле, который Вы вложили в имя «Маkо» ( 眞呼 ).
Mako: 真実を呼ぶ(«Призывать истину»). Я бы хотел взывать к истине, но… Истина – не то, к чему легко воззвать. Но я хотел бы. От этого.
– А иероглиф «眞» – это старый вариант «真».
Mako: Да.
– Почему так?
Mako: Особо нет причины. (с улыбкой)
– Говоря о музыке, с помощью песен люди выражают свои чувства. Так было издавна, думаю.
Mako: Да. (кивает)
– И песни вызывают у людей самые разные эмоции и воспоминания. Расскажите же, какие чувства и воспоминания они вызывают у Вас.
Mako: Чувства… (немного подумав) Такие же, как у любого другого человека… Я такой же человек, как и все мои слушатели. И мыслим мы соответственно. У всех ведь есть свои слабости. Но мы не любим эти свои свои слабости, потому, конечно, пытаемся мыслить позитивнее… Так что… Это похоже на то, как все мы выражаем себя.
– Хотите, чтоб Ваши чувства понимали [через песни]?
Mako: Не то. (отрицательный жест) Четко выражаться. Есть, конечно, и такой момент – чтоб понимали… Но, думаю, я бы хотел просто детально выражать [свои чувства].
– Но люди, которые могут понять неправильно… Что бы Вы хотели, чтоб они чувствовали?
Mako: Люди, которые чувствуют иначе… Ну, если просто взять абстрактного человека, то я смогу понять и его. У всех людей ведь есть свои чувства, мысли, а я… (задумался)
– (улыбается) Бывает, когда слушаешь Ваши песни, хочется вскрыть себе вены.
Mako: А, очень возможно, будь под рукой нож. (смеется)
– Вам приятно, что слушатели чувствуют это настолько?
Mako: Видимо, они понимают то, о чем я пою, и задумываются, как поступить. Но я не хочу, чтоб кто-нибудь умирал. Даже наоборот. Я буду рад, если они осознают, что это не выход.
– На первый взгляд это так, но если смотреть глубже… Как бы это сказать…
Mako: (с улыбкой) Нет, я понимаю.
– Иначе говоря, Вы вкладываете противоположный смысл?
Mako: Это так. Да.
– А когда Вы слушаете музыку, какие чувства откладываются в Вашей памяти особенно?
Mako: Одиночество… пожалуй.
– Разве такая музыка не отражается на Вас деструктивно внешне?
Mako: Имеете в виду, как оградить себя… Но ведь именно такая музыка оставляет наибольшие впечатления. О грусти, одиночестве…
– С ней Вы осознаете и свое одиночество?
Mako: Хмм… Мне бы не хотелось так думать. В основном. Хотелось бы мыслить позитивнее… В конце концов, я не испытываю нужды, чтоб меня понимали.
– Вы чувствовали одиночество до того, как стали слушать музыку?
Mako: (задумался)
– С музыкой Вы почувствовали его впервые?
Mako: Пожалуй. Да. Наверное, так. (задумчиво)
– И что это была за песня?
Mako: Не помню.
– Сколько Вам было лет?
Mako: Сознательный возраст. Детский сад, наверное.
– В детском саду?!
Mako: Я думал, у всех так. Или нет? (дружелюбно, но неуверенно)
– Вот как… То есть, Вам становилось грустно от детских песен?
Mako: Не обязательно от песен. Звуки дождя…
– Может Вы и запахи в воздухе [настроение] чувствуете?
Mako: Чувствую. А Вы нет?
– Бывает, бывает. (согласно)
Mako: (улыбается)
– Таким образом, прочувствовав многое, усвоив эти чувства, Вы стали таким, какой есть.
Mako: Да. (кивает)
– А какие чувства формируют Вас сейчас? Какие чувства претерпели?
Mako: Претерпел?
– Точнее, в какой момент Вы стали таким, какой есть сейчас? Что Вас сформировало?
Mako: Пройдя через определенные негативные моменты, думаю.
– Под негативными моментами Вы имеете в виду одиночество, о котором мы говорили ранее?
Mako: Одиночество… ненависть к людям. (говорит медленно, словно обдумывает) Да.
– Какое из тех чувств Вам бы наиболее хотелось скрыть?
Mako: Собственную слабость хотел бы скрыть.
– Слабость? Например.
Mako: Например? (озадаченно улыбается) Но ведь я хотел бы это скрыть… (понизив голос)
– А, вот как. (улыбается) Простите.
Mako: (мягко улыбается) Нет-нет, думаю, это всё то же, что и у других людей.
– Как ревность?
Mako: Ревность? Нет. Грусть, неловкость… Все хотят это скрыть, и я тоже. Впрочем, я выражаю их со сцены, из песен, и все могут это почувствовать.
– Как сублимация? Лучше бы, конечно, таких чувств не возникало, ведь при определенных конфликтах, может появиться ненависть к себе.
Mako: Бывает.
– У Вас бывает отвращение к себе? Или это чувство растворяется в песнях?
Mako: Нет, бывает, что и ненавижу себя.
– Даже сейчас? Разве хоть немного не уходит в песни?
Mako: Затрудняюсь сказать. (задумался)
– Разве благодаря пению Вы не думаете, что эти стороны можно и полюбить?
Mako: (смеется) Нет, нет такого чувства.
– Думаю, другие люди могут считать эти качества положительными.
Mako: Нет, моменты нехорошие, самоотторжение – это то, что я в себе ненавижу. И полюбить там нечего. (мягко улыбается)
– А как же лучшие Ваши качества? То, что Вы в себе признаете и хотите донести до других?
Mako: Все так же не хотел бы говорить. Это личное.
– Вы не хотите, чтоб люди увидели в Вас эти качества?
Mako: А, Вы про добрые качества?… Выставлять лучшие свои стороны я, впрочем, тоже не люблю. В самом ли деле это так? Или еще один повод для ненависти к себе. Внутри себя, я могу искренне верить, что это хорошо, но на самом деле все может быть иначе. Так что я сомневаюсь, что могу сказать с уверенностью. … Снова я с вопроса съехал. (грустно улыбается)
– Нет, но когда Вам говорят, что качества, которых Вы в себе не признаете, это добрые стороны, Вам приятно?
Mako:
 Я рад, если это мнение того человека.
– И принимаете?
Mako: Принимаю.
– Но всё равно не можете полюбить такого себя.
Mako: (подумав) Для меня это бесполезная затея.
– А какие качества в Вашем характере не изменились с детства?
Mako: В характере? Я не зависим от людей.
– Даже от родителей и близких?
Mako: Да. В детстве, правда, думаю, зависел отчасти. Но сейчас так.
– Не любите чувство зависимости?
Mako: Да.
– А не бывает чувства, что хотелось бы… А нет, простите. Конечно, нет, глупый вопрос. (улыбается)
Mako: Нет-нет, ничего. (улыбается) В детстве, безусловно, так и было, но сейчас того чувства больше нет. Если я могу что-то делать, то делаю. Бывает, что чего-то я и не могу сделать сам. Тогда делаю это настолько, насколько позволяют силы.
– А если рядом есть люди, которые могут помочь? Не помогают в итоге?
Mako: Нет, особо нет. В противном случае мне становится неприятно.
– Бывало такое?
Mako: 
Особо нет.
– Люди внимательны?
Mako:
 Внимательны? Пожалуй. (задумался)
– Если людей баловать, то они будут этим пользоваться?
Mako:
 Пожалуй. Но я бы не смог к такому привыкнуть.
– Лучше делать не совершенно, но самому, чем зависеть от других?
Mako: 
Так и думаю.
– Может вы просто стеснительный?
Mako:
 Хмм… Стеснительный? (стеснительно улыбается)
(смеются)
– На концертах, думаю, много людей, которые проектируют свои чувства на Вас, и восхищаются Вами, который способен эти чувства показать. Он стоит на сцене, потому что верит во что-то? Он стоит перед людьми, даже испытывая ненависть к себе? Это наверняка многих привлекает.
Mako:
 Родители рассказывали мне о христианстве и других религиях. Но мне это… не нравилось. Я ненавидел христианское учение. Для меня было странно, что нужно жертвовать собой во спасение других людей. Но однажды я прочел книгу, в которой говорилось, что люди – не творения греха, а каждый человек – важное любимое дитя. И не правильно считать себя лишь жертвой во спасение других.
– То есть, человек должен спасать и себя?
Mako:
 Хмм… Да. Но, скорее, не спасать, а ценить. Думаю так.
– Если не будете ценить себя, то не сможете ценить и других?
Mako: 
Пожалуй. А не сможете ценить других, то не будут ценить и вас.
– Это так. Если не будете поочередно осмысливать свои чувства, то не поймете и боль других.
Mako: 
Я где-то слышал историю, как любящая мать пожертвовала собой, чтоб спасти ребенка, и погибла. Это говорит о многом, по отношению к ребенку. Но что же должен чувствовать в такой ситуации оставленный ребенок? Это как новое пробуждение. Оказавшемуся в такой ситуации ребенку придется нелегко… Это какая-то неестественная любовь.
– Ребенок бы винил себя, винил, и неизвестно, что стало бы с его душой. Недавно слышала, как отец, спасая в море своего девятилетнего сына, увяз в воде и погиб, в то время как ребенка смогли вытащить. Что бы Вы почувствовали на его месте?
Mako:
 Безусловно, я был бы в печали. Ведь из-за меня погиб любимый отец.
– Хорошо, а какие качества в себе Вы считаете эгоистичными, в чем-то жестокими по отношению к другим людям?
Mako:
 (задумался)
– Но Вы, скорее, очень добрый человек. Исходя из нашего разговора, Вы очень внимательны к другим.
Mako:
 Вы думаете? Хмм… (задумчиво склонил голову набок)
– Вам, наверное, не говорят, что Вы холодны.
Mako:
 Да нет, говорят. (уверенным тоном)
(смеются)
– В каких ситуациях так говорят?
Mako:
 (зажигает сигарету) Я не очень любезен к окружающим людям. (улыбается) Если мне кто-то не нравится, я просто ухожу. Как-то так. (с улыбкой)
(смеются)
– Не пытаетесь ему помочь?
Mako:
 Пусть как-нибудь сам справляется. (улыбается)
– Скажете: «Выкарабкивайся сам!» (улыбается) А сами будете ждать наверху?
Mako: 
(коротко и без промедления) Не буду.
(громко смеются)
– Что ж, так и бросите?
Mako: 
Нет, ну, мне же… неважно, вылезет он или нет. Вылезет ну и вылезет. Нет? Что такого-то. (с улыбкой)
– Просто оставите? (смеется)
Mako: 
Да. (улыбается)
– То есть, Вы разделяете: Вы – это Вы, кто-то – это кто-то.
Mako: 
Наверное, так… Кто-то – это кто-то? Да, пожалуй. (улыбается) Пытаясь взять на себя ответственность в такой ситуации, я могу только навредить. В такие моменты я могу казаться холодным или жестоким.
– Но если Вам покажется, что это что-то важное?
Mako: 
М? Важное? Тогда ладно.
(громко смеются)
– Есть у Вас сейчас какие-то слабые стороны?
Mako:
 Есть. Я же не Бог. Хотя, думаю, даже у Бога есть слабости.
– Например, что должно произойти, чтоб Вы почувствовали свою слабость? Что Вас угнетает?
Mako:
 Когда человек делает что-то для меня, но вредит этим себе. В такие моменты мне плохо.
– Вот как. Вы больше переживаете о том, когда затронуты чувства других, чем Ваши собственные.
Mako: 
Хмм… Пожалуй. Думаю, что не был достаточно внимателен, а другой человек… Да. (задумался) Да.
– А сейчас, немного абстрактный вопрос. Есть качества материнские, когда оберегают ласково, что бы не случилось, а есть качества отцовские, когда оберегают, но строго, с долей внешнего влияния. Каких качеств больше в Вас?
Mako: 
И тех, и других.
– В каких ситуациях проявляются материнские, а в каких отцовские?
Mako: 
Как я уже говорил, я могу просто уйти, чтоб не избаловать [своим вмешательством], но когда человеку плохо… я хочу быть рядом. Со своим теплом…
– Когда Вы видите человека, которому плохо, хотите быть рядом без лишних слов?
Mako: 
Да. Показать, что я рядом… У нас и с фанатами такие отношения. Бывает, что они опекают нас, а мы опекаем их.
– А самый близкий человек для Вас? Какой должен быть человек, чтоб Вы ему открылись?
Mako: 
Для меня? Даже не знаю… Человек, которому я бы смог открыться, должен быть взрослым. Мне легче открыться человеку, который зрело мыслит. Да.
– Потому что он сможет понимать Ваши мысли?
Mako: 
Нет, не в этом дело. Имею в виду, человек, у которого будет то, чего нет у меня. Чтоб я смог что-то у него почерпнуть, и начать мыслить, как он… Человек, на которого я захочу стать похожим. Да, мне проще открыться человеку, который меня чему-то научит.
– Понятно. А какая ложь для Вас самая неприятная?
Mako:
 Ложь?
– Наверное, слишком абстрактно… Простите.
Mako:
 Ну, ладно. (дружелюбно улыбается) Пожалуй… (задумался)
– А ложь ради человека? Естественно это?
Mako: 
Это от мыслей того человека зависит, который ее принимает.
– Это не будет ранить?
Mako:
 Так делается, чтоб не ранить. Но сказать, что это не будет ранить – тоже ложь… Ну, остается только принять.
– Вас выбрали на должность вокалиста, чем, Вы думаете, это лучше других позиций?
Mako:
 Хмм… Прямотой. Легче доносить [свои мысли].
– Проще, чем играя на инструментах?
Mako:
 Но слушатели ведь так думают? Мелодия и звучание, безусловно, тоже… Но для меня, как человека, который несет мысль, думаю, именно это самый прямой путь.
– Хорошо, а, исходя от обратного, что самое сложное?
Mako: 
Даже не знаю… Тяжело всё совмещать. Даже написав лирику, придумав мелодию, звучание гитары и других инструментов обычно отличается и [изначальная идея ]не выражается [как было задумано]. И в таком смысле это уже не мелодия, и лишь звуки гитары, звуки баса, звуки ударных, а соответственно нам и тяжело всё это совместить. Наверное, в таком случае лучше полагаться на атмосферу, а не на инструменты… Это то, что создает мне трудности, как вокалисту.
– На лайвах всякий раз замечаю, что Вы меняете слова в лирике. Например, в июне в Rokumeikan в песне «Kranke» Вы вместо “Jisatsu shiyou” спели “Sayounara…”.
Mako: 
Да. (кивает)
– Вы это заменяете спонтанно? Не заранее продумываете?
Mako: 
Не заранее. По ощущениям в тот конкретный момент. Да, так. По прихоти.
– Проникаетесь лирикой, которую поете?
Mako:
 (кивает)
– От каких-то повседневных эмоций не зависит, только ощущения во время лайва?
Mako: 
Хмм… Пожалуй. От песни… Бывает, впрочем, что и по обыденным эмоциям заменяю.
– И когда так делаете, если новый текст звучит лучше, запоминаете его на случай записи?
Mako:
 Да. (кивает) Бывает.
– Это интересно. Фанаты наверняка гадают, какой же текст будет на этот раз? (улыбается)
Mako: 
(улыбается) Наверное.
– «Как же он споет на этот раз? А вот этот вариант мне нравится больше!» (улыбается) Вроде этого.
Mako: 
Это кому как. (улыбается) Простите, если что не так.
– Но это ведь не неправильный текст. Просто не следуете букве текста, а воспроизводите Ваш поток сознания.
Mako:
 Да. В конце концов, то, что я хочу донести, неизменно. От песни к песне.
– Издавна говорят, что кто влюбляется – становится поэтом.
Mako:
 Говорят. (с улыбкой)
– А как Вы думаете, почему люди влюбляются?
Mako: 
Потому что слабые? (грустно улыбается) В основном.
– Хотят компенсировать свою слабость?
Mako: 
Нет, они пытаются стать сильнее.
– Они чувствуют, что могут стать сильнее, потому что рядом тот человек?
Mako: 
Это взаимно. (с улыбкой)
– Думаете, они хотят, чтоб их слабость понимали?
Mako:
 Обычно люди не хотят показывать свои слабые стороны. Они переживают, что подумает тот человек, когда увидит их слабость. Будет ли он любить меня несмотря на это, будет ли он со мной? Они опасаются, и ищут этого друг в друге.
– А Вы любите людей, похожих на Вас, или, как мы говорили ранее, более зрелых, у которых есть что-то, чего нет у Вас?
Mako:
 В основном так. И познавших боль люблю, и слабых люблю… Всех люблю.
– А кто Вас больше всего понимает?
Mako: 
В смысле?
– Кто сейчас для Вас человек, который понимает Вас лучше всего?
Mako:
 (понимающе кивнул) Очевидно, я сам.
– Думаете, в будущем это не изменится?
Mako:
 Этого я не знаю.
– Хотите, чтоб такой человек появился?
Mako: 
Определенно, да.
– Можете представить себя не на сцене?
Mako:
 Мм… Не могу. Мне с детства было это близко.
– Для Вас это естественно – исполнять песни?
Mako: 
Чувствовать… чувствовать песни… Да, я… Простите, что? Я не совсем понял. (улыбается)
– Простите, я неясно выразилась. Как бы это сказать… Вы не думали о жизни без песен?
Mako:
 Нет, не думал… Я просто не знаю, чем бы занимался. (грустно улыбается) Но дело не в этом. Если бы я не занимался музыкой, не доносил свои слова через музыку, музыка бы, думаю, всё равно оставалась тем, что меня окружает. Да.
– То есть, не занимаясь музыкой, Вы смогли бы просто жить, слушая ее? Не в качестве исполнителя.
Mako: 
Нет… Возможно. Но сейчас я хочу нести с музыкой свои мысли, будучи вокалистом, потому я и в kein. О другом я не думаю. Я думаю о музыке в любом случае. (Простите, здесь я не совсем расслышала. – Прим. интервьюера) Определенно, сейчас я не представляю себя не на сцене, да и не хочу представлять.
– Вы предпочли бы стереть свою жизнь, чем не петь?
Mako:
 (смеется) Нет, так я не думаю.
– Вы бы тогда выражали себя в другой форме?
Mako:
 Да, наверное. Скорее всего.
– Продолжали бы быть артистом.
Mako: 
Да.
– А кто Ваш заклятый соперник?
Mako:
 Со…Соперник? Участники группы.
– (смеется) Сразу все?
Mako:
 Да. (улыбается) В группе без этого невозможно. Мы друг другу и соперники, и учителя. (улыбается) Думаю, так.
– Ваша группа развивается день ото дня. А что Вы считаете самым главным для продвижения вперед?
Mako: 
(задумался)
– Что нужно, чтоб продвинуться еще больше?
Mako: 
(тихонько посмеивается) Секрет.
(смеются)
– Секрет?
Mako:
 Секрет. (улыбается)
– (улыбается) Что ж, спасибо Вам.
Mako:
 Вам спасибо.
– Простите. Вопросы были очень расплывчатыми. Но лучше бы Вы пояснили это Ваше «Секрет». (с улыбкой)
Mako: 
(улыбается) (задумался)

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s